LOGO
Поиск

Обсуждение

Добавить отчет

Конвертор

Контакты

О проекте



костер
Автор: Леонид Смирнов


Welcome! Welcome! Bienvenue! Welcome! Welcome! Welcome!

Все материалы, находящиеся на сервере являются собственностью их авторов.
Информация предоставляется без каких-либо гарантий, как явных, так и предполагаемых.



Site Meter

Hosted by RUNNet
Runnet


 
 

Лыжный туристский поход по Южно-муйскому хребету

Автор: Николай Чуприк, г.Долгопрудный Моск.обл.
Материал печатался в журнале "Экс"

Два года на Южно-муйском

К голубому льду Укуолкита

Ключевой узел западной части Южномуйского хребта, массив пика Карт, как истинный властелин края окружен не менее величественной свитой. Верховья Левого Уколкита, куда мы перевалили на девятый день похода, теряются среди мрачных пиков, совершенно отвесных и зловещих. Я и подумать не мог, что здесь настолько сложные горы. Они совершенно неизвестны альпинистам, да какой идиот сюда заберется - даже с прокладкой БАМа, эти места остались совершенно дикими, даже охотники избегают заходить сюда. Здесь-то и пролегла наша лыжня в 99 году.

Сегодня ночевали выше зоны тайги под вершиной 2381, достойной самых красочных эпитетов и какого-нибудь романтического названия. Наш путь лежит через перевал Аленка мимо перевала Праздничный (да уж, там действительно сейчас "праздник", если даже летом это 2Б). Впереди пик Карт и не менее интересные боковые вершинки, заветная долина Укуолкита с речками, сплошь покрытыми наледями.

Наледи. Они бывают самые разные: неправдоподобно голубые и белые, матовые и прозрачные, что сквозь соты трещин виден каждый камушек на дне реки. В не слишком морозные дни (это когда выше минус 20 градусов тепла) наледи истекают водой. Запертое льдом русло не пропускает поступающий сверху поток, и он выходит на поверхность. Но мороз очень скоро останавливает воду, образуя новый слой блестящего катка.

Катание по наледям - это особый вид спорта. Главное суметь определить тот предельный наклон льда, на котором уже "разносит" так, что уже не остановиться, эта убийственная грань довольно тонкая. И вот ты несешься по льду, отчаянно царапая поверхность палками и кантами лыж. Повернуть сразу невозможно, еще с десяток метров тебя будет нести боком прежде чем ты сменишь направление движения. Если рядом пологий берег, можно употребить экстренное торможение в сугроб.

Наледи ручья Ветвистый, прежде чем вывести нас к Укуокиту, начали петлять в каньоне. Каждый поворот готов преподнести сюрприз, вроде бы где-то тут должен быть водопад. И точно, на полной скорости выскочив из-за угла, вижу двоих ребят ушедших вперед. Они машут руками, что-то кричат с жуткими лицами, видимо, "тормози". Останавливаюсь в пяти метрах от края льда, за которым видны только вершинки деревьев. Уф!

Но вот и Укуокит. Вечернее солнце, скалы, лед, тайга, морозное небо. Я замираю и молча смотрю, да, вот оно, это неуловимое нечто, за чем я пришел сюда. Его нельзя описать или объяснить, но оно есть, оно существует здесь в забайкальских горах.

Теперь с ветерком вниз. На наледях в русле встречаются пороги - ступеньки высотой до полуметра, с которых не совсем нормальные люди прыгают. Правда, иногда ничего другого не остается, если такая ступенька неожиданно показалась впереди, и тормозить поздно. Выравниваешь лыжи строго перпендикулярно сливу, ставишь жестко ноги и, вспомнив маму, бухаешься вниз. Главное потом справиться с резко возросшей скоростью. В общем, все как при обычном сплаве.

10 километров до устья ручья Визбора пролетели как одно мгновенье, можно перевести дух и поделиться эмоциями с товарищами. Катание временно закончилось теперь по Визбору вверх. Более грандиозного льда мне видеть не приходилось - 12-километровый каскад заполнил всю ширину долины. Камни, кусты, деревья беспомощно торчат из стеклянной поверхности, до лета здесь властвует замерзшая вода. Сменив лыжи на кошки, народ по очереди уходит вперед, оставляя десятизубые следы на блестящем льду.

Под стенами Муйского Гиганта

Массив горы Муйский Гигант (3067 м) - это стремящееся вверх нагромождение гладких скальных бастионов над которыми уверенно высится прямоугольная башня Гиганта. Эта вершина в отличие от своего собрата на Кодаре - пика БАМ (3072 м), практически неизвестна до настоящего времени. Объясняется это труднодоступностью гор Южно-муйского хребта. Ведь только заход в район вершины уже сам по себе составляет элемент похода 4-5 категории сложности. Поэтому лишь единожды нога человека ступала вершину Муйского Гиганта. В 1988 году после 4 лет неудачных попыток новосибирские альпинисты прошли, по-видимому, простейший (4А категории сложности) маршрут на вершину по южной стене. Но это было летом, а нам впервые предстояло увидеть массив зимой, когда близлежащие долины и цирки завалены глубоким снегом, а длительными морозами за 40° никого не удивишь. Единственное на что можно было рассчитывать - это забайкальский антициклон со стабильной ясной погодой. Но задача оказалась сложнее, чем можно было предположить.

День подхода по реке Шуринда нас вымотал. Густая тайга, заваленное камнями русло ручья в каньоне, плюс тропежка лыжни помешали пройти запланированные 12 км. Непройденные 3 км привели к потере целого дня, что смешало все планы. Лишь к обеду 28 февраля сквозь дымку нам показались стены Муйского Гиганта. Теперь предстоит изучить центральную часть массива, пройти перевал Мотайка, а затем предпринять попытку восхождения. Тогда мы еще не могли знать, что на прохождение первого же перевала уйдет 3 дня.

К вечеру начали обработку подходов к перевальному цирку. Склоны, кроме их немалой крутизны, представляют собой нагромождение камней размером от шкафа до небольшого домика, закрытые огромными снежными шапками. И вот по этому надо пробраться и нарисовать лыжню. Воспоминание о рюкзаке под 30 кг и санках, с которыми предстоит корячиться здесь завтра, порывов энтузиазма не вызвало. На выходе из этого километрового лабиринта открылось грандиозное зрелище - крутой мореный уступ, залитый льдом, образовал огромный голубой язык 100 на 200 метров - видимо небольшой ручеек, вытекающий из верхнего озера, к концу зимы образует эту труднопроходимую стену.

Вечерний спуск в лагерь не потребовал много сил. Оказалось можно смело прыгать лыжах с одного валуна на другой. Имей мы горные лыжи, этакий супермогул стал бы настоящим развлечением.

: Выше ледяного уступа суровые скалы обступили нас почти со всех сторон. За верхним озером - сильно заснеженный кулуар местами настолько узкий, что подниматься можно только "лесенкой": Километр такой тропежки "лесенкой" и тебе уже больше ничего не нужно. Работаем по вчерашней схеме: первая половина дня переброска груза наверх по готовой лыжне, после обеда подготовка маршрута на завтра. Сегодня продвинулись вперед на 2 км, и седловина перевала, который в пору переименовывать из Мотайки в Умотай-ка, уже показалась над нами.

Следующий день оказался последним в этом трехдневном напряге, и мы таки поднялись на перевал. На смену глубокому снегу северных склонов хребта пришел вполне годный для катания наст. Отсюда во все красе открылся километровый сброс Муйского Гиганта, ух и громадина, но время потеряно, а испортившаяся на утро погода поставила крест на восхождении и даже не дала сделать уникальные снимки Горы зимой. Резерв времени есть, но тратить его на выжидание погоды не хочется, впереди еще много интересного, и мы, решив попытать счастье там, уходим вниз по Бамбукою и далее на Сасан и Бамбуйку.

Операция "Миллениум"

Если взглянуть на карту, то можно увидеть, что правая составляющая реки Олня-2 течет в узкой долине. Ее истоки со всех сторон окружены суровыми стенами, ручей как бы вытекает из огромного горного мешка. Попасть туда можно или снизу по руслу, или сверху каким-то образом перевалив через Южно-муйский хребет из соседней долины. Известно одно, никто и никогда там еще не был. В 1978 году группа Подрядчикова, исследуя район, попыталась пройти первым путем и войти в этот приток с устья, но столкнулась с мощнейшими ледопадами - замерзшими отвесными водопадами в низовьях и оставила эту задачу "следующему поколению лыжников".

Посчитав себя "следующим поколением", мы выбрали второй вариант прохождение неизвестного каньона - сверху. То, что там есть серьезные ледопады, не вызывало сомнений - на 6 км длины падение ручья составляет 700 метров. Оставалось найти перевал, чтобы попасть в цирк, откуда берет начало эта таинственная речка. Подъем на новый перевал, Милленниум, проблем не вызвал, если не считать лавины, сорвавшейся из-под Володи Иванова и угрохотавшую в "молоко" южного цирка. Вот другая сторона перевала оказались круто куда сложнее, но с имеющимся в нашем арсенале горным снаряжением идти можно. Свой выбор мы остановили на скальном кулуаре, на вид не сложнее 2Б. Он просматривался только на первые 150 метров, скрывая свое продолжение за углом, но лучшего варианта для спуска видно не было.

За поворотом кулуар оказался забит снегом и еще метров через 80 кончался перегибом в неизвестность. Идя первым, я сразу же понял, что надо тихонечко вылезать на скалы из этого логова, где явно дремлет лавина. Четвертая веревка чуть-чуть не дотянула до правого контрфорса, где можно было бы чувствовать себя в относительной безопасности. Связал очередную станцию за скальным выступом, кое-как сделал крохотную площадку в снегу для остальных, подошел народ, стоим мерзнем. Принимаю на нижней страховке Ваню, идущего последним. Отвернулся вниз, чтобы отбросить накопившуюся веревку, как услышал: "Лавина!" Успел повернуть голову и увидел, как по ожившему склону поехали крупные снежные блоки, но налетевшая снежная плита ударила в лицо, бросила вниз. Ощущение такое, будто попал под проходящий поезд. В голове успели пронестись нехорошие мысли: "неужели вот так просто:", однако, находясь в шипящем снежном потоке, понял, что завис на веревке: Вслед за лавиной пошли камни, но нас защитил выступ на склоне. Вдруг что-то засвистело и сожгло рукавицу, оказывается, я до сих пор сжимал в руках страховку. Значит Ваня вместе с лавиной полетел вниз за скальный перегиб. Неприятное ожидание - выдержит ли станция рывок?: Дернулась веревка. Все замерло:

Сорвался только один человек, нас с руководителем Володей Ивановым слегка поколбасило, еще двоих не задело. Через некоторое время снизу послышались крики - все вроде бы в порядке, все целы, но меня еще некоторое время продолжает колотить адреналин. Замечаю пропажу, мой рюкзак вместе с санками и лыжами увез снежный "поезд", теперь вниз идти налегке - хорошо, в рюкзаке была групповая палатка - плохо. Ваня тоже потерял рюкзак, впрочем, не целиком, лямки и поясной ремень продолжали висеть на нем, порванный рюкзак торчал из снега невдалеке, мой же, к счастью, виднелся внизу в лавинном конусе: Вечером подсчитали убытки: легко ранены Стас и Ваня, остались в лавине дожидаться лета одна лыжа, палка, топор и кое-что из мелочевки. Кроме того, каркас улетевшего рюкзака приобрел прогрессивный трехмерный профиль в виде гармошки, и его предстояло разогнуть обратно, поскольку позвоночник, слава богу, остался прежней формы.

Изрядно потрепанные на Миллениуме, мы все же оказались в скальном котле правого притока Олня-2. Выход отсюда один - через ледопады нехоженого пока никем каньона. Две ледяные ступени, встретившиеся уже на границе леса, дали понять, что денек сегодня будет непростой. Затем началось: 100 метров лыжи, 100 метров кошки, то глубокий снег, то довольно крутой лед, и большая часть времени уходит на переодевание.

Тепло, нет и -10° , много мокрых наледей, да и просто откровенной воды, которая скрывается под снегом. Некоторые из наших уже намочили ноги, кто именно можно легко определить по их добрым лицам. Вот и я, провалившись в сугроб, попал в воду. На страницах журнала не могу описать ощущение прохлады, когда вода начинает заливаться выше ватерлинии в "Арктики", однако тогда нужные слова для этого нашлись сами собой. Хлюпающие ботинки портят настроение, однако, мысль о дне рождении, которое предстоит отмечать сегодня вечером возвращает присутствие духа.

Каньон оправдал наши ожидания. Чем дальше, тем выше становятся стены, спирающие реку, тем больше голубого льда. И вот то чего все ждали, шоу открывает ледопад из двух почти отвесных 8-метровых ступеней. Затем еще 5 метров, 7 метров, 15, 20... Ручей рвется ниже и ниже, но мороз остановил его, украсил скалы гигантскими сосульками, образовал прозрачные ледяные гроты. Потихоньку спускаем груз, спускаемся сами. Первый, кто оказывается внизу, идет вперед за очередной поворот, а, вернувшись, при помощи красочных эпитетов сообщает остальным, что там еще водопад, и что веревки можно не убирать.

До слияния ручья с Олней-2 осталось не так много, но кто знает, сколько ледопадов еще предстоит пройти, чтобы спуститься в долину, и сколько это потребует времени, и так повесили уже 7 веревок. Начинает темнеть, а в глубине каньона уже совсем сумрачно. В этом походе нам уже приходилось ночевать прямо на льду в каньоне ручья Балтика (какой номер известного пива имелся ввиду, мы так и не выяснили), но здесь халявы не будет - по льду сантиметровым слоем течет вода, и палатку поставить негде, поэтому придется идти до конца. К счастью приток кончился раньше, чем наши силы. Небольшой островок прямо в каньоне Олни-2 оказался очень кстати, здесь тебе и место для палатки, и дрова. Наконец-то можно разморозить и демонтировать ледяные копыта - представляющие собой единое целое нога-ботинок-кошка, а вот высушиться, видимо, безнадежно. Но не это главное - исследована правая составляющая реки Олня-2, покорен новый интересный каньон. После небольших споров ручей получил название Именниный, и мы приступили к праздничному ужину.




   Главный редактор: Константин Бекетов; Программист: Andrew Jelly; Дизайн: Анна Годес;