LOGO
Поиск

Обсуждение

Добавить отчет

Конвертор

Контакты

О проекте



массив Монгун-Тайга
Автор: Константин Бекетов


Welcome! Welcome! Bienvenue! Welcome! Welcome! Welcome!

Все материалы, находящиеся на сервере являются собственностью их авторов.
Информация предоставляется без каких-либо гарантий, как явных, так и предполагаемых.



Site Meter

Hosted by RUNNet
Runnet


 
 

Отчет о лыжном туристском походе VI категории сложности по Приполярному, Полярному Уралу

Туpистско-споpтивный союз Екатеpинбуpга

Споpтивная команда "СЕВЕР"

О Т Ч Е Т о лыжном споpтивном походе 6 (шестой) категоpии сложности по Приполярному и Полярному Уралу,

совершенном со 2 по 23 апpеля 2002 года

Руководитель группы:

Тиунов Дмитрий Владимирович

Адрес руководителя:

620 147 г. Екатеpинбуpг

ул. Начдива Онуфриева 58, кв.75

Домашний телефон: (3432) 28 - 87 - 31

2002 г.

1. СПРАВОЧНЫЕ СВЕДЕНИЯ О ПОХОДЕ

Проводящая организация: Туристско-спортивный союз Екатеринбурга (620151 Екатеринбург, ул. Пролетарская 3, тел.71-47-36)

Район: Приполярный и Полярный Урал

Вид туризма: лыжный

Категория сложности: 6 (шестая)

Протяженность активной части: 607 км

Продолжительность путешествия: 22 дня

Сроки проведения: 2 - 23 апpеля 2002 года

Маршрут:

база “Желанная” - р. Балбанью - г. Карпинского (восх.) - г. Народная (восх.) - каньон р. Сюрась-Рузь - р. Пелингичей - р. Балбанью - база “Сана-Вож” - р. Кожим - р. Бол. Лемва - р. Кедзыд-Шор - г. 1194 (восх.) - р.Парнокаю - р.Мал.Хайма - р. Сед-Вож - г. 1414 (восх.) - р. Бол. Хайма - р. Л. Грубею - р. Пр. Грубею - г. Грубе-Из (восх.) - р. Северная Колокольня - р.Нянь-Ворга-Вож - р.Харута - р.Чигим Харута - р.Молюд-Вож - р. Тумболова - р. Кокпела - р. Погурей - р. Пага - массив г. Пальник-Шор (восх.) - р. Ниедь-Шор - г. Хордьюс (восх.) - р. Правая Лагорта - Плато Полярного Круга (восх. г. 1060 м.) - оз. Хойла - р. Прав. Юньяха - р. Средняя Кечпель - р. Харута - массив г. Пай-Ер (восх. г. 1292) - р. Яй-Ю - р. Елец - пер. Кузь-Ты - р. Макар-Рузь - р. Енга-Ю - ст. Харп

Средний дневной переход: 28,7 км (от 13 до 49 км)

Суточные температуры: утром: от - 24 до + 2 град.

днем: от - 16 до + 4 град.

вечером: от - 25 до + 6 град.

СОСТАВ КОМАНДЫ

Ф. И. О. Год рожд. Туристский опыт Обязанности в группе
Тиунов Дмитpий Владимиpович 1952

5p-Пай-Хой

5р-Пол.Урал

5p-Ямал 58-75

6р-Вайгач т.

6р-Таймыр

6у-ЗФИ

3у-Ц.Арктика

4у-Новая Земля

5p-Пpибайкалье

6р-Обская губа

5у- Сев. Земля

руководитель, штурман, завхоз

Соpокин Евгений Петpович

1954

5у-Кодар

5у-Ямал

6у-Таймыр

6у-ЗФИ

3у-Ц.Арктика

5у-Прибайкалье

6у-Обская губа

4р-Сев.Урал

4р-Новая Земля

5р-Сев.Земля

заместитель руководителя, завснар

Букpин Леонид Петpович

1953

5у-Пол.Урал

5у-Кодар

5р-Алтай

5у-Якутия

5у-Забайкалье

6у-Вайгач

3у-Ц.Арктика

4у-Новая Земля

5у-Пpибайкалье

6у-Обская губа

5у-Сев.Земля

ремонтник

Касьяненко Иван Васильевич

1958

5у-Алтай

4у-Кузнецкий Алатау

4у-Новая Земля

6у-Обская губа

5у-Сев.Земля

фотограф
Шубенкин Андрей Павлович 1961

5у-Алтай

4у-Кузнецкий Алатау

5у-Сев.Земля

фотограф, отв. за проезд

 

 

2. СМЫСЛОВАЯ ИДЕЯ И ОРГАНИЗАЦИЯ ПОХОДА

 

Интересно, что поход, соединяющий единой ниткой Приполярный и Полярный Урал, был задуман нашей командой еще в мае 1985 года, после того, как нам удалось объединить “марафонским” лыжным маршрутом Полярный Урал, побережье Карского моря и хребет Пай-Хой (апрель 1983 года 531 км, 21 день), а также пройти “на одном дыхании” почти по всему Полярному Уралу - от массива горы Хордьюс до хребта Оче-Нырд (апрель 1985 года, 453 км, 20 дней). Соответственно, путешествие на стыке Приполярного и Полярного Урала планировалось нами как естественное продолжение похода 1985 года, при этом мы рассчитывали на линейное сквозное прохождение участка Уральского хребта от станции Сивая Маска (пос. Горняк) до поселка Саранпауль. Такое путешествие было запланировано нами на весну 1989 года и уже было оформлено в МКК, однако, на маршрут мы так и не вышли. Дело в том, что именно в тот сезон мы наконец-то обрели “крепкую крышу” в лице туристского клуба “Орбита” Свердловского гарнизона и благодаря поддержке Уральского Военного Округа смогли на какое-то время “получить в свои руки ключи от Арктики”. В итоге, вместо Приполярного Урала мы переместили сферу своих интересов на морское побережье и в акваторию Северного Ледовитого океана. Именно под флагом УрВО нам удалось совершить путешествия по Полярному Уралу и Ямалу (март – апрель 1989 года, 780 км, 25 дней), по Полярному Уралу, Пай-Хою и острову Вайгач (апрель – май 1990 году, 866 км, 25 дней), а также довольно уникальный переход по Таймыру, архипелагу Норденшельда и восточной части Карского моря до мыса Челюскин (апрель – май 1991 года, 1015 км, 36 дней). В дальнейшем, продолжая посещать на лыжах различные районы Крайнего Севера, мы побывали на Земле Франца-Иосифа (1993 г.), во льдах Центральной Арктики (1995 г.), на Гыдане (1999 г.), на Новой Земле (2000 г.) и на Северной Земле (2001 г.). Вполне естественно, что на весенний сезон 2002 года мы также разрабатывали несколько вариантов походов в высокие широты, однако, к началу марта выяснилось, что по совершенно независящим от нас причинам все эти варианты придется отложить до лучших времен. Именно тогда мы вспомнили о несостоявшемся когда-то “гарантированном” маршруте с Полярного на Приполярный Урал, в результате чего наши идеи 15-летней давности были реализованы весной 2002 года...

Естественно, мы прекрасно понимали, что с точки зрения погоды апрель окажется не самым удачным периодом для совершения лыжного похода в выбранном нами районе, но перенести свои отпуска на март мы уже просто не успевали. Наши худшие опасения полностью подтвердились и уже в середине маршрута мы столкнулись с устойчивым ухудшением погоды, оттепелями, частыми пургами, мокрыми снегопадами и подлипом. И все-таки, успешно используя “окна” хорошей погоды и продолжительный световой день, нам удалось выполнить практически всю намеченную программу, потеряв из-за непогоды всего лишь около 2-х ходовых дней. Таким образом, мы прошли маршрут на три дня быстрее, чем рассчитывали, а к моменту окончания похода у нас даже оставался приличный резерв времени, за счет которого мы могли финишировать не ж/д ветке Сейда - Лабытнанги, а еще севернее, пройдя в район Воркуты через хребты Манита-Нырд, Ния-Хой и Енгане-Пэ. В принципе, такая возможность нами заранее предусматривалась и была “официально узаконена” одним из запасных вариантов маршрута. Однако, реализовать эти смелые планы нам не удалось именно из-за устойчивого весеннего потепления с мокрыми снегопадами и дождями. Снежный покров начал “оседать” прямо на наших глазах, поэтому идти к Воркуте мы не рискнули, а в соответствии с основным вариантом маршрута закончили поход на ж/д ветке Сейда-Лабытнанги.

С точки зрения основных целей нашего похода, мы исходили из того, что в туристском плане, “стык” Приполярного и Полярного Урала является одним из наименее известных участков Уральского хребта. Немногие группы, заходившие в эти места с юга, обычно ограничивались Народо-Итьинским кряжем, а те, кто шел с севера, исключительно редко проходили южнее массива горы Хордьюс. В результате, за всю историю отечественного спорта буквально нескольким группам приходило в голову соединять сквозным маршрутом район высших вершин Приполярного Урала с горами Полярного Урала. Именно поэтому главной “изюминкой” своего похода мы считали сквозное прохождение двух районов от горы Народной до массива Рай-Из. Правда, почти полное отсутствие сведений по большей части маршрута не позволяло нам строить каких-либо особых “спортивно-технических” планов, однако, это нас и не смущало. Просто главной задачей своего путешествия мы считали не набор стандартных технических элементов, а получение максимального объема информации по практически неизвестному туристам району Урала. Считаем, что с этой задачей мы в основном справились - если не в рамках России, то хотя бы в интересах Свердловской зональной МКК. Искренне надеемся, что наша информация поможет тем командам, которые, также как и мы, захотят пройти по стыку Приполярного и Полярного Урала.

 

3. СВЕДЕНИЯ О РАЙОНЕ ПОХОДА

КРАТКАЯ ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

 

Имеется множество различной литературы, в которой приведена самая исчерпывающая информация о Приполярном и Полярном Урале, повторять которую на страницах данного отчета не имеет никакого смысла. И все-таки, учитывая, что оба эти района относятся к наиболее популярным среди туристов-лыжников, полезно обратить внимание на сравнительные данные зимних температур Полярного Урала и других районов Крайнего Севера, где совершаются лыжные спортивные походы с холодными ночлегами в безлесной зоне. Смысл такого сравнения - напоминание о том, что “уральский” или “хибинский” опыт имеет свою специфику, поэтому при подготовке сложных лыжных походов в других районах Российской Арктики к подобному опыту следует относиться весьма критически.

 

СРЕДНЕМЕСЯЧНЫЕ ТЕМПЕРАТУРЫ ВОЗДУХА ДЛЯ САМОГО ХОЛОДНОГО ЗИМНЕГО МЕСЯЦА

  • ХИБИНЫ - 13 град. (январь)
  • НОВАЯ ЗЕМЛЯ - 16 град. (январь)
  • ПОЛЯРНЫЙ УРАЛ - 19 град. (февраль)
  • ЗЕМЛЯ ФРАНЦА-ИОСИФА - 22 град. (март)
  • ОСТРОВ ВРАНГЕЛЯ - 22 град. (январь)
  • ЯМАЛ - 23 град. (январь)
  • ЧУКОТКА - 28 град. (февраль)
  • НОВОСИБИРСКИЕ ОСТРОВА - 28 град. (февраль)
  • ТАЙМЫР - 30 град. (январь)
  • СЕВЕРНАЯ ЗЕМЛЯ - 33 град. (февраль)
  • ГОРЫ БЫРРАНГА - 35 град. (январь)

 

ТУРИСТСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАЙОНА

 

Как Полярный, так и Приполярный Урал прекрасно известны туристам различных городов, поэтому здесь ежегодно путешествует множество команд из России и стран бывшего СССР. Немаловажной причиной подобной популярности является и фактор “экономической доступности”, ведь добираться до Уральского Приполярья из центра России все-таки достаточно просто и сравнительно недорого. Дополнительными моментами, влияющим на выбор туристами именно этих районов, служат хорошие карты, а также детальные описания большинства горных массивов, что существенно облегчает разработку и прохождение здесь любого маршрута. Вероятно, с учетом всех этих причин, не имеет особого смысла перегружать данный отчет той информацией, которую и так, без особого труда, можно найти при подготовке каких-либо “типовых” походов по Полярному или Приполярному Уралу. В то же время, разработка нестандартных маршрутов, объединяющих сразу несколько туристских районов, весьма специфична и имеет определенные особенности. В принципе, мысли о совершении походов повышенной протяженности, скорее всего, посещают любого туриста-лыжника, хотя до реализации этих идей дело доходит значительно реже. Тем не менее, путешествуя по тундре Крайнего Севера, легко убедиться, что при предельно четкой тактике и технике похода, протяженность туристских маршрутов может значительно превышать “эталонные” параметры. Именно эта мысль пришла нам в голову во время первого же похода по Заполярью, и она нам понравилась. О вкусах не спорят, но на Урале нас более всего привлекал Полярный Урал, поэтому большинство своих “марафонских” маршрутов мы привязывали именно к этому району. Подобные путешествия нельзя назвать особенно популярными, однако, информация о возможности объединения Полярного Урала с различными прилегающими районами может быть все-таки кому-то интересна.

ПОЛЯРНЫЙ УРАЛ.

Действительно, лыжные маршруты “марафонского” класса возможны даже в рамках одного района, т. к. по какой-то странной традиции, участки хребта, расположенные к северу и к югу от железнодорожной ветки Сейда – - Лабытнанги почему-то принято посещать в отдельных походах. Тем не менее, здесь вполне возможно прохождение и сквозного маршрута. В апреле 1985 года мы начинали такое путешествие от Сивой Маски, затем через Хордьюс и Пай-Ер выходили на станцию “86-й км.”, а после хребтов Манита-Нырд, Ния-Хой , Изья-Хой и Оче-Нырд заканчивали поход на станции Сыр-Яга (453 км, 20 дней). Подобные маршруты привлекательны “двойным” охватом, в общем-то стандартного района, а также возможностью пополнения запаса продуктов и топлива при пересечении ж. д. ветки Сейда – Лабытнанги. В настоящее время купить продукты можно только в поселке Полярном (в 1985 году он был “закрыт” для туристов), а также в Харпе и на Елецкой. Правда, на другие станции можно сделать “заброску” самим, хотя это потребует нескольких дополнительных дней на дорогу туда и обратно (с пересадкой в Сейде). Поселок Хальмер-Ю и все станции бывшей ж. д. ветки Воркута – - Хальмер-Ю давно заброшены, поэтому заканчивать поход по северной части Полярного Урала теперь можно только в Воркуте или близлежащих поселках. Сильная команда вполне может продлить подобный маршрут даже до района горы Константинов Камень, на что потребуется еще 5-6 дней.

ПОЛЯРНЫЙ УРАЛ - ПОБЕРЕЖЬЕ КАРСКОГО МОРЯ.

В 70 – 80-х годах прошлого века подобные маршруты проходились туристами различных городов СССР почти ежегодно и по достаточно традиционной схеме. Так, в апреле 1983 года наш поход начинался в поселке Хальмер-Ю, при этом после восхождений на Оче-Нырд и Константинов Камень, мы по берегу Байдарацкой губы выходили к поселку Усть-Кара, где частично пополняли запасы топлива и продуктов. Обычно, после Усть-Кары все группы выходят на Амдерму самым кратчайшим путем - прямо по берегу Карского моря, что совершенно не обязательно. Например, мы шли морским побережьем только до устья реки Талота-Яха, после чего свернули в тундру хребта Пай-Хой, поднялись на гору Море-Из и только от пролива Югорский Шар направились к Амдерме (531 км, 21 день). Прохождение подобного маршрута вполне возможно и в наши дни, хотя, как уже было сказано выше, начинать (или заканчивать) его придется где-то в районе Воркуты. Вся Российская Арктика сейчас находится в состоянии глубочайшего упадка, поэтому рассчитывать на приобретение в Усть-Каре каких-либо продуктов или топлива довольно рискованно. Кроме того, следует помнить, что на морском побережье не исключены встречи с белым медведем, поэтому туристам необходимо иметь оружие.

ПОЛЯРНЫЙ УРАЛ - БАЙДАРАЦКАЯ ГУБА - ЯМАЛ.

По нашим данным, начиная с 1975 года, маршруты, построенные по этой схеме, проходились туристами СССР и России до десятка раз. Правда, из-за большой общей протяженности, все известные нам группы начинали (или заканчивали) такие походы в Хальмер-Ю и не ставили перед собой каких-либо значительных задач в горах Полярного Урала. Скорее всего, приятным исключением из этого правила является только наш поход 1989 года, который мы начали от ж. д. ветки Сейда – Лабытнанги (ст. Хорота), пройдя затем по горам северной части Полярного Урала до района Константинова Камня (с восхождением на г. Большой Минисей) и только оттуда свернув на берег Байдарацкой губы. Как правило, каждая из известных нам групп, выбирала какой-то свой вариант маршрута по Ямалу. Так и мы, считая “чистую” тундру сравнительно невыразительным местом, шли вдоль западного побережья полуострова и после пересечения по морскому льду нескольких заливов, заканчивали свое путешествие в поселке Харасавэй (780 км, 25 дней, 2-е место в Чемпионате России). Желающим повторить подобный поход необходимо учитывать, что в наши дни вся газодобыча на Ямале прекращена, поэтому поселки Сабетта, Бованенково и Харасавэй законсервированы, а Тамбей и Дровяная - вообще заброшены. Регулярным авиатранспортом теперь обеспечены только Мыс Каменный и Сеяха, хотя на самом юге Ямала, видимо, до сих пор не свернуты работы по строительству железнодорожной ветки к месторождениям центральной части полуострова. Планируя пересечение по льду Байдарацкой губы, необходимо помнить о том, что почти все подобные попытки (начиная с 1959 года!) заканчивались неудачно. Губа имеет довольно сложный ледовый режим и в ее центральной части, даже в аномально холодные зимы имеется несколько километров чистой воды. Благоприятная для перехода ледовая обстановка бывает здесь исключительно редко и складывается практически неожиданно - когда устойчивым западным ветром полынью забивает плавучими ледовыми полями из Карского моря. Во всех других случаях гарантированное пересечение Байдарацкой губы возможно лишь в самой восточной ее части - по линии, соединяющей мыс Няру-Сале и мыс Рок. Называть этот скромный участок “пересечением” даже как-то неприлично.

ПОЛЯРНЫЙ УРАЛ - ХРЕБЕТ ПАЙ-ХОЙ - ОСТРОВ ВАЙГАЧ

В идеальном варианте, подобный маршрут должен начинаться от ж. д. ветки Сейда – Лабытнанги, проходить по горам Полярного Урала до хребта Оче-Нырд с дальнейшим выходом по холмистой тундре Пай-Хоя к проливу Югорский Шар, а после полного обхода острова Вайгач заканчиваться в Амдерме. Вероятно, такой, чисто линейный и действительно “марафонский” маршрут, был пройден всего лишь один раз - в апреле-мае 1990 года нашей командой. Начав поход на станции Полярный Урал, и двигаясь в достаточно напряженном режиме, мы успели подняться на г. Нэтэм-Пэ и за 25 дней прошли 866 км, завоевав 1-е место в самом последнем Чемпионате СССР.

Желающим совершить подобное путешествие необходимо учитывать, что реальные возможности для пополнения на маршруте запасов продуктов и топлива практически отсутствуют. В этом смысле, надежды на небольшой ненецкий поселок Варнек крайне эфемерны, а полярные станции на Белом Носе и на Болванском Носе могут быть вообще закрыты. Что касается возможности встреч с “хозяином арктики”, то необходимо знать, что остров Вайгач заслуженно считается одним из медвежьих родильных домов. Так, весной 1990 года звери появлялись на полярной станции “Болванский Нос” регулярно - не реже одного раза в неделю.

ПОЛЯРНЫЙ УРАЛ - ПРИПОЛЯРНЫЙ УРАЛ

Казалось бы, маршруты этого класса лучше начинать на Полярном Урале, имея возможность стартовать с тяжелыми “выходными” нартами по плотному тундровому насту. Однако, все не так просто.

Во-первых, в таком варианте двигаться придется “навстречу весне”, поэтому, исходя из сроков финиша (для Приполярного Урала - не позднее первых чисел апреля), выходить на старт придется еще в начале марта, что для Полярного Урала несколько рановато.

Во-вторых, двигаясь с Полярного Урала на Приполярный, придется идти “лицом на солнце”, что весной чревато тривиальными солнечными ожогами и снежной слепотой. С точки зрения “полуслепого” ориентирования, следить за направлением своего движения также удобнее по собственной тени, а не по тусклому солнечному пятну где-то над головой.

В-третьих, завершая поход на Приполярном Урале, очень трудно заранее решить вопрос с выездом группы из гор (например, с базы Желанной), поэтому туристам придется предусматривать возможность самостоятельного выхода к железной дороге. В худшем случае, это будет означать “холостую финишную пилежку” продолжительностью в несколько дней, а в лучшем (т. е. если подвернется попутный транспорт) - наличием в рюкзаках лишнего запаса продуктов и топлива.

Именно поэтому мы считаем наиболее оптимальным маршрут от базы Желанной до железнодорожной ветки Сейда – Лабытнанги. Безусловно, группа должна быть готова к “гибкому” суточному графику и к прохождению части пути при “нулевой” видимости. В таких условиях (ориентируясь на наш график) участок от реки Кожим до “железки” потребует примерно 16-ти дней. Соответственно, исходя из своих желаний и возможностей, другие группы могут запланировать более мощную программу в районе высших вершин Урала, в массивах Пай-Ера или Рай-Иза, либо продлить поход по горам, расположенным севернее ветки Сейда-Лабытнанги.

Желаем удачи!

4. ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

КРAТКОЕ ТЕХНИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ

Подъезды к началу маршрута

Практически все варианты подъездов к исходным точкам путешествий по Приполярному Уралу достаточно традиционны, предполагая приезд недорогим ж/д транспортом на одну из станций ветки Котлас-Воркута. Планируя начало маршрута в районе горы Народной, мы также не стали оригинальничать, рассчитывая добраться традиционным путем до станции Инта - наиболее удобного пункта для быстрой заброски “вахтовкой” на базу Желанную. Собираясь арендовать “вахтовку”, мы провели соответствующий информационный поиск и нашли множество различных телефонов, из которых самыми надежными оказались координаты лесничего ПУНИКА ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА (8-82145-687-95), с которым мы все равно планировали встречаться в Инте для оформления документов на посещение территории Национального парка “Югыд-Ва”. После двух предварительных переговоров по телефону, В. Н. Пуник арендовал для нашей команды теплый “Урал” и встретил нас на этой машине прямо на ж/д вокзале Инты в 5 ч. 20 мин. утра местного времени (!). Всего через полчаса мы уже ехали по зимнику, имея на руках документы на посещение Национального парка. При нормальном состоянии дороги, переезд от Инты до базы Желанной занимает 5-6 часов, поэтому уже в середине дня мы выгрузились около озера Большое Балбанты у истока реки Балбанью. Заходить на базу Желанную мы не собирались, прекрасно понимая, что к туристам там особенной радости не испытывают.

 

озеро Большое Балбанты - верховья реки Балбанью

(1 - 2 дни пути)

Подъем вверх по реке Балбанью никаких проблем не представляет, т. к. путь очевиден, а снега в долине совсем немного. Часто встречаются заросли кустарников, который при желании и необходимости можно использовать в качестве топлива. Последний относительно густой кустарник заканчивается в районе устья ручья, по которому проходит подъем на популярнейший у туристов перевал Кар-Кар. В долине много куропаток. В русле Балбанью иногда встречаются редкие наледи, по берегам много малоснежных каменистых участков. На высоте около 900 м, среди моренных холмов, расположенных чуть ниже озера Верхнее Балбанью, мы организовали базовый лагерь, из которого планировали совершить восхождения на вершины г. Карпинского и г. Народную. Путь от озера Большое Балбанты до лагеря под озером Верхнее Балбанты занял немногим более 5-ти часов ходового времени. Никаких туристских групп в этом районе мы не встречали, хотя старые следы лыж попадались здесь постоянно. За несколько дней до нас какая-то из групп оставила на берегу озера Верхнее Балбанты заброску продуктов и бензина, после чего (судя по следам) туристы ушли к перевалу Кар-Кар.

 

восхождение на г. Карпинского

(2 день пути)

Как правило, традиционные пути подъема на г. Карпинского проходят от истоков ручья Карпин-Шор и достаточно просты (1А). Другие варианты можно встретить исключительно редко, поэтому планируя восхождение из верховий Балбанью, мы располагали лишь фотографиями, сделанными другими группами с плато г. Народной. Исходя из этих фотографий, мы оценивали сложность западных склонов массива на уровне 1Б-2А, что и подтвердилось на маршруте.

Поднявшись к озеру Верхнее Балбанью, мы подробно осмотрели склон горы Карпинского, представлявшие собой “гребенку” из снежно-осыпных кулуаров, заканчивающихся наверху небольшим поясом заснеженных скальных выходов. Определившись с оптимальным маршрутом восхождения, мы поднялись на лыжах до котловины самого верхнего озера (2 км от нашего лагеря, высота 1000 м), откуда, уже без лыж, начали подъем собственно на вершину.

До боковой террасы (1200 м) путь проходил по заснеженной осыпи крутизной 20 - 25 град. Выше террасы крутизна склона почти сразу увеличивается до 30-35 град., а еще выше начинается выбранный нами широкий снежно-осыпной кулуар крутизной от 40 до 45 град. По мере подъема кулуар постепенно сужается, “разваливаясь” в своей верхней части на несколько скально-осыпных контрфорсов. Проходы между контрфорсами оказались забиты рыхлым снегом, очень удобным для вытаптывания ступеней. Именно благодаря удачной снежной обстановке, прохождение скального “пояса” (протяженностью около 100 м) оказалось не таким уж и проблематичным, хотя снизу этот участок пути мы считали наиболее сложной частью подъема. Следует отметить, что при других условиях (жесткий фирн, натечный лед), эта же самая сотня метров вполне может превратиться в ключевой отрезок подъема и потребовать от команды полного арсенала технических средств.

Естественно, сама вершина г. Карпинского с озера Верхнее Балбанты не просматривалась, поэтому мы были искренне рады тому, что “наш кулуар” действительно оказался самым оптимальным путем подъема. Уже после выхода на верхнее плато выяснилось, что до вершины г. Карпинского остается всего 150 - 200 метров. На вершине находится тур и барельеф Карпинского. Сверху открывается прекрасный вид на окружающие горы - вплоть до массива г. Сабля (!). Из-за сильнейшего ветра и забитого плотным фирном тура, искать записку мы даже не пытались.

Спуск до лыж проходил чуть левее пути подъема - по рыхлому снегу, прямо вниз по склону вдоль самого края “нашего кулуара”. Необходимо учитывать, что при обилии снега этот путь может быть лавиноопасен. Общее ходовое время подъема от лагеря до вершины составило 2 ч. 50 мин.

Время спуска - 1 ч. 25 мин.

 

восхождение на г. Народная

(3 день пути)

 

Подъем на вершину г. Народной от нашего лагеря в верховьях реки Балбанью также проходил по совершенно нестандартному пути. Правда, первоначально мы планировали воспользоваться каким-либо из двух типовых вариантов: либо от перевала Кар-Кар по северному склону, либо от Голубых озер с двойным прохождением перевала Карпинского. Однако, в ходе подъема на г. Карпинского мы обнаружили, что выйти на “узловое” водораздельное плато (в истоках рек Балбанью, Карпин-Шор и Манарага), а затем и на северные склоны г. Народной вполне можно практически прямо от озера Верхнее Балбанты, причем по пути не сложнее уровня 1Б.

Утром 3-го дня мы вновь поднялись к самому верхнему озеру в истоках Балбанью и подошли к подножию снежно-осыпного ребра, расположенного прямо напротив массива г. Карпинского (левый борт долины). Сняв лыжи, мы продолжили подъем пешком - по заснеженной осыпи крутизной около 40-45 град. с множеством живых камней. При наборе высоты около 250 метров, общее время подъема занимает примерно 30 мин.

Дальнейший траверс “узлового” плато, имеющего высоту около 1300 м (на отдельных участках крутизна склонов доходит до 20-25 град.) и переход на северное плато г. Народной с выходом на вершину не представило никаких проблем. Общее ходовое время подъема на г. Народную составило 4 ч. 15 мин. Из тура снята записка туристов г. Каменск-Уральского от 25 марта 2002 года.

Спуск проходил по пути подъема, при этом спуск с “нашего ребра” проходил не по осыпи с живыми камнями, а немного правее - вдоль снежных “пятен”, расположенных на краю той же самой крутой осыпи. При выборе пути необходимо соблюдать осторожность, т. к. расположенный еще правее заманчивый снежный склон даже при наших достаточно благоприятных условиях был явно лавиноопасен, т. к. на нем виднелись многочисленные следы свежих “снежных улиток”.

Спуск с вершины в лагерь занял 3 часа ходового времени.

 

верховья реки Балбанью - каньон ручья Сюрась-Рузь - река Пелингичей - река Балбанбю - база “Сана-Вож”

(4 – 5 дни пути)

 

Путь до озера Малое Балбанты был нам хорошо знаком и проходил при сильном попутном ветре. На восточном берегу озера видны несколько летних балков, около которых находится устье безымянного ручья, по долине которого (на карте - урочище Деля-Гладь) мы поднимались к перевалу на ручей Сюрась-Рузь. К балкам мы не подходили, поэтому об их состоянии ничего сказать не можем. Долина “перевального” ручья очень пологая, на протяжении 6 км набор высоты составляет всего 100 м. Вероятно, снег выдут частыми сильными ветрами, поэтому в некоторых местах движение на лыжах среди чахлых кустиков, травы, кочек и камней исключительно проблематично. По долине проходит старая вездеходная дорога. Перевал к ручью Сюрась-Рузь представляет собой обширное плато (проходная долина), расположенное на высоте 820 м. Короткий лыжный спуск приводит к руслу р. Сюрась-Рузь, прямо к началу живописнейшего каньона, который тянется на протяжении 4 км до устья ручья Караванного. В каньоне множество коротких сливов, снежных переметов, участков чистого льда, наледей и боковых ледопадов. В некоторых местах приходится идти пешком. Характерно, что значительно выше каньона на боковых склонах долины часто видны мощные снежные надувы (следствие сильных ветров), а узкое русло в нескольких местах полностью перегорожено старыми лавинными конусами. Можно смело сказать, что подобный участок пути более характерен для Алтая, Саян или Забайкалья, а уж никак не для Приполярного Урала.

После слияния ручьев Сюрась-Рузь и Караванного начинается река Пелингичей, которая почти на всем своем протяжении также носит тот же самый “саяно - забайкальский” характер. Очень много чистого льда, а ниже устья ручья Южного (правый приток) в русле часто встречаются мокрые наледи. По берегам видны многочисленные следы деятельности геологов: остатки балков и каких-то навесов, старые дороги, шурфы и отвалы породы, разбитая техника. В устье р. Еркусей стоит большая добротная изба, а в районе устья р. Лапча-Вож есть несколько сравнительно новых балков. Мы никуда не заходили, поэтому точных данных об их состоянии не имеем. Ни людей, ни каких-либо свежих следов их пребывания в долине Пелингичей мы не встречали.

Вдоль правого берега реки Балбанью, чуть ниже устья Пелингичей начинается гряда характерных невысоких скал, сильно источенных водой. Ниже этих скал, на берегу реки расположен целый “городок”, состоящий из 10-15 балков, прямо за которыми (в 100 м от берега) проходит грунтовая “магистраль” от базы Желанной к базе Сана-Вож. Оставшиеся 6 км до базы Сана-Вож мы прошли по этой дороге.

База Сана-Вож служит для заправки топливом геологической техники, работающей в истоках реки Кожим, и является своеобразным перевалочным пунктом между Интой и дальними базами геологов. На базе есть несколько жилых помещений, в одном из которых нам разрешили переночевать. Строго говоря, никакой острой нужды в теплом ночлеге мы не испытывали, однако, лишь на этой базе имелась возможность вновь подзарядить до максимума аккумуляторы нашего спутникового телефона. Правда, дизель-генератор запускался на базе лишь поздним вечером из-за чего мы потеряли здесь почти половину ходового дня. Однако, надежная связь с домом была для нас все-таки важнее, чем потеря этих нескольких ходовых часов.

 

база “Сана-Вож” - долина реки Кожим - река М. Лемва - река Б. Лемва - ручей Кедзыд-Шор - г. 1194 (восх) - долина реки Правая Парнокаю

(6 – 7 дни пути)

 

Начало пути от базы Сана-Вож вверх по долине Кожима проходит прямо по дороге, по которой бензовозами доставляется топливо к истокам реки. В километре от базы дорога пересекает русло Балбанью, которая выше этого места практически свободна от льда. Однако, ниже автомобильного брода имеется несколько снежно-ледовых мостов, благодаря которым мы спокойно перебрались на правый берег реки и вновь вышли на дорогу. Несмотря на то, что дорога сильно петляет и “скачет” по высоте, она позволяет не думать о выборе направления движения, поэтому почти весь наш путь до начала перехода в бассейн Лемвы проходил или по дороге, или непосредственно рядом с ней. На безлесных болотистых участках на дороге много наледей. Ближе к устью ручья Юнко-Вож (правый приток Кожима) вдоль дороги появляется множество обширных безлесных полян, поэтому устье “перевального” ручья хорошо просматривается издалека, а выход к нему с дороги проходит прямо по полянам и редким зарослям кустарников. Ниже устья ручья на правом берегу Кожима расположены характерные скалы, которые служат хорошим ориентиром.

Практически весь дальнейший путь от Кожима до Малой Лемвы сопровождался сильным подлипом и проходил по широкой долине ручья, где мы придерживались либо безлесных полян, либо участков редколесья с более плотным снегом. На водоразделе лес закончился, а сам “перевал” оказался обширным тундровым плато с абсолютной высотой около 500 м.

Отсюда до русла Малой Лемвы остается 1 км, хотя никакого спуска к реке практически нет. Берега хорошо заметны лишь по “лесу” - густым зарослям высоких кустов, среди которых мы и заночевали. Слияние Малой и Большой Лемвы расположено в 4 км ниже “леса”, хотя по прямой до русла Большой Лемвы не более километра. Эта “стрелка” срезается практически без всякого набора высоты, но выходить к Большой Лемве необходимо осторожно, т. к. над крутым левым берегом нависает мощный снежный карниз. Долина Большой Лемвы практически безлесная, встречается лишь редкий кустарник. В русле - чистый лед и много наледей, Над долиной нависают красивые скальные обрывы юго-западного отрога массива 1194 м, левее которого находится долина “перевального” ручья. Подъем к перевалу на ручей Кедзыд-Шор проходит по руслу Большой Лемвы (5 км) и ее правого притока (7 км). Широкая перевальная седловина становится видна только из долины притока - справа от характерной плоской вершины. Выход на перевальное плато (820 м) - на лыжах. Спуск к истокам ручья Кедзыд-Шор также пологий, но над руслом нависает снежный карниз, поэтому наиболее удобное и безопасное место выхода к руслу находится прямо под склонами массива 1194 м. От самых истоков ручья Кедзыд-Шор мы совершили восхождение на безымянную вершину 1194 м. Подъем проходил по снежно-осыпным склонам крутизной до 25-30 град. и не представлял какой-либо особой сложности (н/к – 1А). Вершина представляет собой обширное плато с остатками старого деревянного триангулятора. На юг плато обрывается скальными обрывами, над которыми нависает масса снежных карнизов, из-за чего подъем на вершину из долины Большой Лемвы, скорее всего, будет несколько сложнее. К сожалению, главную цель своего восхождения (осмотр подходов к г. 1414 м и горных массивов в южной части Народо-Итьинского кряжа) нам выполнить не удалось, т. к. уже во время восхождения погода существенно ухудшилась и видимость резко сократилась. Подъем и спуск на вершину от истоков ручья Кедзыд-Шор занял около 2 часов. Верховья ручья Кедзыд-Шор представляют собой широкую котловину с редкими скалами по берегам ручья и его притоков. По мере спуска долина сужается и последние 2 км перед впадением в реку Левая Парнокаю ручей течет в живописном каньоне с многочисленными скалами, полями чистого льда, снежными надувами и участками открытой воды. Ближе к устью по берегам Кедзыд-Шора начинают встречаться кустики, а в долине Левой Парнокаю появляется хороший лиственничный лес. От слияния двух истоков реки Парнокаю мы свернули в долину Правой Парнокаю, организовав очередной ночлег прямо в русле реки. На всем протяжении спуска по долинам Кедзыд-Шор и Левой Парнокаю прекрасным ориентиром служат характерные скалы горы Двугорбой (674 м), которая видна уже с перевального плато.

 

река Правая Парнокаю - река Малая Хайма - ручей Сед-Вож - г. 1414 м (восх) - река Большая Хайма - река Левая Грубею - река Правая Грубею - ручей Грубею-Вож

(8 – 9 дни пути)

 

По мере подъема по Правой Парнокаю лес быстро заканчивается и по берегам реки остается лишь кустарник. Путь к Малой Хайме лежит через невысокий водораздел (набор высоты около 100 м) по пологим снежно-каменистым склонам. На водораздельном плато (600 м) и без того не самая идеальная погода начала резко ухудшаться, поэтому плавный спуск в долину Малой Хаймы мы проходили практически при полном отсутствии какой-либо видимости, ориентируясь лишь на компас. Правда, в самой долине погода была немного лучше, тем более, что русло речки прослеживалось по полосе редкого кустарника. Мы даже видели на правом берегу какую-то избушку с трубой (не подходили) и каркас чума, однако, поиск устья ручья Сед-Вож, по руслу которого мы планировали подходить к массиву г. 1414 м, представлялся нам весьма проблематичным. В долину Сед-Вожа мы входили буквально ощупью, двигаясь вплотную к правому (орографическому) борту долины. Правда, уже в устье Сед-Вожа оказалось, что обозначенные на карте заросли кустов действительно имеются на местности и достаточно обширны (потенциальное топливо). При подъеме по долине ручья видимость начала существенно улучшаться, хотя все горы и хребты были еще закрыты низкой облачностью. Надеясь на дальнейшее улучшение погоды (какой-то свет наверху все-таки был!), мы поднялись практически на водораздел между Сед-Вожем и Большой Хаймой, где сделали остановку на обед. По крайней мере, в момент остановки (на высоте около 700 м), состояние погоды было уже значительно лучше, чем этим же утром в долине Малой Хаймы (430 м). Любопытно, что наши надежды полностью оправдались и к окончанию обеденной остановки весь водораздел Главного Уральского хребта полностью очистился от облачности. Выяснилось, что истоки ручья Сед-Вож и левого притока Большой Хаймы начинаются из глубоких скальных цирков, поэтому теоретически запланированный нами путь подъема на массив 1414 м (по северо-западному “водораздельному” отрогу) действительно оказался лучшим вариантом восхождения со стороны западных предгорий Урала. Именно этим путем мы и вышли на вершину, не имея до этого момента абсолютно никакой достоверной информации о возможных путях подъема. Сам подъем носил ступенчатый характер, при этом снежно-осыпные и фирновые участки крутизной до 40-45 град. (самостраховка) периодически сменялись более пологими снежными или каменистыми полями. Вершина представляет собой небольшое плато с двумя обледенелыми снежно-осыпными конусами, на южном из которых находятся остатки старого деревянного тура. В туре найдена записка туристов Инты и Сыктывкара от 17 апреля 1999 года. Подъем на вершину от истоков ручья Сед-Вож мы оцениваем на уровне 1А-1Б, при этом общее время восхождения составило у нас немногим менее 4-х ходовых часов. Дальнейшее движение на север проходило вдоль западного подножия Уральского хребта, при этом мы старались пересекать все боковые отроги с минимальным перепадом высот. Видимо, в этом районе Урала ни туристы, ни оленеводы практически не появляются, т. к. именно здесь мы столкнулись с обилием всевозможного зверья. В течении только одного дня мы два раза видели росомах (!) и неоднократно встречали небольшие группы диких оленей. Упоминать про куропаток и зайцев не имеет никакого смысла... Начиная от истоков реки Грубею мы уже пользовались качественными цветными картами масштаба 1 : 100 000, поэтому ориентирование стало доставлять нам, в основном, лишь удовольствие. Двигаясь вдоль западного подножия гор, вечером 9-го дня пути мы вышли к узкой долине ручья Грубею-Вож, в верховьях которого мы наконец-то увидели грандиозный массив горы Грубе-Из (1435 м).

 

восхождение на г. Грубе-Из - долина реки Северная Колокольня

(10– 11 дни пути)

Естественно, до своего похода никакими сведениями о возможных путях подъема на вершину горы Грубе-Из мы не располагали. Правда, уже на маршруте, мы успели несколько раз взглянуть издалека на ее массив (с вершины 1414 м и от истоков реки Грубею), и понимали, что предстоящее восхождение с западной стороны окажется не из самых легких. Тем не менее, картина, открывшаяся нам из долины ручья Грубею-Вож, привела нас в настоящий восторг. Посовещавшись, мы выбрали самый простой путь подъема - по северо-западному плечу массива, прямо с перевальной седловины между ручьем Вора-Вож и правым притоком ручья Грубею-Вож.

Подъем от лагеря в долине ручье Грубею-Вож (500 м) на указанную перевальную седловину, а также по пологой (снежно-осыпной) части северо-западного плеча (до высоты около 800 м) проходил на лыжах и никаких принципиальных трудностей не представлял. Далее крутизна склона резко увеличивалась до 25-30 град. и более, поэтому лыжи пришлось снять, продолжив путь пешком по снежно-осыпному и осыпному ребру (40-45 град.) под пояс сильно заснеженных скал (высота 1000 м), который снизу мы окрестили “черным треугольником”. Именно этот участок являлся ключевым местом подъема, хотя при нашей снежной обстановке он оказался проходим даже с индивидуальной самостраховкой. Весь этот участок мы прошли в кошках, при этом на двух коротких отрезках мы все-таки навешивали перила. После выхода на главный водораздел (высота 1150 м) рельеф существенно упрощался, однако, здесь появились поля очень твердого “асфальтового” фирна, которых ближе к вершине становилось все больше и больше. Из-за этого весь дальнейший путь (включая и последний вершинный взлет) был пройден нами также в кошках. На вершине находятся остатки деревянного тура, однако, поиски записки никаких результатов не дали. Спуск в лагерь проходил по пути подъема, при этом общее время восхождения составило 6 ч. 15 мин. ходового времени. В зимних условиях подъем на вершину от верховий ручья Грубею-Вож (по нашему пути) вполне можно отнести к категории 2А.

Следует отметить, что гора Грубе-Из (1435 м) является самой высокой точкой Урала между массивами г. Сэлем-Из (1549 м) на юге и г. Пай-Ер (1499 м) на севере, однако, это далеко не единственный из достойных внимания объектов в северной оконечности Приполярного Урала. Даже в самой непосредственной близости от этого массива находится множество безымянных вершин высотой более 1000 м. (1300, 1185, 1183, 1142, 1106, 1078 и множество других), каждая из которых представляет интерес, хотя бы в качестве прекрасных обзорных точек. Скорее всего, на многие из этих вершин никто и никогда вообще не поднимался. Еще утром этого дня (11 апреля) в погоде был замечен явный перелом в сторону ухудшения, поэтому после возвращения в лагерь мы решили не расслабляться и в этот же день продолжить дальнейшее движение по маршруту. К этому времени небо окончательно затянула плотная облачность, а вдоль гор подул сильный юго-западный (т. е. попутный для нас) ветер. После обеда и короткого отдыха мы продолжили путь по холмистой предгорной тундре и миновав верховья ручьев Вора-Вож и Бадья-Вож, заночевали в долине реки Северная Колокольня. Погода явно портилась, однако, вечером 11 апреля весь массив горы Колокольни был еще хорошо виден. На завтрашний день мы наивно строили планы подъема на вершину, по которой проходит условная граница Приполярного и Полярного Урала...

Утром 12 апреля видимости не было абсолютно никакой. Начавшаяся ночью жесткая пурга с мокрым снегом в буквальном смысле не позволяла высунуть нос из палатки, не говоря уже о каком-то восхождении на вершину Колокольни. Целые сутки мы отлеживались в лагере, периодически укрепляя палатку, откапываясь от снега и ожидая хоть каких-то признаков улучшения погоды. Учитывая, что более половины нашего “марафонского” маршрута оставалось еще впереди, вечером 12 апреля мы приняли решение в случае малейшей возможности сворачивать свой лагерь и продолжать движение на север, не ожидая окончательного улучшения погоды, необходимого нам для восхождения на г. Колокольня. Конечно, было очень жаль покидать этот интересный район, так и не поднявшись на вершину Колокольни, однако, никаких перспектив для улучшения погоды мы не видели. Характерно, что туристы бывают здесь исключительно редко, поэтому единого мнения о том, какая же из вершин массива является “настоящей Колокольней” до сих пор нет. Например, та точка, которая в некоторой старой туристской литературе упоминается как “пограничная” гора Колокольня (1305 м), на современной карте никакого названия не имеет вообще, хотя и “выросла” до высоты 1331 м. Правда, в 3 км к востоку от нее на картах теперь обозначена более высокая гора Магнитная (1365 м). Точно так же, как и в окрестностях г. Грубе-Из, в массиве Колокольни имеется, как минимум, еще две безымянные вершины (1191 и 1178), каждая из которых представляет интерес в качестве хорошей обзорных точек района.

 

река Северная Колокольня - ручей Нянь-Ворга-Вож - река Северная Харута - река Чигим-Харута

(11-13 дни пути)

 

Утром 13 апреля слегка похолодало и видимость немного улучшилась. Периодически нижняя граница плотной облачности поднималась до уровня 500-550 м, при этом дно долины просматривалось на 2-3 км. Мы решили продолжать движение, откопали из под снега свои нарты и, свернув лагерь, направились вниз по долине Северной Колокольни. Ориентиров не было практически никаких, поэтому, пройдя вдоль реки около 3-4 км, мы оставили русло и ушли в холмистую тундру правого берега, двигаясь по ней в северо-восточном направлении. После пересечения долины ручья Визувшор мы поднялись на холмистые склоны водораздела с ручьем Нянь-Ворга-Вож, продолжая движение на северо-восток по склонам массива 775 м. Абсолютная высота местности постепенно понижалась, при этом видимость начала улучшаться. Крутой спуск на лыжах привел нас в глубокую долину ручья Нянь-Ворга-Вож (250 м), который мы пересекали среди густых зарослей кустарника и отдельных лиственниц. В нескольких километрах ниже по течению был виден хороший лес. На ручье оказалось много промоин, поэтому здесь мы сделали обеденную остановку “на живой воде”. В долине (250 м) видимость была значительно лучше, т. к. граница облачности все еще оставалась на уровне 500-600 м. Однако, здесь стало и теплее, что, вероятно, было связано не столько с потерей высоты, сколько с наступлением устойчивой оттепели. Начался сильный подлип. На ручей Хальмервож (левый приток Северной Харуты) мы переваливали около характерных скальных останцев, вновь поднявшись при этом до высоты около 400 м. После спуска в широкую долину Хальмервожа (300 м), мы поднялись по его правому притоку на еще один водораздел (450 м), спуск с которого привел нас в каньон ручья Варишвож, а затем - в русло реки Северной Харуты. В долине очень живописные скалы, встречаются островки кустов, а от крутого поворота русла реки на запад (250 м) начинается хороший лиственничный лес. Расположенные в истоках Северной Харуты и ее правых притоков горы Войкар-Сыньинского массива очень красивы, хотя их высота редко превышает 750-900 м. Вероятно, именно из-за их небольшой высоты и значительной удаленности от других традиционных объектов, этот район практически не посещается туристами.

Поднявшись от русла Северной Харуты по долине ее правого притока (в устье – летняя стоянка оленеводов), мы вышли на сравнительно плоский водораздел с рекой Чигим-Харутой (450 м), где несмотря на оттепель, подлип был все-таки немного слабее. Воспользовавшись этим моментом, мы прямо на лыжах траверсировали водораздел, пройдя по восточным склонам массивов 585 м и 626 м, и спустившись затем к руслу Чигим-Харуты прямо в устье ее правого притока, по которому планировали дальнейшее движение на север. Напротив этого устья на левом берегу Чигим-Харуты находятся живописные скалы-останцы и растет хороший лиственничный лес. В самом устье (200 м) - летняя стоянка оленеводов.

 

река Чигим-Харута - ручей Молюд-Вож - река Тумболова - река Кокпела - ручей Покойница-Шор - река Погурей - каньон реки Погурей-Егарт - ручей Пальник-Шор

(13 -16 дни пути)

 

К северу от долины реки Чигим-Харуты высота боковых западных отрогов Урала заметно снижается и ярко выраженные предгорья сменяются зоной холмистой тундры. Строго говоря, начиная от русла Чигим-Харуты, движение на лыжах у западного подножия Уральского хребта возможно в любом направлении и при любой видимости. При этом отдельные каменистые поляны или возвышенности типа Молюдмыльк (483 м) или Самсоновых гор обходятся без каких-либо проблем. Вообще-то, до долины реки Нижней Кокпелы мы так и двигались - в густом тумане и снегопаде, выдерживая направление по компасу и определяя свое местонахождение по прибору “GPS”.

По берегам Нижней Кокпелы действительно разбросано множество небольших одиночных скал-останцев (обозначены на карте М 1 : 100 000), при этом само русло оказалось довольно глубоко врезано в окружающую каменистую тундру. Здесь погода окончательно испортилась и вверх по Нижней Кокпеле мы шли в полном отсутствии какой-либо видимости при боковой пурге-низовке. Факт прохождения седловины между истоками Нижней Кокпелы и ручьем Покойница-Шор (330 м) мы определили лишь по данным “GPS”, после чего слегка “довернули” свой курс вправо, чтобы, двигаясь в пургу, не уйти в сторону от гор. Через какое-то время мы действительно “уперлись” в каменистые склоны хребта, разделяющего истоки ручьев Покойница - Шор и Погурей - Соим. Здесь, вечером 15 апреля, мы заночевали.

Необходимо отметить, что, отказавшись из-за непогоды от восхождения на вершину горы Колокольня, мы рассчитывали (в полном соответствии с одним из запасных вариантов) заменить это восхождение на какую-либо из вершин Карового Массива, рассматривая в качестве идеальной “обзорной” точки массив 1135,7 м, расположенный в самых истоках рек Пага и Погурей. Исходя из этой задачи, мы и оценивали состояние погоды утром 16 апреля, когда в верховьях ручья Покойница-Шор дула сильнейшая пурга-низовка (с юго-востока) при абсолютно ясном небе над головой. Естественно, не имея ни малейшего желания двигаться прямо на встречный ветер, дувший на нас от истоков реки Погурей, мы решили “спрятаться” от него в каньон ручья Погурей-Егарт и, поднявшись по нему вверх, выходить к массиву 1135,7 м уже от истоков этого ручья. Идея была прекрасна, но пока мы добрались до каньона, погода совсем испортилась. При абсолютно ясном небе, каньон ручья Погурей-Егарт походил на “натуральную преисподнюю”, заставив нас вспомнить прошлогодний поход на Северную Землю. Двигаясь по нему вверх (при полном отсутствии уклона!), мы, ценой тяжелейших усилий, смогли за полчаса продвинуться... на целых метров (!!!). Благоразумие взяло верх, и мы... отступили. Едва наши лыжи были развернуты по ветру, как каньон Погурей-Егарта просто “выплюнул” нас в широкую долину реки Погурей вместе с нашими рюкзаками и нартами. Никакими лыжными палками мы при этом не отталкивались!!!

Попытавшись продолжить движение на север при такой сумасшедшей пурге-низовке, мы через несколько километров бросили эту дурацкую затею и остановились в ожидании улучшения погоды. Лишь утром следующего дня (17 апреля) ветер стал стихать и мы смогли продолжить дальнейшее движение по холмистой предгорной тундре на северо-восток, рассчитывая теперь, вместо вершины горы Колокольня, подняться на массив Пальник-Шор. Пока мы пересекали верховья рек Молюд-Шор, Пага и Пальник-Ты-Вис, ветер окончательно стих и мы остановились на водоразделе между ручьем Пальник-Шор и истоками реки Грубею (420 м), откуда решили совершить восхождение на высшую точку массива (1173,3 м).

 

восхождение на массив г. Пальник-Шор (1173,3 м)

(16-й день пути)

Согласно последних публикаций в газете “Вольный Ветер” (№ 43), район горы Пальник-Шор почему-то считается отдельным горным массивом в южной части Полярного Урала, хотя фактически, эти горы являются южной оконечностью массива горы Хордьюс и никогда не рассматривались уральскими туристами в качестве самостоятельного объекта спортивных походов. Вполне возможно, что зря. В этом районе известно несколько перевалов (от н/к до 1Б), при этом практически на все вершины массива неоднократно поднимались команды спортивных туристов. Есть даже данные о полном летнем траверсе массива (от горы Хордьюс до горы Пальник-Шор), который в 90-х годах был пройден командой г. Новоуральска. Кстати сказать, само название вершины Пальник-Шор является достаточно условным, т. к. до сих пор не нанесено ни на одну “настоящую” карту.

Планируя подниматься на вершину Пальник-Шор (1173,3 м), мы оценили издалека возможные пути восхождения, остановившись на одном из самых простых - по северо-западному ребру Главного водораздельного хребта с дальнейшим выходом на вершину с юго-запада. Правда, нас несколько смущала оценка путей подъема, данных в “Вольном Ветре” (1А), тогда, как по нашим понятиям, выбранный нами вариант был значительно ближе к категории 1Б, чем к 1А . Подъем на водораздел ручья Пальник-Шор и реки Грубею, а также на северо-западный отрог хребта (600 м) проходил на лыжах и не представлял каких-либо особенных сложностей. У подножия скально-осыпного отрога хребта крутизна подъема быстро начала увеличиваться с 10-15 до 30-35 град, при этом, сам отрог превратился в снежно-осыпное ребро, имеющее ширину всего около 5-10 метров и обрывающееся в обе стороны крутыми скально-осыпными сбросами. Путь на вершину выглядел не слишком простым, однако, состояние снега позволяло нам вытаптывать хорошие ступени. Имеенно поэтому, несмотря на лабиринт забитых снегом жандармов и фирновые поля, выход по гребню на главный водораздел оказался относительно простым, хотя, на наш взгляд, этот путь все-таки соответствует уровню 1Б.

После выхода на водораздельный хребет (1080 м) до вершины остается около 1 км несложного пути в северо-восточном направлении. Весь подъем от лагеря занял 3 часа ходового времени, спуск - почти втрое меньше. При благоприятной видимости с вершины открывается уникальная панорама южной части Полярного Урала от района горы Хордьюс (на севере) до гор Карового массива (на юге). Вершина оказалась полностью забита снегом, поэтому никаких намеков на тур мы не обнаружили.

 

ручей Пальник-Шор - истоки реки Грубею - река Малая Ниедью - река Большая Ниедью - ручей Ниедь-Шор - гора Хордьюс (восх.)

(17-й день пути)

Движение вдоль хребта к подножию горы Хордьюс не представляет никаких технических проблем, тем более, что этот район был хорошо знаком трем членам нашей группы по походам, пройденным здесь еще в начале 80-х годов. В то время у туристов этих места были довольно популярны, а сейчас мы даже не встретили здесь ни одной лыжни. Любопытно, что по мере продвижения на север, количество снега в тундре уменьшалось, а его состояние явно свидетельствовало о сравнительно недавних сильных оттепелях. Очень часто на пути нам встречались обширные бесснежные поляны, а в долине Большой Ниедью почти весь снег оказался покрыт мощной ледяной коркой.

По старому опыту, лагерь для восхождения на Хордьюс (если точнее, то остановку на обед) мы организовали на ровном плато в верховьях ручья Ниедь-Шор (320 м). Подъем к верховьям левого притока Левой Лагорты идет по пологим снежным склонам, перемежающимся каменистыми россыпями, а затем - прямо по руслу притока до дна цирка (700 м). В 80-х годах мы поднимались на другие вершины массива, поэтому, ориентируясь на статью в “Вольном Ветре”, мы рассчитывали на сравнительно простое восхождение (т. е. между н/к и 1А) и ... очень горько об этом пожалели. Весь подъем до седловины 970 м (находится к северу от главной вершины массива) проходил по жесткому фирну и обледенелым камням, а мы, поверив статье, не взяли с собой ни кошек, ни веревок. Так нам и пришлось “царапаться” - с самой предельной осторожностью по склону крутизной около 35 град. Выход с седловины на вершину (1086 м) был намного проще и проходил по пологому снежно-осыпному плечу массива. Ни тура, ни каких-либо других следов людей мы на вершине не видели. К палатке спускались по своим следам, при этом все восхождение заняло у нас 3 часа 35 минут.

 

ручей Ниедь-Шор - река Левая Лагорта - река Средняя Лагорта - река Правая Лагорта - Плато Полярного Круга (восх. г. 1060 м)

(17 – 18 дни пути)

Спустившись с плато в долину Левой Лагорты, мы продолжили движение по предгорной тундре на северо-восток, сталкиваясь с таким же “оплавленным” весенним снегом, при этом его общее количество продолжало уменьшаться. В районе Средней Лагорты пересекли Северный Полярный Круг, после чего по пологим снежным полям поднялись к широкой седловине между истоками Правой Лагорты и Малой Хойлы. Здесь, прямо в русле Правой Лагорты, мы сделали остановку для подъема на Плато Полярного Круга, совместив ее с обеденной стоянкой (420 м).

Плато Полярного Круга является своеобразной достопримечательностью района и знаменито тем, что именно в этом месте пересекаются Уральский хребет и Северный Полярный Круг. Массив подробно описан в “Вольном Ветре” и представляет собой обширное расчлененное плато, расположенное к югу от Хойлинских озер (плато известно у туристов еще и как “Хойлинская Подкова”). Побывать в знаменитой “точке пересечения” мы не планировали, поэтому поднимались на высшую отметку в северо-западной оконечности этой самой “подковы” (1060 м), рассчитывая осмотреть весь массив со стороны. Подъем к подножию плато (550 м) проходил на лыжах по пологим снежным и снежно-осыпным склонам, а затем пешком по разнокалиберной осыпи крутизной до 25-30 град. На высоте около 850 м склон резко выполаживается, после чего до восточной кромки плато остается еще около 1,5 - 2 км пути по пологому снежному полю.

Сверху открывается действительно впечатляющий вид на многоярусные цирки Хойлинских озер и на весь Уральский хребет от Хордьюса до массива горы Пай-Ер. Правда, сделать хороших фотографий нам не удалось - сильно мешала дымка. Никакого тура на плато 1060 нет, да мы и не рассчитывали обнаружить здесь чьи-нибудь следы. Все восхождение и спуск в лагерь заняли у нас менее 3-х часов. Наш путь подъема на плато от истоков реки Правая Лагорта не превышает категории 1А.

 

река Правая Лагорта - озеро Хойла - река Правая Юньяха - река Средняя Кечпель - река Харута

(18 – 19 дни пути)

 

От стоянки на Правой Лагорте мы перевалили в истоки Малой Хойлы, после чего, изрядно покрутившись в лабиринте каменистых моренных холмов на водоразделе Малой и Большой Хойлы, вышли в котловину озера Хойла-Ты. На северной оконечности озера находится старый полуразрушенный балок, хотя, судя по общему рельефу склонов, в зимнее время озеро существенно “усыхает” и его уровень сильно снижается.

Путь до истоков реки Харуты проходил по холмистой предгорной тундре и был хорошо знаком нам еще по походам 80-х годов. В то время база геологов в районе отметки 492 м (водораздел Большой Хойлы и Юньяхи) была закрыта, а теперь она функционирует - издалека хорошо слышен шум дизеля, а ночью виден электрический свет. На водоразделе мы пересекли свежие следы вездеходов, но к самой базе не подходили, т. к. она находилась далеко в стороне от нашего пути.

Еще одним любопытным моментом на этом отрезке маршрута была встреча с молодым медведем, которого мы вспугнули, подняв из берлоги недалеко от русла реки Средняя Кечпель. Берлога оказалась всего в 20-30 м от нашей лыжни, а медвежий сон, видимо, уже заканчивался. Выскочив на свежий воздух, медведь бросился убегать от нас на запад (к тайге), но это стало его трагической ошибкой. Уже через 15-20 минут мы услышали хлопки далеких выстрелов, а чуть позднее к нам подъехали на трех “Буранах” охотники из поселка Елецкий. Оказалось, что они гоняли волков, а “наш мишка” выбежал прямо на них... Откровенно говоря, медведя было очень жалко. Днем 20-го апреля произошел резкий перелом в состоянии погоды и зима фактически закончилась. Началась продолжительная оттепель, в результате которой от долины Левой Кечпели и до самого финиша на железной дороге мы практически постоянно шли по мокрому снегу. Последние дни маршрута (с 20 по 23 апреля) подлип стал для нас нормальным явлением.

Планируя совершить восхождение в массиве Пай-Ера, мы разбили лагерь в русле реки Харуты, перевалив в ее долину через северо-восточное плечо водораздела Правой Кечпели и Харуты (на высоте около 600 м). В этом районе нам наконец-то начали попадаться следы пребывания других групп туристов, хотя “живьем” мы никого из них не встречали. Узкая долина реки Харуты зажата крутыми каменистыми, склонами, по берегам много скальных выходов. Русло реки в нескольких местах перегораживают снежные забои.

 

восхождение на г. 1292 м (Северный Пай-Ер)

(20-й день пути)

Массив Пай-Ера прекрасно известен туристам, хотя орография его вершин, принятая среди спортсменов различных городов, может отличаться от той, которая приведена в газете “Вольный Ветер”. Например, у некоторых уральских туристов можно встретить следующие названия:

Главный Пай-Ер - высшая вершина массива (1499 м, на некоторых картах - 1472 м)

Восточный Пай-Ер ( он же - г. Блюхера высотой 1427 м, на последних картах - 1396 м) - известен под этим именем еще из туристской литературы прошлых лет

Центральный (Узловой) Пай-Ер - массив 1371 м в междуречье рек Лек-Хойла, Бур-Хойла и ручья Харута-Шор

Северный Пай-Ер (1292 м) - высшая точка всего северного отрога массива

Западный Пай-Ер (1330 м), расположенный к юго-западу от главной вершины массива.

Подниматься на главную вершину массива мы и не собирались, т. к. четверо из нас в разные годы на ней уже бывали. Именно поэтому нами было заранее запланировано восхождение на вершину 1292 м, которую мы считали идеальной панорамной точкой для осмотра и фотографирования всего массива “со стороны”. До похода никакой информацией о характере подъема на эту вершину мы не располагали, рассчитывая оценить различные варианты пути прямо на месте.

Вершина 1292 м была хорошо видна нам перед спуском в долину Харуты, при этом снизу казалось, что подъем по западному плечу до самого верха будет проходить по несложным осыпным склонам. Выбрав 20 апреля именно этот вариант, на следующий день мы подошли под основание осыпного склона (600 м), где оставили лыжи и продолжили дальнейший подъем пешком. До высоты 1100 м путь проходил по почти бесснежным осыпям крутизной до 30-35 градусов и особой сложности не представлял. По мере подъема плечо сужалось и на высоте около 1100 м неожиданно превратилось в заснеженный гребень, который снизу нам виден не был. Начало гребня очень простое, но по мере приближения к вершине количество жандармов увеличилось, а ширина гребня сильно уменьшилась. На последних 300 м характер подъема заметно напоминал “классический” путь на Пай-Ер (т. е. на уровне 1Б), при этом на северную сторону гребень обрывался очень крутыми фирновыми склонами, а на юг - заснеженными скальными сбросами. Наконец-то выяснилось, что вершина представляет собой узкое плато протяженностью около 100 м, с которого на восток свисают мощные снежные карнизы. Никакого тура на вершине нет. В лагерь спускались знакомым путем, при этом все восхождение заняло у нас 3 часа 15 минут. К сожалению, когда мы были наверху, погода начала портиться и видимость оставляла желать лучшего. Вершина действительно является прекрасной обзорной точкой, но из-за погоды хороших фотографий нам сделать не удалось. Пытаясь оценить сверху другие пути восхождения, можно предполагать, что подъем на седловину, расположенную к северу от вершины 1292 м, с дальнейшим выходом на нее по северному гребню, скорее всего не проще нашего и также может оцениваться категорией 1Б. Выход на южный гребень показался нам сложнее.

 

река Харута - ручей Харута-Шор - ручей Вон-Кур-Юган - ручей Янас-Шор - ручей Нангыт-Юган - река Яй-Ю - река Елец

(20 – 21 дни пути)

Если на самой вершине 1292 м и на ее склонах оттепели еще не было, то спустившись в долину Харуты, мы вновь столкнулись с сильнейшим подлипом. Снег быстро таял и после того, как мы свернули лагерь и вышли из гор, нам пришлось очень часто преодолевать почти бесснежные участки “черной тундры” и каменистых россыпей. Особенно много таких участков встречалось в междуречьях Харуты, Харута-Шора и Вон-Кур-Югана, где выбор пути для передвижения на лыжах с нартами представлял откровенную проблему. За долиной Вон-Кур-Югана количество снега заметно увеличилось и продвигаться на северо-восток стало существенно проще.

Повсеместно в зоне предгорий встречаются заросли кустов и небольшие островки лиственничного редколесья. Практически весь этот отрезок маршрута мы проходили при ограниченной видимости, в условиях подлипа, сильного ветра и частых снежных зарядов. Единственным, достаточно характерным местом этого района оказалась долина ручья Янас-Шор, по берегам которого заметно множество старых летних вездеходных следов, идущих в сторону перевала Хара-Маталоу. Здесь же мы встретили достаточно свежий след нескольких оленьих упряжек. Никаких других ориентиров на этом участке пути нет, правда, благодаря хорошей карте масштаба М 1 : 100 000, даже при относительно слабой видимости местность прекрасно “читается”. Таким образом, идентификация долины реки Елец не составила для нас никаких проблем, хотя мы и опасались, что для ее поиска нам придется ожидать улучшения погоды.

 

река Елец - перевал на ручей Кузь-Ты-Вис - река Макар-Рузь - река Енга-Ю - ст. Харп

(21 – 22 дни пути)

Весь подъем к перевалу Кузь-Ты проходится на лыжах прямо по руслу реки Елец и никаких особенных технических сложностей не представляет. Сильнейший подлип. В нижней части долины была видна чья-то очень старая лыжня, но куда она ушла (на перевал Кузь-Ты, или на перевал Макар-Рузь), мы так и не поняли. В самых истоках русло реки Елец поворачивает на юг, поэтому вид на перевальную седловину открывается только в непосредственной близости от нее. Погода отвратительная - туман, сильный ветер с мокрым снегом. Практически сразу после прохождения перевала погода совсем испортилась и нас “накрыла” жесткая мокрая пурга.

Из-за пурги нам пришлось в спешном порядке ставить штормовой лагерь и останавливаться на обед. В надежде на хоть какое-то улучшение погоды, эта обеденная остановка плавно перешла в ночлег, т. к. пурга не прекращалась и буквально нескольких секунд пребывания вне палатки было достаточно для того, чтобы основательно промокнуть. “Видимость” при этом не превышала нескольких десятков метров. Утро не принесло ожидаемого улучшения погоды, хотя мокрая пурга дула уже не постоянно, а какими-то зарядами. Надев непромокаемые костюмы и воспользовавшись очередным коротким затишьем, мы быстро свернули свой лагерь и вышли вниз по долине ручья Кузь-Ты-Вис. Как мы и предполагали, оказалось, что мы сидели прямо в облаках. По мере спуска окружающие нас каменистые склоны постепенно “проявлялись”, а видимость - улучшалась. Правда, мокрая пурга при этом не прекратилась, а только сменилась самым обыкновенным дождем.

Еще пережидая пургу в палатке, мы детально изучили орографию окружающих хребтов и всерьез опасались, что в долине реки Макар-Рузь нас будет ожидать встречный ветер с Собского перевала, через который мы рассчитывали выходить к железной дороге. Так и оказалось, при этом шел дождь, а нижняя граница облачности “висела” на уровне около 350-400 метров. Вполне естественно, что “нырять” еще раз в мокрую пургу при сильном встречном ветре у нас не было ни малейшего желания, а о восхождении в таких условиях на какую-нибудь из вершин массива Рай-Из не хотелось даже думать. Рассчитывая на то, что погода у восточных предгорий Урала, как правило, всегда лучше, мы решили спускаться вниз по долине реки Макар-Рузь и пройдя к югу от массива горы Черной, финишировать на станции Харп. На протяжении нескольких километров ниже устья ручья Кузь-Ты-Вис в русле реки Макар-Рузь встречается очень много мокрых наледей и участков “верховой” воды, по которым мы шли прямо на лыжах. По берегам видны остатки каких-то старых геологических баз и лагерей: каркасы палаток и навесов, полуразрушенные балки и т. п. У западной оконечности массива горы Черной появляются отдельные лиственницы, а затем и нормальное редколесье. Здесь же начинают встречаться обширные поляны “черной тундры” и чистые каменистые россыпи, среди которых с большим трудом можно было выбрать путь на лыжах. Оставив русло Макар-Рузи, мы повернули на восток и пересекая верховья ручьев Черный, Покойник-Шор и речки Орех-Еган, вышли к реке Енга-Ю, где начался хороший лиственничный лес.

В лесной зоне состояние снега выглядело буквально критическим, т. к. вся его толща, за исключением тонкой и сравнительно плотной корки, была уже насквозь пропитана водой. Смирившись с необходимостью тяжелейшего тропления, мы неожиданно встретили старый след “Бурана”, где снег тоже проваливался, хотя и не так глубоко. Двигаясь по этому следу, мы через несколько километров оказались на лесовозной дороге, по которой и прошли последние 8-10 км до станции Харп. Финишировали уже в темноте.

 

Выезд с маршрута

Харп - достаточно крупный поселок, расположенный на левом берегу реки Собь. “Наша дорога” выходит прямо к мосту через реку, за которым находится “зона”, огороженная стандартной “колючкой”. Дорога обходит “зону” слева и выводит на местную “магистраль”, покрытую асфальтом (!). Двигаясь по ней налево, можно выйти в поселок, направо - к железнодорожной станции. В поселке есть все атрибуты цивилизации и множество магазинов, в том числе и таких, которые работают круглые сутки. Выезд с маршрута был самый традиционный - по железной дороге с несколькими пересадками (Котлас, Пинюг и Киров). Пересадки в Сейде нам удалось избежать, т. к. от Харпа мы купили билеты в один из прицепных вагонов поезда “Лабытнанги – Москва”. Пересадка в Пинюге оказалась вынужденной, т. к. прямой поезд “Котлас – Киров” в настоящее время ходит через день.

 

ИТОГИ, ВЫВОДЫ, РЕКОМЕНДАЦИИ

 

За 22 ходовых дня группой в хорошем темпе пройден достаточно сложный маршрут, интересный как со спортивной, так и с познавательной точки зрения. В итоге, команде удалось соединить единой ниткой район высших вершин Приполярного Урала, “пограничный” Народо-Итьинский кряж и все основные горные узлы южной части Полярного Урала вплоть до горы Пай-Ер и массива Рай-Из. Никакими сведениями о полном прохождении такого маршрута другими группами мы не располагаем, хотя специальный поиск подобной информации нами никогда не проводился. Именно поэтому не имеет смысла и рассуждать о каком-то уникальном первопрохождении, хотя вполне возможно, что некоторые отдельные элементы нашего маршрута оказались пройденными впервые. Из-за погодных условий мы были вынуждены отказаться от подъема на г. Колокольня и на массив Рай-Из, совершив вместо этого восхождение на г. Пальник-Шор (из запасного варианта). Правда, мы и не рассчитывали пройти весь поход при благоприятной погоде, поэтому такую корректировку маршрута считаем совершенно естественной.

Основные рекомендации по разработке подобных маршрутов уже приведены в разделах “Смысловая идея и организация похода”, а также “Туристская характеристика района”. Дополнительно имеет смысл остановиться лишь на некоторых характерных особенностях подготовки и прохождения “марафонских” походов:

1. Как правило, любой “марафон” связан с жесткими ограничениями по времени, поэтому группа должна рассчитывать на самый минимальный временной резерв для “отсидок” по пережиданию любой непогоды. Таким образом, при подготовке похода должна самым тщательным образом прорабатываться не столько “нитка” маршрута, сколько его “лента” шириной до 20-30 км. Идея этой проработки заключается в том, что для любого участка пути команде необходимо иметь запасные варианты, позволяющие в случае непогоды продолжать движение, обходя технически сложные элементы или участки со сложным ориентированием. Естественно, эти же запасные варианты должны обеспечивать эквивалентную замену “пропущенных” препятствий на дальнейшем маршруте - чтобы в результате всех “обходов” не пострадала зачетная категория сложности похода. На фоне этих требований, крайне желательно создать у участников и достаточно специфический психологический настрой, т. к. группа должна быть морально готова к отказу от любой вершины или перевала. Другими словами, ни одно препятствие не должно расцениваться командой как “основная цель похода”, которую “необходимо взять любой ценой”.

2. Принять на вооружение концепцию “продолжения движения в случае непогоды” может только достаточно опытная команда, обладающая многими необходимыми навыками (различные приемы ориентирования при отсутствии реальной видимости, установка лагеря в условиях жесткой пурги и т. п.) и имеющая такое снаряжение, которое позволяет участникам продолжать движение в непогоду. Естественно, речь идет о таких погодных условиях, при которых человек в принципе может находиться вне какого-то укрытия (палатка, иглу или пещера). Правда, давно замечено, что по мере накопления спортивного опыта и улучшения качества личного снаряжения участников, понятие “неходовой погоды” у каждой группы заметно трансформируется. Из сказанного можно сделать следующие основные выводы:

а) во-первых, программа предпоходных тренировок должна учитывать необходимость отработки спортсменами самого максимального объема всевозможных “непогодных” навыков

б) во-вторых, еще на этапе разработки маршрута туристам следует учитывать возможность его прохождения в условиях ограниченной видимости (выбор “всепогодных” ориентиров и путей преодоления сложных препятствий, выбор оптимальных направлений выхода к “узловым” ориентирам и т. д.)

  1. И все-таки, даже очень опытной группе редко удается полностью избежать потерь времени из-за пережидания непогоды. Для подобной ситуации спортсмены должны заранее рассмотреть возможные варианты своих действий и предусмотреть какие-то тактические решения, например:
  2. - включить в график похода несколько резервных дней, обеспечив соответствующий аварийный запас продуктов и топлива;

    - запланировать возможность сокращения маршрута на его заключительном этапе;

    - предусмотреть возможность применения каких-либо специальных приемов интенсификации своего движения.

  3. Классическим видом интенсификации движения является увеличение продолжительности суточного ходового времени, хотя обычно, этот способ наиболее эффективен в самых высоких широтах, где даже апрель является периодом белых ночей и полярного дня. На Приполярном и Полярном Урале в это время еще существует темный период суток, поэтому перед выходом на маршрут полезно предусмотреть возможность ночного передвижения на каких-то несложных отрезках пути. Такое движение наиболее удобно в период полнолуния, а также во 2-й и 3-й фазах Луны. Учитывая, что “лунный день” и фазы Луны “плавают” внутри обычных солнечных суток и календарного месяца, потребуется вспомнить элементарные основы астрономии и составить простую таблицу, взяв данные для нее из самого обычного перекидного календаря (приведен реальный пример для нашего маршрута):

 

Лунный календарь на период 01.04.02 – 04.05.02

восход закат

01.04.02 00.32 09.06 (полнолуние было 29.03)

02.04.02 02.02 09.29

03.04.02 03.25 10.02

04.04.02 04.34 10.47 начало последней четверти

05.04.02 05.27 11.46

06.04.02 06.03 12.54

07.04.02 06.28 14.08

08.04.02 06.46 15.24

09.04.02 07.00 16.38

10.04.02 07.11 17.52

11.04.02 07.20 19.05

12.04.02 07.29 20.19

13.04.02 07.38 21.34 новолуние

14.04.02 07.48 22.50

15.04.02 08.00 23.50

16.04.02 08.16 00.08

17.04.02 08.39 01.27

18.04.02 09.13 02.41

19.04.02 10.02 03.47

20.04.02 11.09 04.36 конец первой четверти

21.04.02 12.30 05.15

22.04.02 14.00 05.41

23.04.02 15.34 06.00

24.04.02 17.09 06.14

25.04.02 18.44 06.27

26.04.02 20.19 06.39

27.04.02 21.55 06.52 полнолуние

28.04.02 23.30 07.07

29.04.02 23.50 07.27

30.04.02 01.00 07.55

01.05.02 02.19 08.35

02.05.02 03.21 09.30

03.05.02 04.05 10.37

04.05.02 04.34 11.51 начало последней четверти

Наложив на такую таблицу календарные сроки предстоящего похода, еще до выезда на маршрут мы могли сделать вывод о том, что примерно с 21 по 29 апреля, в случае ясной погоды, на несложных участках пути можно будет продолжать движение и в ночное время суток. Знать такую информацию заранее бывает очень полезно. С точки зрения обеспечения безопасности, полезно напомнить о том, что характер препятствий в весеннем походе по Полярному Уралу весьма изменчив и сильно зависит от множества факторов (оттепелей, морозов, ветра и т. п.). Именно поэтому, доверяя самой надежной информации, следует все-таки рассчитывать на худшее и своевременно готовить такое снаряжение, которое позволит обеспечить команде гарантированную страховку в самых худших условиях. В этом смысле очень показателен пример нашего восхождения на Хордьюс, когда рассчитывая подняться на “простенькую” вершину (по описаниям - от н/к до 1А), мы вышли на обширные поля обледенелого фирна... Что касается конкретной разработки нитки “марафонского” маршрута, соединяющего Приполярный и Полярный Урал, то для каждой команды будет правомерен свой собственный подход к выбору узловых точек подобного путешествия. В этом вопросе универсальных рекомендаций нет и быть не может, т. к. каждого туриста будут прежде всего интересовать собственные “белые пятна” в географии Урала. Нас, например, совершенно не интересовала главная вершина Пай-Ера, на которой мы уже бывали в прошлых походах, однако, для других групп отказываться от подъема на высшую вершину Полярного Урала наверное нецелесообразно. Точно так же для команд, хорошо знакомых с высшими вершинами Приполярного Урала, может быть неинтересен и старт в районе горы Народной. Вместо этого они могут запланировать посещение южной части Народо-Итьинского кряжа с подъемом на г. Сэлем-Из и г. Лемва-Из. Выбор объектов практически неограничен. Вполне возможен здесь даже и уникальный “супермарафон”: сделав заброску на базу Желанную запаса продуктов и топлива, начать поход от железной дороги, пройти насквозь всю центральную часть Приполярного Урала, а от базы Желанной уйти на Полярный Урал по нашему маршруту.

Еще раз желаем всем удачи!

 

6. П Р И Л О Ж Е Н И Я

СПИСОК ГРУППОВОГО СНАРЯЖЕНИЯ

 

Палатка капpоновая каркасная 1

Примус "Шмель" 2

Тепловой экpан (лист стеклоткани) 2

Подставка под кухню (лист фанеpы) 1

Стандартный комплект ЗИП к пpимусу 3

Запасная гоpелка 1

Запасной насос 1

Бензин 20 литров

Автоклавы в утепленных чехлах 2

Половник 1

Ножовка 2

Веревка 8 мм 40 метров

Ремнабор 1

Групповая аптечка 1

Маршрутные документы комплект

Термометр 1

Дневник групповой 1

Навигационный приемник "GPS-40" 1

Спутниковый телефон “QUALICOM” комплект

Подзорная труба 1

Щетка снеговая 1

Фотоаппаратура с пленками 3 комплекта

Лыжная мазь (“серебрянка”) комплект

 

Общий вес группового снаряжения - 72 кг

 

СПИСОК ЛИЧНОГО СНАРЯЖЕНИЯ

 

Рюкзак капроновый 1

Коврик пенополиуретановый (каремат) 1

Спальный мешок 1

Костюм ходовой 1

Костюм ветрозащитный 1

Жилет утепленный (синтетика) 1

Ботинки 1 пара

Бахилы ходовые (с обрезиненой подошвой) 1 пара

Костюм полушерстяной 1-2

Свитер 1

Шапочка ходовая (подшлемник) 1

Маска ветрозащитная 1

Очки солнцезащитные 1

Белье запасное 1 пара

Носки х/б 3 пары

Носки шерстяные 3 пары

Чуни (носки синтепоновые) 1 пара

Рукавицы рабочие 1 пара

Рукавицы снеговые 1 пара

Рукавицы синтепоновые 1 пара

Рукавицы шерстяные 2-3 пары

Лыжи "Бескид" с лыжными палками комплект

Троссики запасные комплект

Индивидуальные наpты с "упряжью" 1

Посуда (КЛМН) комплект

Компас 1

Туалетный комплект 1

Спички 4 коpобка

Сухое горючее 3 уп.

Часы, личные документы и деньги комплект

Общий вес личного снаряжения в рюкзаке и нартах у одетого участника составляет 10 –12 кг

 

ГРУППОВАЯ АПТЕЧКА

Бинт стерильный 6 шт

Бинт нестерильный 2 шт

Бинт трубчатый 1 шт

Салфетки стерильные 1 уп

Вата 1 уп

Лейкопластырь 1 уп

Лейкопластырь бактерицидный 8 шт

Салфетки противоожоговые 2 шт

Иод 2 уп

Зеленка 1 уп

Марганец 1 уп

Фурацилин 1 уп

Гидроперит 1 уп

Бальзам "звездочка" 1 уп

Мазь "календула" 1 уп

Маль "левомекколь" 1 уп

Мазь "апизатрон" 1 уп

Анальгин 1 уп

Аспирин 1 уп

Цитрамон 1 уп

Валидол 1 уп

Но-шпа 1 уп

Ремантадин 2 уп

Мукалтин 1 уп

Уголь активированный 3 уп

Левомицетин 2 уп

Амоксил 4 уп

Аэровит 6 уп

Аскорбинка 2 уп

Крем для рук 2 шт

Спирт 500 гр

 

Общий вес групповой аптечки - 3 кг

ОСОБЕННОСТИ СНАРЯЖЕНИЯ

В целом, с точки зрения зимнего спортивного туризма, группа применяла достаточно типовое снаряжение. К оригинальным можно отнести следующие предметы:

ПАЛАТКА

Пpименялась популяpной в последние годы констpукции типа "ангаp" с каpкасом из pазбоpных титановых дуг. Особенностью нашей палатки были тpехслойные боковые стенки и двухслойные тоpцевые стенки из специально подобpанных тканей, что оказалось кpайне полезным для создания теплового комфоpта пpи минимальной пpодуваемости сильными ветpами. Характерно, что мы сознательно шли на некотоpый пpоигpыш в весовых хаpактеpистиках, прекрасно понимая, что “за удовольствия надо платить”. Палатка была изготовлена специально для нашего похода фиpмой "ВЕК" (г.Екатеринбург).

СПУТНИКОВЫЙ ТЕЛЕФОН

Наличие сpедств связи играют исключительную роль в любом путешествии, поэтому выбоp может быть только такой: либо pадиостанция, либо телефон. Так как все наши многолетние попытки добиться устойчивой pадиосвязи в ходе пpедыдущих путешествий pеального успеха не имели, мы уже третий сезон используем в высоких широтах “гаpантиpованную технику для дуpаков” в виде спутникового телефона. С помощью телефона “QUALICOM” мы с одинаковым успехом связывались с Екатеринбургом - как прямо с маршрута (из палатки или прямо с открытой местности), так и из железнодорожного вагона (через оконное стекло). Можно лишь еще раз поблагодарить ООО "ЗАЩИТА ИНФОРМАЦИИ" (г.Екатеринбург), благодаря которой мы уже три года можем пользоваться подобной аппаратурой. Следует отметить, что большинство существующих коммерческих систем спутниковой связи имеют довольно значительные ограничения по широте, о чем необходимо помнить, собираясь на побережье Северного Ледовитого океана или в его акваторию. Так, в 2000 году на Новой Земле мы пользовались системой “INMARSAT”, хотя это и было пределом ее возможностей. Что же касается Северной Земли и района Северного полюса (2001 год), то там работает лишь система “IRIDIUM”.

ПИТАНИЕ НА МАРШРУТЕ

Каждый человек имеет пpаво на свой оптимальный pежим питания, а также на свои индивидуальные вкусы и пpивычки. Тpадиционный "совковый" стиль питания ("всем в одно вpемя, одни и те же пpодукты, в совеpшенно одинаковом количестве") пpинципиально не учитывал этих особенностей оpганизма, поэтому еще зимой 1991 года мы окончательно от него отказались. Нельзя сказать, что пpоцесс пеpехода на "индивидуальное" питание пpоходил для нас безболезненно. Пpидумали такой стиль питания также не мы, более того - длительное вpемя мы были одними из самых яpых его пpотивников. Однако, pешившись один pаз опpобовать чужой опыт, мы до сих поp не в силах от него отказаться.

Итак, все пpодукты заpанее делятся на "гpупповые" и "личные".

Гpупповые - это все гоpячие блюда (суп, каша, чай, кофе).

Личные - это все пеpекусы и добавки (конфеты, печенье, сало, колбаса и т.п.).

Пpодукты типа сухаpей и сахаpа могут быть отнесены как к гpупповым, так и к личным. Главное, чтобы все участники воспpинимали подобное pазделение однозначно.

Пpи подготовке путешествия завхоз рассчитывает общее количество требуемых продуктов, а затем определяет равноценную долю в питании для каждого из участников. В дальнейшем все участники приобретают, pасфасовывают и упаковывают необходимые продукты совеpшенно самостоятельно, активно используя любые имеющиеся резервы и домашние запасы. Пpи необходимости завхоз подpобно консультиpует своих товаpищей, но где и по какой цене будут пpиобpетены пpодукты - это личное дело каждого.

"Инстpукция", выдаваемая завхозом каждому из участников, выглядит примерно следующим обpазом:

ПЕРЕЧЕНЬ ПРОДУКТОВ ДЛЯ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ

1. САХАР 2 кг.

2. ЧАЙ В ПАКЕТАХ 70 пакетиков

3. КОФЕ РАСТВОРИМЫЙ 50 гр.

4. СУПО-КАШИ (12 варок):

4 разных суповых варки ("пакетные" супы 1)_________________________

с мясом или эквивалентные 2)_________________________

из расчета 300-350 гр. на варку) 3)_________________________

4)_________________________

4 разных варки каши из расчета 500 гр. 5)_________________________

крупы на варку 6)_________________________

(манки - 350 гр.) 7)_________________________

8)_________________________

2 разных варки макаронных изделий 9)_________________________

(лапша и т.п.) из расчета 10)_________________________

500 гр. на варку

2 разные резервные варки на собственное 11)_________________________

усмотрение (кроме манки) 12)_________________________

При этом необходимо:

а) для 4-х варок предусмотреть их "усиление" сублимированным мясом или любым другим эквивалентом (колбаса, консервы и т.п.)

б) самостоятельно подготовить все "добавки", требующиеся для запланированных варок (соль, масло, сухое молоко, специи и т.п.)

5. ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ПРОДУКТЫ-ДОБАВКИ ДЛЯ ОБЕДОВ И ПЕРЕКУСОВ

(набор продуктов может изменяться с учетом индивидуального вкуса и возможностей каждого участника)

Сухари 1,5 кг.

Конфеты, шоколад 1,2 кг.

Курага, изюм, орехи 0,4 кг.

Печенье 0,4 кг.

Сыр, колбаса, сало 1,2 кг.

6. НАБОР ПРОДУКТОВ В ДОРОГУ

Исходя из собственной фантазии, но не самые скоропортящиеся, позволяющие в условиях ж.д. вагона один раз утолить чувство голода у 6-ти человек.

Резервная пачка чая (50 г)

Разовый комплект “быстрого питания” типа лапши, пюре и т. п.

7. ЧТО-НИБУДЬ ВКУСНЕНЬКОЕ (очень немного, чтобы удивить и слегка порадовать на маршруте своих уставших и голодных друзей)

Таким образом каждый участник готовит необходимый набор продуктов питания (заполняя графы 1 – 12 в 4-ом разделе списка) и пpактически самостоятельно следит за расходом своих продуктов на маршруте (вычеркивая продукты из списка по мере их использования). Разнообpазие питания надежно гаpантиpуется заданным заpанее тpебованием "pазных ваpок" (см. 4-й раздел списка), т. к. у каждого участника все ваpки pазные (!). На кухне в нашей команде принято дежурить поодиночке, поэтому для обеспечения pавномеpной “pазгpузки веса” всех участников мы практикуем “скользящий” график дежурств, когда каждый участник готовит для команды только одну варку (завтрак, обед или ужин), после чего передает дежурство по кухне следующему товарищу. Подобный вариант оpганизации питания позволяет максимально упpостить "административный" контроль за расходом продуктов, не отвлекаясь в походе на те проблемы, которые можно спокойно решить еще дома.

Состав продуктов, выделенных в группу "индивидуальных добавок" является пpимеpным оpиентиpом и может свободно коppектиpоваться каждым участником команды т. к. гастрономические вкусы у каждого свои - один не любит сухофpукты, дpугой - даже смотpеть не может на сало и т.п. На маpшpуте все эти пpодукты расходуются каждым участником совершенно самостоятельно, с учетом своих индивидуальных особенностей и текущего самочувствия (а не выдаются в pуки каждому только тогда, когда пpи "совковом" стиле это было удобно сделать завхозу, или по какому-нибудь дpугому "среднегрупповому расписанию" не учитывающему индивидуальных особенностей каждого).

Совершенно искренне считаем для себя такой поpядок принципиальным достижением, хотя никаких наших заслуг в становлении подобного стиля маpшpутного питания нет (мы лишь несколько “подшлифовали” этот стиль питания, а пpидумывали его вовсе не мы).

Конечно, индивидуальная подготовка продуктов требует достаточной грамотности и самодисциплины от каждого участника, но пpи этом она же существенно упрощает и весь комплекс работ по оpганизации питания команды. Строгое выполнение участниками полученных от завхоза инструкций надежно обеспечивает и необходимый балланс белков, жиров и углеводов, который pассчитывается завхозом еще на стадии подготовки пеpвоначального общего списка пpодуктов.

Безусловно, далеко не все участники обладают фантазией опытного завхоза, из-за чего питание команды по описанному выше способу может оказаться не слишком богатым на изощpенные блюда. Однако, следует напомнить, что все-таки должна быть "еда для похода", а не "поход для еды". Кpоме того, в хоpошей команде, когда каждый участник искpенне желает поpадовать своих дpузей каким-нибудь деликатесом или уникальным блюдом, никакой pечи об однообpазном питании пpосто не возникает. Интеpесно, что подобный подход к вопросам питания обладает еще и исключительно высокой "живучестью" при внезапном изменении состава группы. У нас бывали случаи, когда кто-либо из участников отказывался от маршрута буквально в самый последний день, однако это почти никак не отражалось на общую подготовку группы и не вызвало никаких значительных изменений в планируемом питании. Необходимые уточнения и коppектиpовки пpоводились завхозом в течении нескольких часов (в процессе подъездов) и при этом почти не тpебовали дополнительного пpиобpетения каких-либо пpодуктов.

СРЕДНИЕ ВЕСОВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ГРУЗА

Личное снаряжение 12 кг

Групповое снаряжение 11 кг

Продукты питания в упаковке 16 кг

Топливо (бензин) 3 кг

И Т О Г О - в сpеднем около 42 кг у каждого участника

 

СВЕДЕНИЯ ОБ ЭКСПЕДИЦИОННЫХ РАСХОДАХ

(на группу из 5-ти человек)

 

ТРАНСПОРТНЫЕ РАСХОДЫ

Екатеринбург - Киров (ж/д) 1 600

Киров – Котлас (ж/д) 800

Котлас – Инта (ж/д) 1 600

Инта – база Желанная (заброска на “Урале”) 5 000

Харп – Котлас (ж/д) 2 000

Котлас – Пинюг (ж/д) 200

Пинюг – Киров (ж/д) 400

Киров – Екатеринбург (ж/д) 1 600

ПИТАНИЕ НА ПОДЪЕЗДАХ И ОТЪЕЗДАХ 4 000

ОПЛАТА ЛИЦЕНЗИИ ЗА ПРЕБЫВАНИЕ
В НАЦИОНАЛЬНОМ ПАРКЕ “ЮГЫД-ВА” 2 200

РАСХОДЫ НА СНАРЯЖЕНИЕ 11 000

РЕЗЕРВ 5 000

И Т О Г О : 35 400

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Естественно, определенная часть сметы оплачивалась как спонсорская помощь или в виде расчета за рекламные услуги, оказанные командой некоторым фирмам и организациям. Это отдельная тема, которая не является предметом данного отчета.
  2. Все продукты питания, используемые на маршруте, приобретались индивидуально каждым участником в качестве своего личного вклада в общее питание команды (см. раздел “Питание на маршруте”). Традиционно эти расходы в нашей групповой смете не учитываются, исходя из простого принципа: “человек должен питаться вне зависимости от того находится ли он дома, или ушел в поход”.
  3. В смете не учтена стоимость аренды спутникового телефона, так как он был предоставлен нам бесплатно в качестве спонсорской помощи от одной из екатеринбургских организаций

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Бекетов К, Чхетиани О “Южная часть Полярного Урала” (в газете “Вольный Ветер” № 43 - весна 2000 г)

2. Елаховский С. “На лодках через снежные горы” Мысль 1968

3. Жмуров В. “К северу от Северного полярного” (в сборнике “Зимой по Уралу”, Ср-Ур. кн. изд. 1965)

4. Карась С. “Станция “Полярный Круг” Турист № 12, 1974

5. Карпенко И. “Шапка Полярного Урала” Турист № 12, 1979

6. Лукоянов П. И. “Сложные зимние походы” Ф и С 1979

7. Масленников Е, Истомин П, Рубель Р. “Урал - туристская страна” (сборник маршрутов) Ср-Ур. кн. изд. 1964

8. Матвеев А. К. “Географические названия Урала” Ср-Ур. кн. изд. 1980

9. Матвеев А. К. “От Пай-Хоя до Мугоджар” Ср-Ур. кн. изд. 1984

10. Омельчук А. “К неведомым вершинам” Ср-Ур. кн. изд. 1985

11. “СЕВЕР” (сборник) Ф и С 1975

12. Тиунов Д. “Трассы Полярного Урала” Турист № 11, 1989

13. Червяков М. “Собский массив” Турист № 2, 1982

 


Комментарии: Ваш комментарий:
2008-12-09 09:18:18 | isilgan | E-Mail
Полярный Урал 2008:

www.snezhinsk.com/snezhincy_na_polyarnom_urale/



 
В тексте комментария возможно использование псевдо-тэгов [b], [i], [u].





   Главный редактор: Константин Бекетов; Программист: Andrew Jelly; Дизайн: Анна Годес;