LOGO
Поиск

Обсуждение

Добавить отчет

Конвертор

Контакты

О проекте



висячий мост
Автор: Константин Бекетов


Welcome! Welcome! Bienvenue! Welcome! Welcome! Welcome!

Все материалы, находящиеся на сервере являются собственностью их авторов.
Информация предоставляется без каких-либо гарантий, как явных, так и предполагаемых.



Site Meter

Hosted by RUNNet
Runnet


 
 

Потерянный Гигант Забайкалья


Потерянный Гигант Забайкалья
Малоизвестные страницы туристского освоения центральной части Южно-Муйского хребта

(с) В.Шахнович, 1999-2005 г.г.

Муйский ГигантНачиналась эта история в конце 70-х годов, когда с началом строительства БАМа в Забайкалье нацелились спортивные туристские группы. Некоторые из них посетили Южно-Муйский хребет на севере Читинской области. По итогам первых лет туристского освоения района москвичи Михаил Васильев и Владимир Громов написали книгу "Туристские маршруты Западного БАМа" (М.,ФиС,1984).

Рассказывая об этих горах, авторы писали: "От высшей точки Южно-Муйского хребта (2721 м) до Витима еще около 80 км..." В отчете 1978 г. группы Зинькова также упоминается высшая вершина хребта, мимо которой прошел в том числе и В.Громов. Там эта гора называется пиком Спартак.

Зимой 1999 г. Михаил Васильев - руководитель лыжной школы ВТП г.Москвы - ехал в Северомуйск на поезде Москва-Тында. Там произошла интересная встреча с попутчиком, назвавшимся Иванычем, который рассказал, что долгое время подбирался к центру этого хребта с несколькими экспедициями, ставившими цель подняться на высшую вершину района. После четырех неудачных попыток группа новосибирских альпинистов все же поднялась на эту гору, дав ей название "Муйский Гигант". Была только одна неувязка: А.И.Кузьминых утверждал, что гора эта - трехтысячник и ее сложность не ниже 4А к.сл.

Расхождение в 300 м (в большую сторону!) принципиально меняло "расстановку сил" в Северном Забайкалье. Достаточно вспомнить, что ближайшие к Байкалу трехтысячники находятся на юге Саян: г.Мунку-Сардык, несколько вершин в Тункинских Гольцах и пик БАМ в хребте Кодар. Это почти в два раза дальше, чем гора, о которой было сказано! Более того, долгое время пик БАМ числился на всех картах под отметкой 2999 м и только более поздние измерения "подняли" его высоту до 3072 м. Таким образом, речь шла о маленьком географическом открытии в мире туризма.

В начале пути

Первый раз мы совершили поход на Южно-Муйский хребет в 1999 г. Не все было удачно, но главное - информацию о районе - мы добыли. Вторая попытка сделать маршрут по Южно-Муйскому хребту оказалась более спонтанной, но все же успешной. Удобнее всего добираться до скальных трехтысячников Муйского Гиганта с востока, от грунтовой трассы Таксимо-Иракинда. Доезжаем до р.Тулуя, а оттуда - в верховье долины через заболоченный водораздел на р.Бамбукой и далее на перевалы центральной части хребта. В отличие от вариантов начала похода от трассы БАМа с переправой через Мую или подход по знаменитой Муйской тропе, наш вариант избегал многочисленных неприятных болот Муйской котловины и давал возможность сразу оказаться в горной местности. Кроме того, не нужно было возвращаться на БАМ по уже пройденному пути. Мы экономили и без того недостающие дни, и больше времени оставалось на изучение перевалов района. Группе надо было заехать не просто по трассе на Иракинду, мы хотели проехать вверх по долине Тулуи максимально далеко, насколько это возможно. В 1999 г. колея шла по руслу реки - значит она проходима машинами! И надо было только найти подходящий транспорт наподобие "Урала".

Поздним вечером 6 июля 2004 г. группа не спала, все ждали проезда через знаменитый Северомуйский тоннель - самый длинный не только в России, но и во всей Азии. Его строили более тридцати лет, а ошибка в проектировании трассы БАМ, недостаточная разведка местности, привели к тому, что тоннель пошел через семь тектонических разломов. Прорывы горячих подземных вод, плывуны, высокая сейсмичность района чуть было не заставили строителей отказаться от завершения работ. В итоге бамовцы построили целых три объездных железнодорожных пути через перевал. Тоннель ввели в эксплуатацию буквально за полгода до начала нашего похода. Очень интересно было увидеть это сооружение собственными глазами. Особенно после того, как в 1988 г. я проезжал через этот перевал еще на вахтовке, в 1990 г. - по первому, самому крутому и опасному объездному пути, а в 1999 г. - уже по третьей "постоянной" ветке... Нам рассказывали, что въезд в тоннель закрывают огромные металлические ворота - так лучше сохраняется подземный микроклимат. Сооружение проложено через вечную мерзлоту, размораживание которой приведет к катастрофическим последствиям для трассы.

Сорок минут мы ожидали на полутемном разъезде у западного портала тоннеля - путейцы проверяли исправность подземных коммуникаций и безопасность нашего проезда после очередного трехбалльного землетрясения...

Потом мы спускались с перевала в полной ночной темноте. Неожиданно на очередном повороте в черноте окон показалась ярко светящаяся оранжевая полоса. Горит стланик на горных склонах! Фантастическое зрелище, незабываемые впечатления, страшная картина. Оранжевая дуга в несколько километров горного склона напоминала кадры о ночных извержениях вулканов и текущей по склону огненной лаве. Мысль о том, что от лесного пожара в тайге невозможно убежать - и тем более по стланику, надолго засела в голове...

7 июля после обеда мы добрались до базы "Витим-золото", откуда уходила рейсовая вахтовка на Иракинду - закрытый золотоносный район Витимских приисков. Все необходимые пропуска и разрешения добыла для нашей группы Ольга Пикеева, руководитель детского турклуба в Таксимо. Мы быстро проехали через сосняки, растущие вдоль долины Муи, и углубились в горы. Дорога настолько резко полезла на хребет, что иногда казалось, что огромная машина может легко кувыркнуться вниз по склону. Крутые виражи горного серпантина создавали впечатление нереальности происходящего. Вон внизу ниточка дороги, идущая на перевал, и мы только что там были. Из окна видно только небо, горный склон уходит вниз так круто, что приходится привставать, чтобы увидеть дно долины. На перевале - традиционная джалама и обилие бело-синих цветов аквилегии. Мы делаем первые фотографии и оставляем на счастье несколько монеток.

А на южной стороне хребта - другая страна и совсем другие законы. Здесь вотчина золотодобытчиков. В русле реки все перелопачено. Отвалы пустой породы чередуются с мутно-желтыми пятнами отстойников. Здесь работала драга, перекопала и перемыла полреки. Говорят, что эту местность вновь сдадут в аренду маленьким золотодобывающим артелям, которые вручную смогут найти там еще немало золота. После Тулуи горы расходятся в стороны, долина становится шире. Ее перегораживает не просто шлагбаум - целое ограждение из колючей проволоки. Вахтовка останавливается и в нее заходит человек в униформе. Удивило то, что охранник был вооружен автоматом Калашникова. Паспорт каждого пассажира был сверен с имевшимся у охраны списком лиц, которым разрешен проезд в закрытый район прииска. А территория эта немаленькая - сопоставима с площадью некоторых областей Центральной России.

Центр пос.Иракинда напомнил фильмы о "диком Западе": такие же обширные площади между домами, отсутствие улиц и невысокие сопки замкнутым кольцом вокруг. Впечатление усилил маленький "паровозик Черепановых", стоящий на постаменте прямо в центре поселка. Этому паровозику не меньше сотни лет, именно на таких вывозили золотоносную породу деды и прадеды нынешних золотодобытчиков. Мы договариваемся с главным инженером прииска о нужном транспорте и о точке, куда нас должны доставить. Жмем руки и загружаемся в кузов вездехода "Урал". Немного тревожит предупреждение, что на выезде с прииска каждый рюкзак может быть проверен охраной на наличие "запрещенных к вывозу материалов". Как же мы будем в условиях дефицита времени переупаковывать туго набитые рюкзаки, на первоначальную укладку которых ушло больше часа?

Но все обошлось, и нас просто пересчитали в кузове. А дальше было таежное "сафари". Нашего водителя Сергея мы сразу окрестили "Шумахером". Выдать по горной грунтовке 60 км в час надо умудриться! Машина, подпрыгивая на валунах как мячик, "летела" вперед к цели... В начинавшихся сумерках дорогу мог узнать только очень большой фантазер. Мы ориентировались на след от колес на валунах речного русла. Сумерки становились все плотнее. На очередном повороте "дорогу" преградило принесенное водой бревно и "Шумахер" повернул машину прямо в воду. "Урал" ворочал колесами валуны диаметром в полметра, а вода захлестывала на высокий капот грузовика. Нависшие над водой ветки не давали увидеть, что там впереди. Тем не менее наша "подводная лодка" выплыла и вскоре добралась до устья заветного ручья Петелинский, откуда и был запланирован наш старт.

Мы торопливо повыкидывали тяжеленные рюкзаки из кузова и сфотографировались на память все вместе: провожавшая нас Оля Пикеева, Сергей и мы, шестеро москвичей. Кто знает, как закончится наш маршрут, и когда мы вновь вернемся в маленький домик к гостеприимной Оле? Оля робко спросила: "А может и мне с вами махнуть в поход?" Но Сергей поторопил ее, напомнив, что обратная дорога будет труднее, поскольку будет уже темно, а путь по протокам реки Тулуя не станет проще. Грустное расставание с новыми друзьями; затихающий гул мотора, теряющийся в шуме реки.

К югу от Муйского Гиганта

Машина оставила нас на расчищенной грейдером площадке старого лагеря геологов. Для меня это означало одно - золотодобытчики интересуются этой долиной не меньше, чем долиной Иракинды. Хозяйство геологов производило удручающее впечатление: повсюду ржавое железо, разбитые доски и прочий бытовой мусор- Наскоро поставили лагерь, ночью в горах громыхала гроза и прошел дождь-

Целью нашего похода было изучение района к югу от Муйского Гиганта, хотели мы посмотреть и на саму вершину. Ее красота и величие на несколько лет оставили "в тени" другие горы района. К одной из них, условно названной нами "Плавник", и лежал наш маршрут. В первом походе на Южно-Муйский хребет я увидел эту гору с перевала БАМ, и весь маршрут мой взгляд не отрывался от нее. Гора смотрелась как акулий плавник, агрессивно поднявшийся над "волнами" горных хребтов. Очевидно, что ее высота на несколько сотен метров превышала высоту соседних хребтов. Однако на топографической карте мы не нашли горы с такой отметкой. Впоследствии оказалось, что геодезисты обозначили высотой не саму вершину, а скальный жандарм в гребне к северу от нее. Поскольку мы видели гору только с северной стороны, откуда она казалась неприступным скальным бастионом, мы предполагали, что геодезисты не смогли подняться на нее из-за сложности пути.

Мы решили подойти к Плавнику, обойти его со всех сторон, найти новые перевалы через хребты, и попытаться подняться на гору. Во второй части маршрута нами был запланирован проход через район Муйского Гиганта и, возможно, траверс Мудириканского хребта, где туристы практически не были. Местные горы вообще мало исхожены. Восточная часть Южно-Муйского хребта, ограниченная с юга долиной р. Тулуя - сплошное первопрохождение. Известно всего две-три группы, попробовавшие силы на этих перевалах. Они здесь кажутся несложными - от некатегорийных до максимум 2А и представляют собой сглаженные ледниками седловины, либо понижения в скальных гребнях с подъемом к водораздельным скалам по моренным нагромождениям и крутым подвижным осыпям. Большинство перевалов хребта - односторонние, с относительно легким подъемом по курумнику и спуском по скалам, требующим от одной до нескольких веревок перильной страховки-

Проходим мимо этих перевалов и фотографируем их для будущих первопрохождений. Пока не хочется заниматься изучением периферии хребта, когда в его главных водоразделах - непочатый край для исследований. Путь к сердцу района идет по долинам рек Тулуя и Бамбукой, где имеются неплохие звериные тропы (в основном медвежьи и оленьи). Они петляют по склонам, неожиданно прерываются, спускаются к воде, теряются в зарослях стланика. Обширные ягельные поля сменяются заболоченными склонами. Впрочем, болотом это называть нельзя - просто летом оттаивает верхний слой мерзлоты, и склон превращается в переувлажненный субстрат из грунта вперемешку со мхами.

Мы выбрали для нового похода начало и середину июля - по многолетним наблюдениям в этот месяц в районе стоит жаркая сухая погода. Небо громыхает в горах грозами и проливается дождями с маниакальной пунктуальностью полуночника. Ночные дожди не спасают от тридцатиградусной жары днем. Мошка одолевает вспотевшие лица. Антимоскитные сетки усиливают ощущение жары. Запястья рук превращаются в сплошную кольцевую рану: мошка забивается под манжеты одежды и там укрывается от нашего внимания. Тропы зачастую идут далеко от воды, поэтому ни умыться, ни утолить жажду иногда просто негде. И это тогда, когда под ногами постоянно хлюпает вязкая жижа! Мы терпим эти маленькие неприятности, по опыту прошлого похода зная, что в начале августа в горах может начаться настоящая зима, которая не отступит до ноября. Так было в 1999 г., когда 9 августа в горах выпал обильный снег, сопровождавший нас оставшиеся две недели похода. Трудности пути скрашивает красота нетронутой природы. Июльское разнотравье цветет вокруг, реки полны воды. Водопады в скальных каньонах причудливо извиваются белыми жгутами. Тайга смотрится очень пестро: цвет хвои и листвы переливается от почти желтого цвета до темно-зеленого с оттенками синевы. И над всей этой красотой растворяются в сизой дымке вершины гор...

Акулий плавник

К концу четвертого дня пути мы преодолели всего около пятидесяти километров пути, и подошли в устье р. Сасан, где оставили заброску продуктов. Отсюда началось техническое кольцо и первопрохождение нескольких перевалов. Ставший классическим проход вверх по р. Сасан через перевал Вертолетный на ручей Мшистый мы "пробежали" за один день. Граница леса на р. Бамбуйка - и мы впервые в походе видим нашу гору. Первое впечатление - а не ошиблись ли мы в ориентировании? Гора с юго-востока выглядит классической треугольной сибирской сопкой. Становится понятно, почему интерес к этой горе со стороны туристов был не очень высоким. Гора как бы маскируется, меняет свой вид, если смотреть на нее с разных сторон. По крайней мере, отсюда, из среднего течения Бамбуйки, она смотрится даже менее привлекательной, чем две соседние вершины. Однако группа твердо на нее нацелена, мы перебегаем через огромную наледь на дне когда-то прорвавшего ригель крупного озера и организуем лагерь у входа в висячий цирк к югу от горы. Решаем подняться на нее без разведки. Северный и северо-восточный склоны я видел пять лет назад, детально их фотографировал. Там - сплошные скалы на последних 100-150 метрах перед вершиной. Отсюда, с юга, гребень горы смотрится прямой линией, наклоненной на 40-45о к горизонту. Немного тревожит заметный от лагеря небольшой скальный выход в верхней части гребня, но это ступенька всего в несколько метров. Погода стоит хорошая, на утро назначено восхождение.

Подъем в пять утра. Нам предстоит пятикилометровый подход по моренам и снежникам, траверс части хребта через перевал и почти тысяча метров перепада высоты. Берем с собой все необходимое снаряжение - веревки, "железо", каски.

В начале пути обходим два крупных цирковых озера. Выше - снежные поля, ручей талой воды, образующий небольшие водопады. При желании здесь можно найти площадку для двух палаток, однако, место неприятное. Зато хорошо просматривается юго-восточный склон неизвестного перевала, через который лежит путь на вершину. В его правой части - скально-травянистые крутые полки, незаметно переходящие в отвесные скалы юго-восточной стены горы. Слева - крутая осыпь и следы свежих камнепадов. Решаем идти по границе скал и осыпей, держимся руками за выступы плит, довольно быстро переходим с полки на полку и выходим на пологий предперевальный склон. Еще немного и склон под ногами обрывается многосотметровыми скалами, уходящими на другую сторону осевого хребта. Перевал!

Пока фотографировались, складывали тур и придумывали название новому перевалу, со стороны Муйской котловины начало наползать нечто серо-сизое. Нет, это не было похоже ни на утренний туман, ни на низко идущую облачность. К тому же, эта марь как бы зацепилась за определенную высоту и остановилась с западной стороны хребта. Начал накрапывать дождик. Назвав перевал по имени ближайшей р. Бамбуйка, мы начали траверс хребта в сторону вершины. Пройдя несколько сот метров по осыпному гребню, неожиданно вышли к началу крутого и широкого кулуара, уходившего на северо-западную сторону хребта. Кулуар не просматривался до дна, однако было ясно, что спуск по нему будет на две полукатегории проще, чем спуск с перевала Бамбуйка от сложенного нами тура. Со стороны Бамбуйки начало этого спуска не очевидно, отсюда не видно никакого явного понижения в гребне. Кулуар начинается примерно там, где пологий гребень хребта резко перегибается и тянется к вершине.

Юго-западный склон горы, по которому проходит путь восхождения, представляет собой сильно разрушенные и круто наклоненные скальные плиты, значительная часть которых лежит в широком кулуаре и закрыта многосотметровым снежником. Под снежником за камнями шумит талая вода, и мы опасаемся выходить на снег, боясь провалиться под снежный мост. Свободным лазанием движемся справа по скалам, постепенно выходя на их край и обходим небольшие 2-5-метровые жандармы. Короткий дождь не сильно намочил скалы, и они быстро высохли. В противном случае пришлось бы организовывать перильную страховку на большей части подъема. Последние пятьдесят метров подъема самые неприятные. Вылезти на вершину можно только в правой по ходу части склона, где виден крупный обвал камней ржаво-желтого цвета. Здесь велика опасность падения камней, идем плотной группой. Справа под нами почти километровый скальный сброс - тот самый, который при взгляде на гору с северо-востока, придает ей вид акульего плавника. И вот, наконец, вершина!

Как и предполагали, следов пребывания людей на вершине нет: тур отсутствует. Лишайник на камнях не тронут, ни один из камней не перевернут. Площадка на вершине мала, с трудом находим место для всех шестерых, чтобы сфотографироваться. На севере - скальные пики Муйского Гиганта: Зорро, Именинник, Петрович, Пирамида Соловьева и другие. На юге - всюду хребты, хребты- Видимость могла быть километров на сто, если бы не та самая марь, поднимающаяся от р. Муя.

Название горы "Плавник", придуманное еще пять лет назад в нашей группе, мы решили не менять. Сложили тур так, чтобы зимние ветры и снежные карнизы не разрушили его, оставили записку и начали спуск. Преодолев камнепадоопасный предвершинный участок, организуем разведку длинного снежника, спускающегося почти от вершины. Нас интересует плотность снега и возможность безопасного глиссирования. Беспокоит пара сужений кулуара ниже по склону, где снежник перекрыт скальными пробками. Снег оказался крутым, но вполне пригодным для глиссирования. Дальше уходим вниз по известному пути через скально-зеленые полки и в обход озера. Двенадцатичасовое восхождение на вершину Плавника успешно завершено!

Вечернее солнце еле пробивается лучами сквозь заполнившее долину марево пожарищ. Но запаха дыма нет, он практически потерялся на многокилометровом пути через горные долины и хребты. Так часто бывает в Сибири, когда дым пожаров переносится на десятки и даже сотни километров, заполняя собой все вокруг.

В поисках перевалов

Горный узел Плавника - второй после Муйского Гиганта "магнит", притягивающий туристов. За последние годы здесь пройдено несколько перевалов, наиболее известны Горбатый и Дудникова. Но малая изученность верховьев долин и перевальных цирков не позволяла строить логичные маршруты в этой части хребта. Все маршруты уходили в сторону от водораздела в заболоченные нижние части долин рек Муя, Бамбуйка, Сасан. Нам хотелось предложить туристам детальное описание ряда перевалов в непосредственной близости от осевого водораздельного хребта. Плавник стал лишь первым и позволил лучше просмотреть гребни окружающих хребтов, определить наши дальнейшие планы.

Второй целью похода был поиск перевалов вокруг г. Плавник. Фотосъемка 1999 г. с телеобъективом показала, что в хребте, сложенном ослепительно белой породой, отходящем от массива Плавника на восток-юго-восток и ограничивающим с юга долину верховий реки Сасан, есть широкий зеленый склон, начинающийся от подножья и выводящий прямо на водораздел. Карта говорила, что на юго-западной стороне этого перевала - сплошные скалы. От нашего лагеря у двух Больших Камней путь к подножию этого перевала занял налегке час движения. Склон оказался простым! Карта нас обманула: этот перевал был травянисто-осыпным с обеих сторон! На седловине обнаружили остатки тура, но без перевальной записки. Для себя мы назвали его "Крокодил", потому что он "плоский и зеленый". Стало ясно, что перевал станет одним из популярных в районе, т.к. позволяет связать узел Муйского Гиганта и Плавника, построить красивые маршруты в обход болот, в непосредственной близости от хребтов. Маршрут через перевалы Домашний - Медведь - Спираль - Крокодил - Горбатый хорошее предложение для "двоек" - "троек" и неплохая основа для походов высших категорий сложности.

Еще один перевал в осевом хребте к северо-востоку от Плавника нами не пройден, но трижды сфотографирован с обеих сторон и сверху, с вершины. Он аналогичен перевалу Бамбуйка: простой осыпной склон на юго-восток и узкий высокий крутой осыпной кулуар на северо-запад. Сложность перевала летом 1Б-2А

Третий рекомендуемый для первопроходцев перевал, ориентировочно 2А, находится к югу от перевала Бамбуйка и выводит через отрог к юго-восточным склонам перевала Горбатый. Перевал скорее всего опасный: скальные "перья" на его водоразделе сложены разрушающейся породой, видны многочисленные следы камнепадов.

-Группа перебирается на Муйскую сторону хребта, чтобы в линейном маршруте пройти два новых перевала, вычисленных при изучении карты. Проходим перевал Горбатый. Впервые на него поднялась почти семь лет назад группа уральских туристов под руководством В. Кирилова. Один из простых путей через Южно-Муйский хребет - перевал пользуется заслуженной популярностью у туристов. Группа Кирилова прошла его в лыжном варианте, сделав в двух походах несколько первопрохождений. К сожалению, итоги их похода практически неизвестны в широких кругах. Перевалы Анечка, Казак, Медведь и Олень (Старая Крепость) - до сих пор пройдены один раз. Перевал Горбатый интересен тем, что подняться на него можно не только "в лоб" по крутому травянисто-осыпному склону, но и в обход через перевал Боковой, путь на который лежит через глухой замкнутый цирк-карман в складках горного хребта. На дне этого угрюмого цирка лежит полностью покрытое льдом небольшое озеро, а горы здесь смотрятся очень мрачно. Сложность обоих вариантов подъема практически одинакова, путь через перевал Боковой рекомендуется лыжниками (опасность схода лавин здесь минимальная). На Горбатом два тура, но записок нет в обоих и, мы снова не можем узнать имен предшественников. На спуске к ручью Балтийский прослеживается небольшая тропочка, пересекающая под скалами подвижную мелкую осыпь. А внизу - зеленая троговая долина с нависающими высокими скалами "каменного мешка". Всюду разбросаны огромные скальные глыбы размером с небольшой дачный домик. Ручей падает с ригелей двумя крупными водопадами и выводит к выходу из "каменного мешка". В обход зализанных скал на перегибе висячей долины спускаемся к слиянию истоков ручья и переходим в западный цирк Плавника. Отсюда нам нужно найти выход на север, через два отрога к узлу Муйского Гиганта.

Западный цирк Плавника поражает своим величием. Ровное зеленое и очень сырое его дно контрастирует с пестрыми скалами хребта, рассеченными несколькими светлыми полосами осыпных кулуаров. Над цирком возвышается треугольная скальная стена Плавника. Разведка, организованная к подошве перевалов, подтвердила, что кулуар, ведущий на гребень к северу от перевала Бамбуйка, проходим, и его сложность не превысит 1Б-2А. Скалы правее кулуара, ведущие к нашему туру на пер. Бамбуйка, имеют сложность не ниже 2Б. Ищем проход в отроге, ограничивающем ручей Балтийский с севера. Наш выбор - между двух понижений в хребте, правое кажется выше и имеет меньшее скал на пути. Левое, более низкое понижение требует обхода скальных участков зигзагом, а перед самым гребнем - преодоление двух наклонных скальных "зеркал", обойти которые трудно. Выбираем для прохождения левую седловину.

Утро отмечено ветреной пасмурной погодой. Видимость ноль. Туман. Когда надежды на улучшение погоды почти растаяли, подул ветерок, который быстро разогнал "молоко". Сборы провели быстро, подошли под основание склона, начали работать с веревками. Склон не очень крутой и позволяет идти без страховки, но решаем перестраховаться, и вешаем перила. На скальный гребень перевала выходим под вечер. Наиболее трудным был участок непосредственно перед водоразделом - последняя веревка. Но то, что мы увидели с гребня, никак не соответствовало нашим ожиданиям. Топографическая карта снова обманула нас! Северный склон хребта на карте был прорисован горизонталями в отличие от южного, где отмечены "скальные выходы". Однако все оказалось наоборот: на север склон обрывался отвесной скалой и ее основания не было видно. Разрушенные скалы грозили серьезными камнепадами. На спуске провесили перила, вышли на травянистую полку, рассекавшую скалу по диагонали и спустились к подножию скалы. Не дожидаясь последних участников, передовая группа вышла вниз искать место для лагеря: уже стемнело. Последние участники подходили к лагерю при свете фонарей.

Перевал окрестили "Зигзагом". Утром сняли оставленные перильные веревки. А к вечеру перешли под следующий перевал, его характер со стороны спуска был известен по материалам похода 1999 г. Подъем идет по крутому, но спокойному травянисто-осыпному склону высотой до 200 м. Далеко на юге еще виден фигурно вырезанный из скал гребень нашего перевала, в котором не без труда узнаем "дырку" нашего спуска.

Следующий день оказался физически и психологически трудным. Быстро поднялись на перевал. С названием не мудрили - на гребне росло несколько кустиков знаменитой сахан-дали или тибетского чая. Это очень ароматный кустарник, листочки которого можно добавлять в чай. Сахан-даля растет по всей Сибири, но только в узкой полосе выше границы леса, где начинаются альпийские луга и где много влаги. В одной из статей я прочитал, что его правильное название - мелколистный рододендрон Адамса. Перевал Сахан-Даля стал нашим следующим первопрохождением.

Спокойный вначале склон резко перегибается в конце первых 30 м спуска. Дальше идет скальный пояс, по которому провесили четыре перильные веревки. Ожидание своей очереди на спуск было утомительным: холодный ветер пронизывал насквозь все слои одежды. Оставалось только наблюдать за нижним краем облачности, который ровной размытой полосой отрезал все макушки гор выше двух тысяч метров. В горах холодно, зато нет комаров и мошки. Справа от нас хорошо виден западный склон перевала Дудникова. Он радиально пройден группой лыжников лет пятнадцать назад, а полностью его прошли только три группы: наша в 1999-м., группа В. Кузнецова, да говорят еще одна группа с Урала. Причем нам тогда не повезло, мы проходили перевал во время летней пурги, ошиблись с точкой начала спуска и попали на сплошные скалы. В итоге нам досталось: десять веревок на спуск, целый день работы и холодный душ под водопадом талой воды в кулуаре. Кузнецов через два года воспользовался нашими рекомендациями, нашел более простой путь спуска без скал по длинному крутому и опасному камнепадами кулуару. Сегодня оба этих варианта перед нами как на ладони-

Снова дно троговой долины. Река откладывает тонко размолотый практически белый песок по своим берегам и срывается вниз каскадом порогов и водопадов, попадая в узкий скальный каньон. Спускаемся в каньон, вылезаем по крутому склону на другой берег и ищем известную нам тропу, приводящую на берег озера к площадке старого лагеря геологов. Озеро под перевалами Матаиха, Олень, НИИЖТ и Сибирь - развилка на нашем маршруте. Здесь мы должны решить - какой перевал будет для нас следующим?

Третий раз через Сибирь

В Москве мы планировали сделать сквозное прохождение перевала Олень, одного из самых трудных в районе. Но достоверной информации о его полном прохождении, мы не имели. Известно было лишь о нескольких радиальных выходах на него с северной стороны и то, что группа К. Бекетова сняла с перевала записку лыжников, которая заканчивалась словами "начинаем спуск в Шуринду слева по кулуару". Перевал с южной стороны смотрелся весьма впечатляюще. Слабые надежды на то, что где-то в этой стене есть простой проход таяли с каждой минутой разглядывания перевала в оптику телеобъектива. Запрет, данный маршрутной комиссией, делать первопрохождения не более чем 2А к.тр., решил проблему. Стена явно была выше, чем 2А и требовала серьезной скалолазной техники на крутых, иногда почти отвесных скалах.

Перевал Матаиха, названный уральцами по названию горнолыжной трассы в окрестностях Екатеринбурга, не привлекал нас ни своим названием, ни категоричными отзывами туристов о выматывающих трудностях его прохождения. Нам оставался перевал Сибирь, с которого мы отступили пять лет назад, встретив на пути тонкий натечный лед под непрерывным снегопадом. Сегодня был наш день и наш шанс завершить несделанную работу. Мы пошли на Сибирь. Он, пожалуй, один из самых неоднозначных и интересных перевалов района. Его западный склон - скалы красивейшего пика Зорро. С юга Зорро рассечен наклонными полками в форме буквы Z, за что и получил свое название. Отвесы горы стеной упираются в горбатый скальный склон перевала Сибирь. Группа новосибирцев под руководством А. Кузьминых в поисках пути к Муйскому Гиганту лет пятнадцать назад прошла этот перевал. В своем описании они говорили, что скала эта "проходится на трении, придерживаясь рукой за отвесы слева". Вид перевала поражает и притягивает. Его хочется пройти по-новосибирски - "на трении".

Однако уже от основания подъема опытный глаз выхватывает тонкую полоску красновато-рыжего цвета, идущую прямо под стенами Зорро. Выше нее маленькие, едва заметные снежники. По скалам перевала течет вода, придающая им такую характерную окраску. Поднимаемся к стене и пытаемся идти на трении ботинок. Скала монолитная, достаточно много мелких неровностей и перегибов. Иногда хочется встать на четвереньки и заползти на перевал на "четырех костях". Мешает тяжелый рюкзак. Кроме того, начинается мелкий дождь, скала становится еще круче, медленно подходим к ржавой полосе- При срыве падение вниз по скале будет долгим - под нами уже скальные сбросы... Решаем провесить склон перилами.

На провешивание шести веревок ушло много времени. Мы уже в движении десять часов от лагеря на озере, преодолели километр высоты - это не мало. Перевал! Узкая поворачивающая вправо долина Бамбукоя, зажатая между километровых скал Муйского Гиганта. Озеро, на две трети покрытое льдом, низкие облака, вихрем закрученные вверх, интенсивно наползают на долину. Все это в синих перевальных сумерках, уже ставших традиционными для нашего похода. И, о чудо, записка! Первая перевальная записка на нашем маршруте - на девятом, предпоследнем перевале! Руководитель хабаровской группы Балыков сообщал, что они поднялись на перевал Сибирь (2Б) и начинают спуск в сторону Шуринды. Таким образом, из примерно пятнадцати групп, о походах которых в этих горах нам было известно, мы третьими после Кузьминых и Балыкова прошли Сибирь сквозным маршрутом. Мы довольны собой-

Спуск на полторы-две веревки через скальный пояс восточного склона оказался сложнее за счет обширных снежников, один из которых нависал над скалами, а другой - зиял черными провалами трещин прямо под нами. Снова перила, снова холодный душ под водопадом талой воды на скалах. Конец четвертой веревки еле дотянулся до безопасной осыпи под крутым снежником. Отсюда вниз - к большому камню, под которым находила себе приют не одна туристская группа. В темноте мы находим под камнем занесенные сюда лыжниками, насквозь мокрые дрова. Уставшие от очередного успеха, ставим лагерь под дождем и в полной темноте.

-Полярные куропатки освоили эти пространства и не охотно убегали при нашем приближении. Озеро, которое мы обходили по снежнику, оживлялось плавающими в июле льдинами. Снежник нырял в озерную поразительной голубизны воду, облизанные ледником скалы "бараньих лбов" подпирали озеро снизу и мы прыгали через их расщелины, чтобы обойти двухсотметровые отвесы-

-Готовимся к завершающей части похода - выходу в Таксимо. Первый перевал на этом пути - Домашний, дальше планировался траверс Мудириканского хребта. Двигаемся вверх по долине. Дождь с перерывами не прекращается уже несколько дней. Очередной заряд с ветром пронизывающе холодный. Капли стали какими-то большими и больно бьют по рукам, они долетают до травы и отскакивают в сторону как мячик. Град! Он становится сильнее и вскоре все вокруг покрывается тонким белым покрывалом. Останавливаемся под прикрытием ближайшего скального выступа. Град незаметно перешел в снег, который стал усиливаться. Трясясь от холода, устанавливаем лагерь. Ночью спалось плохо. Палатку постоянно заваливало снегом. Утром, когда вылезли наружу, восторгам не было предела - снег выпал до уровня границы леса. А это всего 1800 м над уровнем моря и в самый жаркий месяц лета - 23 июля! Позже в Таксимо жители рассказали нам, что за последние тридцать лет не помнят такого холодного лета. На равнине температура опускалась до девяти градусов выше ноля! Горы стали полностью белыми, их рельеф живописно подчеркивался черными полосками скал и гребней.

Выпавший снег был предвестником непогоды на все оставшееся лето. Группы, по традиции начавшие маршрут в конце июля, увязли в снегу и были вынуждены свернуть свои планы. Но у нас на пару дней осадки прекратились, видимость стала хорошей, и мы продолжили свой путь. Теперь, правда, пришлось тропить снег: при подъеме в местах надувов приходилось пробивать тропу буквально по пояс в снегу. Перевал с ласковым именем Домашний дался нелегко.

А дальше был еще один сюрприз. Перевал, оцененный новосибирцами в 1А, встретил нас десятиметровым отвесом разрушенных скал на спуске. "Ничего себе пельмешка!" - подумали мы, в который раз, убеждаясь, что категорийность перевалов, данная группой Кузьминых, может меняться в большую сторону на одну-две полукатегории. Альпинисты вообще народ рисковый, лихой - "на трении, придерживаясь рукой за стену"...

А дальше - разведка спуска, оценка необходимости перильной страховки и начало сползания по заснеженным скалам вниз. Под снегом - наклонные плиты, по ним - вода. Ползем как полусонные мухи. Спуск до нижней границы снега занял несколько часов утомительного пути. Мудириканский хребет, как мираж маячивший цепью белых гор далеко впереди, остался на этот раз несбыточной мечтой. Мы уходим к людям, на трассу, по запасному маршруту - Муйской тропе.

На знаменитой Муйской тропе, мы "наелись" по полной программе. Там были и болота, и очень трудное ориентирование, когда начинаешь жалеть, что до сих пор не обзавелся GPS-навигатором, особенно, когда отличная топокарта не спасает от потери правильного направления. Были многочисленные таежные завалы и ночной рев медведя, на пути которого мы поставили свой лагерь. И дождь! Холодный летний дождина, не прекращающийся двое последних суток пути. Мы шли промокшие до нитки переходами по четыре часа без остановки. Не было сил даже снять давно ненужные накомарники. Вода залила вездеходную дорогу, по которой мы двигались. Казалось, что идешь по грязной мутной канаве. Но это было все равно легче, чем вылезти на "обочину", в заболоченную полярную березку. Потом начались горелые сосняки. Черные стволы деревьев, а под ними - сплошной ковер из обугленных шишек. Такого количества сосновых шишек мы нигде еще не видели!

Грунтовые дороги вдоль трассы БАМ окончательно запутали нас, карты на последние километры пути в группе не было. Дорога через песчаные дюны до окраины Таксимо, когда совсем рядом шумит БАМ, стала последним испытанием маршрута. И только случайный грузовик подвез нас последние четыре километра до вокзала- Мы возвращались домой, чтобы когда-нибудь продолжить этот маршрут...

* Примечание: Поход занял первые места на Всероссийской пешеходной туриаде "Забайкалье-2004" и на Открытом чемпионате Москвы 2004 года (пешеходный туризм, абсолютный класс). Состав группы: Галина Бологова, Михаил Белкин, Михаил Горбунов, Михаил Лабазов, Владислав Садкевич, Вадим Шахнович. Другие материалы о походе можно найти в интернете на странице http://www.grusha.ru/turizm/muisky04/

Хронология освоения восточной части Южно-Муйского хребта

  • 1978 г. Экспедиция Центрального совета по туризму и экскурсиям СССР. Две группы лыжников совершают походы от пос. Баунт через верховья р. Горбылок на будущую трассу БАМа - в поселок Таксимо. Группа Зинькова проходит в 10 км от центра района, дает его первые туристские описания. Первопрохождение перевала Ступенька и некоторых других.
  • 1986 г. Во время вертолетных облетов района А. Кузьминых (Новосибирск), руководивший работами по строительству противоналедных сооружений на трассе БАМ, обращает внимание на большой скальный массив, который выглядит заметно выше, чем гора, считавшаяся на тот момент высшей точкой хребта. Он предпринимает пять попыток подойти к подножию этой горы пешком от трассы БАМа. В этот период делается первопрохождение ряда перевалов и вершин, таких как гора Пирамида (впоследствии Пирамида Соловьева), перевалы Сибирь, Домашний, Куанда, Взлетный (он же 20-летия БАМа) и других.
  • 1993 г. 7 июля группа новосибирских альпинистов под руководством А. Кузьминых совершает успешное восхождение на вершину горы по западной стене с траверсом южного гребня (4А) и называет ее Муйский Гигант.
  • 1994 г. Группа горной школы СТП (станция Куанда, БАМ) под руководством В. Рыжего делает несколько первовосхождений на скальные пики района Муйского Гиганта: Петрович, Зорро, Двуглавая, Именинник. Не зная о восхождении новосибирцев, группа совершает первый траверс Муйского Гиганта с востока на запад, и спускается по маршруту Кузьминых.
  • 199? В. С. Рыжий делает второй поход в район, совершая восхождения на г. Пирамида и ряд других. Не зная о восхождении Кузьминых, Рыжий поднимается на вершину и заносит сюда памятный знак в честь погибшего друга - В. Соловьева. Впоследствии за горой закрепляется комбинированное название Пирамида Соловьева.
  • 1996 г. Группа лыжников из Екатеринбурга (рук. Сергеев) делает первопрохождение ряда перевалов, в том числе Матаиха.
  • 1999 г. В марте группа туристов-лыжников из Мегиона, Нижневартовска и Екатеринбурга (рук. В. Кирилов) совершает первопрохождение перевалов Горбатый, Казак, Солнечный, Анечка, Медведь и Олень (Старая Крепость, 2Б-3А в условиях зимы).
  • 1999 г. Москвичи под руководством В. Шахновича делают разведочный поход 5 кат.сл. вокруг Муйского Гиганта. Совершено первопрохождение перевалов Чайка, ВМФ, Трио, Угловой, Дудникова, Шняга. Детальные фотографии и хороший картографический материал по району составляет основу маршрутов лыжной туриады 2000 г.
  • 2000 г. Всероссийская лыжная туриада "Забайкалье-2000". Группы из Москвы, Новосибирска, Прибалтики, Северобайкальска, Хабаровска, совершают несколько походов высшей категории сложности.
  • 2001 г. - Группа Кузнецова (Москва) проходит перевал Анюта и отыскивает простой вариант перехода через перевал Дудникова.
  • 2002 г. Константин Бекетов (СПб) делает одиночный разведочный поход от Таксимо в район Муйского Гиганта.
  • 2003 г. - К. Бекетов и А. Студнев совершают восхождение в двойке на Муйский Гигант по маршруту Кузьминых.
  • 2003 г. Две группы из Уфы (рук. Ковшов и Нуриджанов) проводят поход в районе Муйского Гиганта с выходом через новые перевалы в верховьях р. Тулуя. Первовосхождение на гору Взлетная в верховьях Тулуи.
  • 2004 г. Всероссийская пешеходная туриада "Забайкалье-2004". Группы из Москвы, Тулы, Северобайкальска совершают походы 3-5 к.сл. Группа московичей (рук. В. Шахнович) делает первопрохождение перевалов Бамбуйка, Крокодил, Зигзаг, Сахан-Даля и первовосхождение на вершину Плавник.
  • 2004 г. Муйский Гигант по С контрфорсу (5А) группы альпинистов из Иркутска.
  • 2005 г. Муйский Гигант по северо-восточной стене в двойке, А.Студнев - М.Студнев



   Главный редактор: Константин Бекетов; Программист: Andrew Jelly; Дизайн: Анна Годес;