LOGO
Поиск

Обсуждение

Добавить отчет

Конвертор

Контакты

О проекте



рассвет
Автор: Леонид Смирнов


Welcome! Welcome! Bienvenue! Welcome! Welcome! Welcome!

Все материалы, находящиеся на сервере являются собственностью их авторов.
Информация предоставляется без каких-либо гарантий, как явных, так и предполагаемых.



Site Meter

Hosted by RUNNet
Runnet


 
 

Путораны. Лыжный поход, весна 2003 года.

Путораны. Лыжный поход, весна 2003 года.

Автор: Ритис Кубилюс rytis@ap-algorithms.com

Фотографы Лаймис Яшинскас l.jasinskas@it.lt и Робертас Кананавичюс ro@fi.lt

Плато Путорана – огромное плоскогорье вулканического происхождения, расположенное в Северной Сибири, на полуострове Таймыр (примерно 69°N, 90°E). Это настоящий край света – огромная незаселённая территория, находящаяся далеко за полярным кругом. На эвенкийском языке "Путорана" означает "озёра, окружённые горами". Действительно, это страна прекрасных каньонов, водопадов и напоминающих фьорды озёр. На плоскогорье учреждён заповедник, площадью 110 тысяч кв. км.

Невероятно, но первые путешественники посетили Путораны только в 1905 году. И до сих пор в зимнее время немногим экспедициям выпало счастье побывать на плато: с 1996 года тут ходили всего две группы лыжников. Эту зиму покой Путоранов нарушили ещё две команды из Литвы. Участники нашей группы – опытные путешественники, не раз ходившие в самые сложные зимние походы. Основу составили старожилы турклуба Вильнюсского университета Ритис Кубилюс (руководитель), Лаймис Яшинскас, Робертас Кананавичюс, Арунас Усайтис, Витянис Умбрасас, Лина Пилкаускайте, Мингайле Авулите-Марцинкенене, Альгис Курас, а также наши старые друзья Артурас Синюс и Марюс Ярутис.

Посетить Путораны была наша давняя мечта. Подготовку к походу мы начали с изучения отчётов ранее там побывавших групп. Из-за сурового климата, большой отдалённости от населённых пунктов и множеством препятствий, связанных с рельефом местности, этот район нам показался пригодным для самых сложхых спортивных походов. Однако больше всего нам хотелось увидеть уникальную природу Путоран, о красоте которой с таким восторгом писали путешественники. Среди нас были два опытных фотографа (в их честь пришлось зачислить в групповой инвентарь более десятка килограмм профессиональной фототехники), мы готовились собрать как можно более подробный фотоматериал об этом царстве водопадов зимой. Для путешествия мы выбрали апрель месяц, так как к этому времени сильные морозы уже спадают.

29-го марта наша группа отправилась в путешествие. Через два дня мы прибыли на самолёте в Норильск и устроились в загородной базе Путоранского заповедника. С помощью сотрудников заказали вертолёт. Ещё сутки вынуждены были ждать лётной погоды.

Промышленность НорильскаНорильскСнежные скульптуры

И вот наконец 2-е апреля. Небо ясное, ветра нет, –28°C. Начинаем поход! Рюкзаки наспину, и вот мы уже движемся по реке Норилке в направлении гидропорта (аэропорта на реке) Валёк. Путь не дальний, всего 4 км. Часть груза на снегоходах нам везут сотрудники заповедника. У гидропорта нас встречает охрана, вежливо проводит в здание и... начинает угрожать штрафом. Оказывается, мы нечаянно пересекли взлётную полосу. Самолёты тут небольшие – одни "АН-2" на лыжах, так мы и не догадались, что означают красные флажки в середине реки. "Ну что вам здесь нужно?! Как только литовцы приедут, так обязательно им на взлётную полосу рваться", – орали на нас милиционеры. Оказывается, пару недель назад здесь же попались два участника группы Валдаса Рапшявичюса, ходившие на лыжах в окрестностях. Штрафа они, судя по всему, не избежали. Нам повезло больше: милиционеры смягчились, когда узнали, что мы прибыли на заказной рейс, за который уже заплатили 121000 рублей. Не такие уж мы плохие...

"Начинается регистрация билетов и оформление багажа пассажиров, летящих на озеро Аян", – прозвучало по громкоговорителям. Прогремел наш смех. Ещё несколько формальностей, и вот мы уже летим над заснеженными горами. Красотище! А когда ещё подумаешь, что весь этот путь надо будет вернуться... Через час оставляем заброску с продовольствием в настоящее время нежилом кордоне заповедника на юге Аяна. Пролетев ещё 35 км на север, в 16 часов высаживаемся на льду озера. Остаётся помахать рукой улетающему вдаль "МИ-8". И вот мы совершенно одни во всём заповеднике, отдалившиеся от Норильска 220 км на восток. Вокруг нас только сияющие на солнце горы и клочками заснеженный Аян. Не знаем даже как выразить свою радость: наконец-то мы в Путоранах!

Озеро Аян из высотыoзеро АянВертолёт оставляет насНачало похода

Направляемся вверх по речке Дулук-Икэн. Всё ещё на восток, всё ещё вдаль. Красивый, хоть и неглубокий каньон, его берега – крутые стены вулканических скал с торчащими каменными "пальцами". Уже через 5 километров нам путь преграждает пятиметровый ледопад (замёрзший водопад). Не можем наглядеться на его зеленоватый лёд, сверкающий на солнце. Находим способ его обойти вокруг по скалам, на верху со всеми вещами оказываемся быстрее чем за час. Всё ещё нам кажется таким новым, не виданным, особенно удивляют мощные горбы наледей. В русле множество камней, встречаются опасные сухие ямы. Чуть успел подумать об этой опасности, как залетел в одну из них и сломал лыжу. Прямо под креплением! Другая от удара изогнулась в противоположную сторону. Останавливаемся. Ждёт ремонтная ночь.

Каньон Дулук-ИкэнПервое препятствиеСеверное сияние

Следующее утро ветренное, –20°C. Продолжаем подъём вверх. Не могу сказать, что восхищаюсь своими "штопанными" лыжами, но всё-таки они скользят. А ремонты никак не могут закончиться: начинает сыпаться самодельное крепление у Робертаса. Нас окружавшие леса лиственниц остались позади, дальше движемся по голой пустыне. Началась метель. Перевалив через "седло", оказываемся на террасе каньона реки Дулук. Каньон грандиозный, глубина около 100 метров, но погода такая отвратительная, а видимость такая плохая, что многие из нас даже не подошли поближе посмотреть. Безнадёжно ищем лучшего укрытия от ветра, чтобы пообедать. Поев быстро отправляемся по притоку вверх. Идти трудно, лица обжигает ледяной южный ветер (Сибирские шутки!). Переваливаем через хребет только на следующее утро. Ветер затихает, показывается солнце. После долгого и приятного спуска поварачиваем по реке Ниракачи вниз. Попадаем в сильно петляющий каньон. Прибрежные скалы, высотой около 60 метров, словно выложенные из плиток, местами висят "занавески" небольших ледопадов. В русле продолжаются огромные хребты разноцветных наледей. Трудно осознать, что ты здесь и что всё это видишь собственными глазами – эту великолепную долину, почти не посещаемую людьми.

Каньон р. ДулукПосле холодной ночёвки сыр окаменел...В каньоне р. НиракачиНаледь

5-е апреля, ледопадный день. Погода прямо-таки курортная, всего 8 градусов мороза. Первое развлечение нас ждёт уже за 200 метров от лагеря. Марюс идёт на разведку. Возвращается – глаза огромные, аж за очками еле вмещаются: "Да там не ледопад, там Ниагара!!! 100 метров! Хотя нет, скорее 50..." Действительно, ледопад очень широкий и впечатляющий, но настоящая его высота 20 метров, неофициальное туристическое название "Киевский". Находим самый рациональный способ обойти препятствие – за полтора часа по верёвке спускаемся с более низких правобережных скал. А потом ничего не делаем, просто некоторое время любуемся этим застывшим чудом природы, осматриваем голубые ледяные колонны и небольшую лазейку за ними.

Приближаемся к ледопадуЛедопад КиевскийСпускаемся по верёвкеЛедопад КиевскийВ лазейкеЗа ледяными колоннамиСосули

Дальше мы двигались по мокрым проваливающимся наледям, мало кому удалось сохранить сухие ноги. Уже через полкилометра нас ждало новое препятствие – не полностью замёрзший водопад "Грот". Река в этом месте совсем узкая, сжатая между крутыми скалами, ледяная струя падает с высоты 7 метров в скальную "бочку". С противоположной стороны на метровой высоте висит ледяная терраса, вода дальше течёт под неё. Опять спускаемся по верёвке, на сей раз прямо по ледопаду, подобрав более сухое место. Дальше путь держим по особенно глубокому каньону. Есть на что поглядеть. Но на этом развлечения не кончились, так как уже через пару километров нас ждал следующий эффектный двухкаскадный (21 + 5 метров) ледопад "Рыба-Кит", на сей раз совершенно сухой. Снаряжения тут не понадобилось, обошли по каменистой скальной щели. Сосульки нижнего каскада напоминают усы кита. Есть нора под всем ледопадом, которую можно преодолеть, но только ползком. Внутри – не виданой формы иней, напоминающий двухсантиметровые шестигранные горны. Часть пустоты отделена красивой ширмой из сосулек – настоящая спальня царицы снегов. Эх надолго мы там застряли...

Мокрая наледьЛедопад ГротОбедПопробуем на вкус...Нижний каскад ледопада Рыба-КитПод ледопадомЗа ширмойСтранный иней

Уже казалось, что зрелищ на сегодня хватит. Вскоре мы добрались до места, где Ниракачи впадает в реку Холокит. Полкилометра выше по ней был обозначен 18-метровый ледопад. Ничего особенного не ожидая, решили пойти посмотреть. И не ошиблись. Увидели огромный ледопад, ныряющий куда-то под снег. Когда мы спустились туда, у нас аж рты раскрылись: там оказался целый лабиринт ледяных комнат и лазеек, сообщающийся с пустотами за ледяной струёй. По самой середине струи тёмно синим цветом светилась гладкая ледяная труба, которая достигала почти до самого верха ледопада. Любопытно, что внутри пещер было куда более холодно, чем снаружи, –17°C. На потолке висели фантастические пластинки инея (много их нам насыпалось за шиворот).

Ледопад на реке ХолокитЛедопад на реке ХолокитВ пещерахВ пещерахВ пещерах

Кажется, мы уже пересыщаемся впечатлениями. Движемся по Холокиту вниз. Усталыми взглядами провожаем ещё один солидный ледопад, висящий в правом притоке, и идём дальше. Но чудеса в стране тролей никогда не кончаются. Река вдруг сужается до ширины 3 – 5 метров и начинает петлять между крутыми скалами. Начинаются прозрачные как стекло наледи. Неожиданно приходим к месту, где под эти ледяные лупы (почти метровой толщины) можно подлезть! Там – пещера высотой в 1,5 метра с таким же прозрачным ледяным полом. Хочешь – катайся на лыжах по этому тоннелю, наблюдая за своими друзьями через потолок, хочешь – смотри на них сверху, словно на рыб, плавающих подо льдом. Неповторимое развлечение.

Холокит сужаетсяВот это да!Друзья под...... и над льдомЛедяной тоннельЛедяной тоннель

На следующий вечер, повернув в безымянный приток реки Чопки, мы попали в настоящее ледяное царство: за неполный километр этот ручей падает даже пятью каскадами разной высоты: 5, 4, 10, 2 и 40 метров. Удалось найти местечко на красных скалах, откуда их всех можно обозревать одновременно. Вдали словно озеро расстилаются синие наледи Чопки. Верхний ледопад под названием "Неделя" – настоящий монстр, около 60 метров ширины. Через левый его край попадаем за ледяной поток. Там находим высокий каменный грот, по которому можно добраться до середины ледопада. На полу грота держится вода. Перед глазами просвечиваются огромные синие ледяные колонны. Не только фотографы тут долго задержались, но и все остальные, охваченные эйфорией, не хотели никуда больше сегодня идти.

Ледопад НеделяВ конце грота

На ночлег мы устроились на высокой террасе над всеми ледопадами. Стемнело, засверкали звёзды и молоденький месяц. Зрелище прямо как из мультфильма.

Следующих три дня мы шли по плоскогорью. Сначала видимость была плохая, но временами открывались солнечные дали во всю свою красу. Поднялись на вершину Холокит (1542 м). Это вполне похоже на гору, последние сто метров довольно крутые... На следующее утро движемся по арктической пустыне. Видим только друг друга – вся ориентация идёт по определителю координат. Всё-таки к вечеру мы уже на вершине Камень. Её даже холмом назвать трудно – даже сами не почувствовали, как на лыжах подошли прямо к туру. Куда более впечатляет скала, находящаяся на подступах горы, видимо от неё и произошло название вершины. Тем не менее, Камень – это самая высокая (1592 м) и самая отдалённая на восток точка нашего путешествия. До Норильска 270, до Вильнюса 3740, до Северного полюса – 2330 километров.

Что же, пошли домой. Пересекаем "границу" Эвенкии и долго и легко спускаемся по рыхлому снегу в приток Котуя. По таким удовольствиям мы уже успели соскучиться.

9-го апреля мы восходили на вершину Котуйскую (1510 м). Погода наконец идеальная: –22°C, ясное небо, штиль. Оставив вещи на перевале, двинулись вверх. Договорились пуховиков не брать и на вершине долго не задерживаться. Гора обманчивая, её склоны из четырёх террас, восходя на них не раз успеваешь подумать, что видишь вершину, но вскоре оказывается, что ты ошибся. Наконец вершина, с неё есть на что поглядеть. Понемножку становится холодно, готовимся к групповому снимку, но замечаем, что нету Робертаса. Надо подождать. Совсем задубели, пока он появился. Но вскоре мы убедились, что он вовсе не идёт к нам, а только что-то фотографирует. Тут мы включили глотки... Ненамеренно на вершине мы пробыли целых полчаса. Так и возник анекдот нашего похода: "Кто там стоит вдалеке?" – "Робертас спешит к нам".

За полтора дня по лесистым долинам Ноку-Урека и Капчуга мы спустились к озеру Аян, к нежилому кордону заповедника, где мы оставили заброску продовольствия для дальнейшего путешествия. Там же мы отдохнули ещё сутки, помылись в бане. Здания кордона прекрасно сохранились, такое впечатление, что люди покинули их всего несколько дней назад. Однако, судя по найденой записке, последними здесь были туристы-водники в конце мая прошлого года. Сотрудники заповедника здесь не зимуют с 1997 года.

12-го апреля начинаем второй этап путешествия. Если до сих пор мы позволяли себе не слишком спешить и сколь угодно любоваться достопримечательностями Путоран, то теперь хорошенько повысили обороты. Дискуссий по этому поводу не было – надо успеть на самолёт.

Отправляемся в путь по Аяну. Лёд на озере местами голый, совершенно прозрачный, в нём видно множество трещин. По утверждению сотрудников заповедника, его толщина достигает 2,2 метра. Подходим к устью реки Гулэми. Издалека видны величественные скальные ворота. За ними начинается очень извилистый каньон. Его берега – вертикальные стены красных пальчатых скал. Всё как в вестернах: кажется, ни сколько бы не удивило, если бы на нас теперь напали перьями украшенные индейцы... Начинаются наледи и ледяные ступени. Вскоре словно тараканы на четвереньках поднимаемся на заснеженный двухметровый ледопадик. Каньон вскоре заканчивается, начинается широкая и пологая долина Гулэми. Снег в ней глубокий. Поочерёдно протаптываем лыжню. Попутно наблюдаем страное явление: с обоих сторон над горными хребтами расстилаются облака, а над нами – ясное небо, и так целый день. Кончается растительность, дальше движемся по совершенно голой долине, начинает слегка пуржить... Только через три дня добираемся до водораздела. Что ни говори, 70 км тропёжки в гору всем хорошенько надоело.

На следующий день поворачиваем к небольшому горному озеру. Там словно в общежитии ветров – метёт так, что еле видно, куда идти. Седло перевала ещё как ни как нашли, но в какую сторону спускаться узнаём лишь по определителю координат. Спуск превращается в "охоту на зайцев". Кувыркаемся по склону словно маленькие дети, а тем временем во мгле начинает проявляться коричневая глотка зубчатых скал. Остаётся в неё благополучно спуститься. Спутниковая навигация сработала идеально: попали в самое начало каньона. На дно спустились на лыжах по снежному гребню, а кое-кто слетел с четырёхметрового карниза в мягкий сугроб. Так мы оказались в самом грозном за всё путешествие каньоне Нижнего Хихикаля. Наночь устроились на площадке перед скальным шпилем, напоминающим тайландский храм, и рядом с ним висящим ледопадом.

На следующее утро мы подошли к объекту, ради которого стоило приезжать в Путораны. На карте он невинно обозначен как 47-метровый ледопад. Оказалось, что это огромный скальный котёл, в который с разных сторон падает семь ледяных струй. Видимо цифра на карте означает отрезок центрального ледопада от верха до того места, где лёд прижимается к склону. Мы сами измерили определителем координат, что спускаться пришлось 118 метров. Спускались по двум верёвкам через промежуточную снежную террасу. Вся возня, начиная разведкой и кончая снятием верёвок, заняла пять часов. Дальше мы ещё долго спускались на лыжах по рыхлому снегу, любуясь величественным каньоном. Вечером добрались до растительности, по которой мы за три дня соскучились. В отличии от всего виданного до сих пор, лес здесь более густой, кроме лиственниц ещё растут ели, берёзы. По лесу стаями летают ярко красные клесты.

Началась оттепель. Вечером 17-го апреля мы достигли Ыт-Кюёль, что по-долгански означает "Собачье озеро". Действительно, погода собачья... Озеро очень красивое, сжатое между крутыми плоскогорьями километровой высоты, напоминающими слоёный пирог. На берегу находится ещё один кордон заповедника, на этот раз жилой. Его хозяин Сергей нас милостиво принял на ночлег, поджарил только что пойманных рыб – я должен признать, что это был самый приятный сюрприз за всё путешествие. Мало того, жаренная рыба ждала нас и на завтрак! Сергей предлагал нам остаться ещё на денёк другой, помыться в бане. Мы бы с удовольствием остались, но ясно было, что самолёт нас ждать не станет.

Начался последний этап путешествия – выход в цивилизацию, весь путь по равнине, в основном по озёрам. Оттепель продолжается, сдвигаем график ходьбы больше к ночи. Все почти что сбились с ног. Начинаются пошлые анекдоты, а когда их не остаётся – бесконечные разговоры о еде. Ничего хорошего... Кажется, уже перестали фантазировать о возможном удлиннении нашего маршрута – о перевале на озеро Лама.

На следующее утро подходим к долганской усадьбе – рыбному хозяйству "Бульчут" ("Добытчик"). Здесь кроме того занимаются чем-то вроде сельского туризма, только попасть на этот край света можно разве что на самолёте или на катере.

У огромного дома, который когда-то строился под базу отдыха, нас встречает хозяин Никита Евдокимович и его сын Игорь. Заходим внутрь. Там нас угощают рыбой, олениной, супом и только-что испечённым хлебом – это для нашей голодной толпы настоящее чудо. Боюсь, что хлеба мы сожрали целую месячную норму, так что оставили им кусок литовского сала, килограм сахара и два литра бензина. Это, пожалуй, всё, что мы ещё смогли подарить.

Хозяин нам показал дом. Он сам занимается резьбой по дереву и кости, так что посетили его мастерскую. Наши светловолосые Альгис и Мингайле сфотографировались в традиционной долганской одежде, украшенной бисером. Марюс порадовался уже разделанной метровой рыбой. В гостях мы были полдня. И здесь нам предлагали остаться, но надо было торопиться. Игорь отвёз на снегоходе наши вещи до конца озера, а сами мы прошлись налегке. И эта чёртова оттепель наконец кончилась.

20-е апреля, утро католической Пасхи. Даже погода праздничная – ясное небо, штиль, –18°C. На снегу блестят большие пластинки инея. Движемся вдоль реки Муксун. Несколько её километров (около пяти), начиная с истока, не замерзает даже в самые сильные морозы. Над водой держится туман, на берегах лежат очень странные двухметровые плиты полосатого льда. Всё время слышен треск – видимо, "айсберги" откалываются. Вечером подошли к Омук-Кюёлю ("Глубокому озеру"), для ночёвки нашли вполне порядочную избушку. Долго наблюдаем закат, а за всю ночь темнота так и не наступает – полярный день уже не за горами.

А дальше всё гораздо скучнее. За два дня "километробола" добираемся до Каргы-Кюёля ("Мелкого озера"), с которого уже видны трубы Норильска. Движемся по вездеходной дороге, но никакой колёсной техники не встречаем почти до самого города. Под вечер 24-го апреля достигаем базы заповедника. Финиш! Нашим желудкам сегодня праздник... И нашим телам, так как вечером идём в баню. Настроение самое прекрасное, хоть на зеркало даже страшно глянуть, а кое-кому жалко сброшенных 7 килограмм.

На следующее утро визиты к директору заповедника, к спасателям. Занимаемся бумажными делами. Нам искренне помогает Елена из норильского турклуба. Оказывается, за 22 дня похода мы прошли около 430 км. А вот сколько всего плёнок за это время потратили наши фотографы, я даже затрудняюсь сказать. Всем советую посмотреть их полный фотоматериал:

работы Лаймиса Яшинскаса http://main.biuras.lt/foto/putoran.php

работы Робертаса Кананавичюса http://main.biuras.lt/foto/putoran2.php

Вот, пожалуй, и всё. Удачи вам в путешествиях!

 

Ритис

6 мая 2003 г.




   Главный редактор: Константин Бекетов; Программист: Andrew Jelly; Дизайн: Анна Годес;