LOGO
Поиск

Обсуждение

Добавить отчет

Конвертор

Контакты

О проекте



Выборгские шхеры
Автор: Константин Бекетов


Welcome! Welcome! Bienvenue! Welcome! Welcome! Welcome!

Все материалы, находящиеся на сервере являются собственностью их авторов.
Информация предоставляется без каких-либо гарантий, как явных, так и предполагаемых.



Site Meter

Hosted by RUNNet
Runnet


 
 

велопоход из Беломорска в Медвежьегорск

Из Беломорска в Медвежьегорск

27 июля-1 августа 2002.

Беломорск - Сумский Посад - Хвойный - оз. Полуозеро - Валдай - Ворожгора - Огорелыши - р. Вола (оз. Верхнее Волозеро) - Габсельга - Повенец - Медвежьегорск.

Участники:
Татьяна Маслова (KHS Trail 1999),
Андрей Григорьев (Scott Rockwood 1998).

Маршрут пролегал по восточной Карелии в ее средних широтах: между Белым морем и Онежским озером, восточнее Беломорско-Балтийского канала. За 6 дней пройдено 406 км, из них асфальт - около 50 км, грейдеры около 250, остальное - лесные дороги и тропы. Картографический материал: Атлас Карелии 1996 г. (2 км в 1 см).

Татьяна Маслова основной текст,
Андрей Григорьев дополнения таким вот цветом.

Предыстория

Началось все с того, что у нас на работе всех внезапно распустили в отпуск за свой счет на целый месяц. Этим летом я отдыхать совершенно не рассчитывала, т. к. в феврале-марте на месяц ездила в лыжный поход на Байкальский хребет. Так что это было приятным сюрпризом. Правда, кроме меня, похоже, никто не обрадовался, т. к. у всех были свои пожелания насчет сроков отпуска, сбыться которым не получилось.

Сразу захотелось на Белое море, на котором я до этого ни разу не была, а конкретнее - в Архангельскую область. Андрей был готов ехать куда угодно, а со взятием отпуска у него трудностей не бывает. Звать еще кого-то было поздно, да и лень было придумывать конкретный маршрут. Решили просто купить билеты до Архангельска, а дальше уж как-нибудь разобраться. В день покупки билета я еще раз слазила на сайт www.timetable.tsi.ru посмотреть расписание поездов и решила, что чем ехать в Архангельск, в десятом часу вечера выбираться из города и искать до темноты безлюдное место для ночлега, лучше поехать на одном из Мурманских поездов до Беломорска. Таким образом, я купила билеты на 21-й поезд и сразу пошла в дом книги за атласом Архангельской области (атлас Карелии есть у меня давно), но его там не оказалось, а потом я с удивлением узнала, что его наша картографическая фабрика вообще не издавала. Стали искать по знакомым. Коля Голицын, который уже несколько лет зовет меня в лыжный поход в Архангельскую область на Ветреный пояс, смог предложить только участок Малошуйка - Маленьга. Зато кое-какие карты нашлись у Ильи Гуревича.

Я села за придумывание маршрутов, потом несколько раз к этому возвращалась и закончила уже в поезде. В результате получилось вариантов шесть. Больше всего мне нравился вариант проехать по берегу Белого моря: Беломорск - Сумский Посад - Колежма - Вирандозеро - г. Мяндогора - Нюхча - Маленьга - Малошуйка и т. д. Но такой маршрут я составляла еще по какой-то странной 20-километровке (которую я лет семь назад нашла на полу в общаге матмеха. Все города на этой карте почему-то соединены прямыми линиями - для летчиков, что ли?). А потом у меня появились более подробные карты, а главное - я откопала в Интернете отчет о пешем походе по этой самой тропе из Нюхчи в Малошуйку, где написано, что тропа эта после строительства в этом районе железной дороги стала не нужна и заросла травой, а в кое-каких местах вообще можно пройти только в отлив по берегу. Но больше всего мне понравилось, когда я дочитала до конца и обнаружила, что отчет был перепечатан из какого-то журнала 75-го года выпуска. Таким образом, от маршрута остался только участок Беломорск - Сумский Посад, и под вопросом был участок Сумский Посад - Колежма - Вирандозеро, а основным стал маршрут, который мы в результате и проехали - с незначительными изменениями. Цель нашего похода была не смотреть достопримечательности, а отдохнуть от цивилизации, но без особого экстрима.

Выехали мы 26 июля на поезде № 21 Петербург - Мурманск.

День первый

В Беломорск приехали в 17.40. Город осматривать не стали, т. к. хотелось сначала узнать расписание паромов - сосед по купе нам сказал, что через Беломорканал ходит паром. Я представляла себе грандиозную пристань, высокие берега, канал по крайней мере полкилометра шириной. Боялась, что паром редко ходит и мы можем сильно задержаться. А оказалось, что вместо парома в Шижне (поселке около Беломорска) через одноименную реку, которая является восточным руслом канала, наведен обычный понтонный мост, да и сам канал всего метров 40… Железнодорожный мост, который находится в полукилометре справа, выглядит куда солидней. А западное русло канала - река Уда - вообще крайне мелководна, всюду из воды торчат камни, через нее в центре города построен обычный автомобильный мост.

Дорога после канала, которая нарисована на карте толстой и оранжевой, - простая грунтовка, точнее достаточно большой грейдер приличного качества. Машин почти нет. По бокам - заболоченные смешанные леса, перемежаемые многочисленными болотами и заболоченными перелесками. Местность абсолютно плоская. По пути мы пересекли несколько рек, но выглядели они удручающе - узкие, с коричневыми берегами и мутной водой. Море с плоскими островками, заросшими елями, мы видели только пару раз, и то издалека, потому что подойти к нему не удалось из-за болота и камышей. Но место нам досталось по меркам окрестностей Беломорска шикарное - на реке Кумжа-ручей (на карте написано Кумеручей), которая, в отличие от всех предыдущих, имела сухие и более-менее высокие берега. Правда, купаться я в ней все равно не соблазнилась. Воду мы брали из той же речки, хотя мутность воды превышала все разумные пределы, но другой просто не было - родник на берегу такой же мутный.

День второй

Деревянная церковь в ВирмеВ первое утро выехали уже совсем не утром, а в первом часу дня. Километра через четыре приехали в Вирму, деревню с красивой деревянной церковью Петра и Павла 1625 г. Это была единственная интересная церковь в нашем походе. Все дома в деревне тоже были деревянные.

Деревянная церковь в ВирмеСледующим населенным пунктом был Сумский посад. До него мы ехали ужасно долго, потому что мне все хотелось подъехать к Белому морю и я загоралась при виде каждой дороги налево, а они все были сначала довольно солидные, а потом вырождались в совершенно не проезжие тропинки, где нас сразу заедали комары, или приводили на вырубки. В конце концов мы решили, что от Сумского посада точно должна быть дорога к морю, тем более что она и на карте была отчетливо обозначена.

Подъехав к первым домам деревни, стали искать тропинку вдоль реки Сумы, но не нашли никаких ее признаков. Тогда вернулись на полкилометра назад к кладбищу и стали искать там, тоже безуспешно. Парень, сидевший с семьей на одной из могил, сказал нам, что та тропинка давно заросла, а есть еще одна дорога на море, до которой нужно вернуться еще на полкилометра, но она хуже той, что идет по другому берегу Сумы. Мы переехали на другой берег по мосту в центре поселка после развилки Колежма - Хвойный. Тогда мы еще не решили, куда поедем. Больше хотелось в Колежму как в настоящую поморскую деревню, но смущало то, что дорога из Колежмы в Вирандозеро на карте показана черной пунктирной линией и местами прерывается, и мы боялись, что не сможем там проехать, а возвращаться 26 км по той же дороге не хотелось.

Периодически попадались солоноватые лужицы, большие медузы с розовыми крестами или звездами.Сразу за мостом свернули налево по первой улице. Выехали из села. Дорогу, по которой мы поехали на море, хорошей было назвать сложно, так что мы радовались, что не поехали по другой, которая еще хуже. Но с велосипеда приходилось слезать редко. Правда, там нас атаковали слепни - первый раз в этом походе, но далеко не последний. На этой дороге я вспоминала покатушку недельной давности со Стренжером и дорогу недалеко от поселка Назия - те же бревна поперек, выступающие снизу, и те же рои слепней. Километра через четыре дорога вышла на берег Сумы недалеко от устья и практически закончилась. Дальше мы вели велики еще километр через не очень густую траву, растущую на раскисшей почве, а потом оставили их у камня, и я пошла к морю - по песку, который, видимо, в прилив заливается водой. Периодически попадались солоноватые лужицы, большие медузы с розовыми крестами или звездами, и почти на каждом квадратном метре лежало нечто белое, напоминающее клубок червей. Эти "черви" совершенно не двигались, но все равно вызывали брезгливость.

Море началось еще через километр, и метров триста я шла по нему, не зайдя и по колено, потом вернулась. Было грустно - очень жалко было от него уезжать, но понятно, что на велике в тех краях делать нечего. Решила туда вернуться когда-нибудь - пешком или на лыжах. Можно же сделать лыжный поход не на Ветреный пояс, куда обычно (хотя и редко) ходят, а по Поморскому берегу. Или совместить в одном походе и то, и другое.

Я вернулась к велосипедам, потом мы искупались в Суме, русло которой глубже, чем сам залив, но с очень зыбким дном, устроили перекус и поехали обратно. На обратном пути я почти оборвал тросик переднего переключателя и до вечера был вынужден ехать только на средней звезде. В Сумском Посаде купили шоколада и печенья (вся основная еда на весь поход у нас была из Питера) и, не сговариваясь, поехали в сторону Хвойного - вариант с Колежмой уже даже не обсуждался. Пересекли железную дорогу на Архангельск. Сумский посад очень долго не кончался - оказался большим поселком.

... и остановились в замечательном месте на Сумозере.Через 10 км от Сумпосада вдоль дороги, все такого же большого пустынного грейдера, начали сплошной чередой появляться озера, мы постоянно купались в них. Начиная где-то с Лапина, появились холмы, сначала пологие, но крутизна их постепенно увеличивалась. В Хвойный мы заезжать не стали, свернули налево и остановились в замечательном месте на Сумозере, вскоре после поворота на Сумостров, - можно сказать, обустроенном, с кострищем и с выложенным из камней сердечком. Вокруг было море черники - столько я, наверно, никогда не видела, даже на ладожском острове Ягодном было меньше. Так приятно было находиться в сухом сосновом лесу на берегу огромного озера после поморских болот! И вообще, пейзаж стал значительно привлекательнее. С нашего места был виден Сумостров - остров с деревней, соединенный с берегом мостом.

День третий

С утра комаров оказалось значительно больше, чем вечером. Искупались в Сумозере, дно было выложено крупными камнями. Собравшись, наконец тронулись. Ехалось первую половину дня плохо. Перекус хлебом с килькой в томате и шоколадкой устроили после купания на первом же попавшемся озере. Этого нам хватило ненадолго. Не доезжая километра до деревни Воренжа, свернули налево. Местами дорога твердая и ровная как асфальт, местами рыхлый песок. Похоже, что дорога до Вирандозера строится и далее на восток в сторону Архангельской области. Через девять километров следующая развилка: основная дорога идет налево в Вирандозеро, а направо дорога поменьше. После дождя, прошедшего за 2-3 дня до нас, здесь проезжал один гусеничный трактор и 8-10 легковых машин. Это обнадежило нас, ведь, судя по карте, дорога не сквозная. Около 30 км ехали через леса и болота. Автомобильных следов становилось все меньше, а дорога - все хуже. Мост через речку Илеменза был такой горбатый, что сразу отсек легковые машины, дальше остался только след трактора.

... я открыла для себя болотные озера.До главного перекуса на реке Суме (через 46 км после ночевки) дотянули с трудом. Ехали, как и в последующие дни, от купания к купанию. Нельзя сказать, чтобы сильно припекало солнце, в то же время общий перегрев наступал очень быстро. В этом походе я открыла для себя болотные озера и полюбила их даже, наверно, больше обычных. Конечно, жутковато, потому что вода очень темная и глубина неизвестна, но зато вообще не приходится входить в воду - заныриваешь с любой понравившейся кочки, и все, а потом вылезаешь, подтягиваясь на руках. А на берегу можно поесть клюквы - зеленой, правда, еще.

На привале мы развели костер, а сами каждые десять минут залезали в Суму и отмокали в ней, лежа на камнях. Это был единственный в этом походе горячий обед (нельзя сказать, что в такую жару хотелось чего-то горячего). Остальные дни мы обедали бутербродами, сливочными колбасками и шоколадом, а каждый ужин у нас был суп из пакетиков с добавлением какой-нибудь крупы и собранных за день грибов. Вообще, суп в походе - первое дело, но так считают, к сожалению, далеко не все руководители и завхозы.

Вокруг на километры расстилались болота.Через несколько километров на карте был изображен разрыв дороги на 5-6 километров, и мы этого места боялись. На крутом повороте дороги на запад должна была быть маленькая лесная дорожка в сторону Хижозера. Судя по карте, это чуть ли не единственная перемычка между дорогами от Сумпосада и от Валдая. На месте же мы не увидели даже намеков на дорогу или тропу - все заросло. Продолжили двигаться по следам трактора на дороге и свернули по ней на запад. Впереди замаячила бревенчатая вышка высотой метров 40. О чудо! Через километр налево пошла хорошая лесная дорога, не отмеченная на карте. Через километр еще одна развилка - мы едем левее. Дорога так вьется, что, проехав 4 км, видели все ту же вышку в километре от себя. Но тракторные следы вели нас, как нить Ариадны. Было очень красиво. Вокруг на километры расстилались болота - настоящие, топкие, страшные, а под колесами была отличная крепкая грунтовка, и мы чувствовали себя просто королями болот.

Пройдя несколько делянок, через 10 км от вышки, наконец выехали на другую дорогу побольше в районе порогов на реке Кукша-Макса (отмечена на карте). Пройдя "кольцо" дорог, через километр свернули на маленькую дорогу, идущую в юго-восточном направлении (все следы автомобилей шли на запад в Надвоицы). 12 км двигались по небольшой лесной дороге: часто встречались лужи, в большинстве своем проезжаемые. А дальше - широченный грейдер Надвоицы - Валдай.

Стоянку в тот день мы не могли найти очень долго, т. к. по пути были одни болота или сырые леса. Озеро, на котором мы изначально собирались ночевать, вообще осталось в стороне (хотя все равно вряд ли оно было бы лучше). Больше никаких озер не предвиделось до самого Выгозера. Место нашли так себе, но приемлемое: лагерь разбили на середине косы, идущей в поселок Вожмогора на южной ее стороне. Вода в Выгозере очень мутная, идет активная хозяйственная деятельность. На берегу кучи вынесенного топляка и сплавного леса. Весь вечер прямо напротив нас плавал корабль, тянущий сеть. Я рекомендую устраивать ночевки южнее Валдая, в месте впадения реки Тянукса в Выгозеро. В этот день мы проехали больше всего - 98 км.

День четвертый

Этот день мне понравился больше всего. Он весь был посвящен одной цели - достижению реки Выг, которую в результате мы увидели только поздним вечером.

Утром мы поели, искупались в Выгозере и вернулись на широкую дорогу в Валдай.
Валдай - большой поселок с несколькими магазинами и даже небольшим рынком. Дома здесь уже попадаются и каменные, правда все почему-то с одним и тем же рисунком. Купив немного продуктов, съездили посмотреть на местную лесовозную пристань.

Из Валдая по той же дороге мы поехали в сторону Вожмозера. Эта дорога так успела нам надоесть за предыдущий вечер и это утро - и пылью, и жарой, что мы все мечтали свернуть наконец на Петровский Ям, хотя очень сомневались в успехе этой затеи, потому что на карте в ту сторону нарисована плохонькая дорожка, а сам Петровский Ям нежилой, а жилая (и то под большим вопросом) только деревня Телекино, которая тоже стоит на так называемой петровской дороге, в 20 километрах от него. Больше всего мы сомневались в наличии моста через реку Выг в районе Петровского Яма.

Через положенные 3 километра направо действительно уходила дорожка. Она была довольно узкая и приятная, а главное, на ней сразу стало не так жарко. Через некоторое время мы выехали на более широкую и решили поехать направо - это нам больше подходило по направлению. Еще через полкилометра стояла палатка, около которой лежали мотоцикл и велосипед и сидели двое мальчишек лет по 10-12. Мы спросили их, куда ведет эта дорога, и один из них объяснил, что ведет она к карьеру, и раньше там был мост через реку, но недавно он сгорел. А та дорога, спросила я, неопределенно махнув рукой и имея в виду продолжение нашей первой дорожки. Она, сказал мальчишка, ведет к Вожма-речке, и там есть мост. А дальше к Петровскому Яму? "Но", ответил он, а это слово в качестве утвердительного ответа я слышала только в раннем детстве в Йошкар-Оле и больше никогда и нигде, так что это было неожиданно и приятно. Мы очень обрадовались и вернулись к той дорожке, но она ушла в песчаный карьер и там закончилась. В этом карьере мы стояли долго и ломали головы, какую же дорожку имел в виду мальчик. Убедившись в том, что если поехать в обратную сторону, выедешь на широкую дорогу, мы вернулись к мальчишкам выяснять все подробнее. На сей раз у палатки сидел парень постарше, и мы подумали, что он объяснит лучше, но он позвал нашего прошлого мальчишку, сказав, что он главный специалист по дорогам. Тот велел нам вернуться на главную дорогу в Вожмозеро, затем доехать до какой-то таблички и при виде гор свернуть направо, а там не поворачивать на мелкие боковые тропинки, а ехать прямо.

Мы вернулись на широкую дорогу (шоссе Валдай -- Вожмозеро) и проехали по ней. Через 6-8 километров справа действительно появились горы песка, к которым уходила дорога. Из грузовика, который на нее сворачивал, выскочил дядька с топором, чем порядочно "озадачил" меня, но вел он себя вполне дружелюбно, и мы бросились спрашивать у него, не эта ли дорога ведет к реке Вожме. Он подтвердил, что ведет она именно туда, но мы легко можем заблудиться, т. к. сейчас они там строят много других дорог и зимников, и можно нечаянно вообще по кругу прокатиться, так что посоветовал держаться правее, налево не сворачивать и стараться ехать по старой дороге, а ориентироваться на следы 66-го ГАЗа - их мужики, мол, на нем ездят в Петровский Ям на рыбалку. А главное, чему мы несказанно обрадовались, он сказал, что и через Вожму, и через Выг есть мосты.

Окрыленные, мы поехали в Петровский Ям. По дороге занырнули освежиться в мелкую каменистую речку типа Сумы, приняв ее за Вожму, - впоследствии выяснилось, что это была собственно Тянукса, мост через которую в нижнем течение и сгорел. Вскоре основная дорога вышла на старую, вдоль которой шли телеграфные столбы с оборванными проводами - наш ориентир до самого вечера. Дальше нас ждали несколько километров россыпей песка на дороге, прорывались через которые с трудом. Те две небольшие ошибки, которые у нас случились на участке до Вожмы, были вызваны как раз желанием поехать по указанию мужика по правой и более старой дорожке. А ни зимников, ни новой дороги влево мы не видели вообще. Правда, есть подозрение, что мы ее пропустили, когда, ошибясь во второй раз, пробирались к мосту через Вожму по кустам.

Десятками метров приходилось идти по щиколотку в болоте: старая гать сгнила и провалилась.Вожма неожиданно оказалась широченной рекой с ровными травянистыми берегами и весьма солидным бревенчатым мостом на 5 или 6 пролетов. На ней мы встретили отдыхающую семью, глава которой еще раз убедил нас, что это действительно дорога на Петровский Ям. Но после моста дорога резко испортилась. Десятками метров приходилось идти по щиколотку в болоте: старая гать сгнила и провалилась. На пятом-шестом таком участке я сказала Андрею, что, видимо, здешние мужики - настоящие фанаты рыбалки, на что он резонно ответил, что они хоть рыбачить здесь ездят, а мы вообще просто так шатаемся.

Ехали мы так очень долго. Постепенно болота уступили место более сухим лесам. Через 10 км от Вожмы дорога вскарабкалась на очень крутую гору, собственно Ворожгору, и спустилась с нее. Еще километр - и мы оказались среди строений нежилой деревни Ворожгора, пропустив обозначенный на карте пунктиром поворот на Петровский Ям. Там стояла изба без одной стены. Я ее обследовала и нашла запас воды в ведрах и кое-какую еду, а на чердаке - сено. Пока мы стояли в тени и передыхали, послышался звук мотора, и на поляну выехал трактор. Приехали три человека - старик, парень и девочка, а следом пришел еще один дядька. Что удивительно, они сразу, еще по следам, опознали у нас горные велосипеды. От них мы узнали, что дорога на Петровский Ям полностью заросла. Ее, хоть и с трудом, можно найти в лесу, но проехать нельзя точно, как до брода через Выг, так и некоторое время после него. Вернее, старик сначала пытался нас отправить на эту дорогу, но я усомнилась, стоит ли нам туда ехать, и стала расспрашивать подробнее. Оказалось, что это зимник, причем очень неотчетливый, который старик сам с трудом различает. А ходить там и пешком можно только в болотных сапогах.

Когда мы приехали на берег Выга, я долго стояла как зачарованная и не понимала: как можно было бросить такую реку.Полная неопределенность. Стало вечереть, и мы решили поехать вдоль реки на юг, куда, по словам мужиков, прошлой зимой ездил какой-то канадец на восьмиколесном вездеходе, - дорога туда должна быть в целом проезжая. На деле - лесная дорога, по которой давно не ездили, прямо посреди дороги растут кусты. Только следы пешехода были видны в траве. Наверное, это была наиболее интересная часть маршрута: в основном мы могли небыстро ехать, часто - продираясь через кусты, и лишь изредка вели велосипеды. Все запасы питья, набранные с утра и купленные в Валдае были выпиты, и нас мучила страшная жажда. Через 11-12 километров от урочища Ворожгора - 2 моста (характерное место). В первой речке набрали чистой воды и жадно стали пить ее, во второй вода была очень грязная и вонючая. Через километр выехали на урочище лесопункта Тайгиницы. Проехали на берег Выга перед одиноким домиком и поставили палатку на прибрежной полосе в метре от воды. Широченная река с плавными изгибами русла, вода чистая, но дно очень топкое, искупаться - проблема. Стали готовить ужин и любоваться закатом.

Когда мы приехали на берег Выга, я долго стояла как зачарованная и не понимала: как можно было бросить такую реку.Когда мы приехали на берег Выга, я долго стояла как зачарованная и не понимала: как можно было бросить такую реку. Ведь большая часть деревень на ней - нежилые. Под этим впечатлением я нахожусь до сих пор.

День пятый

Утром я долго пыталась искупаться в Выге, но мне это не удалось. Дно засасывало по колено, невозможно было дойти до глубины. Андрюхе все-таки удалось это с нескольких попыток.

Сразу же после урочища дорога стала полностью проезжей на любом виде транспорта, но не потеряла своего обаяния маленькой лесной дороги, усеянной валунами. Урочища Нижний Шелтопорог и Шелтопорог оказались очень красивы и удобны для купания. Мы переплыли на другой берег и увидели там следы старой дороги, что было несколько удивительно, потому что на карте там никаких признаков жилья, даже заброшенного. Потом нашли и едва сохранившиеся сваи от моста. От Верхнего Шелтопорога дорога плавно превратилась в грейдер. Несколько местных сушили сено. Места же там по-прежнему нежилые, до самых Огорелышей.

По моему мнению, от реки Тянукса и до этого места - самый интересный отрезок пути за весь наш поход.

От Верхнего Шелтопорога дорога плавно превратилась в грейдер. Несколько местных сушили сено. Места же там по-прежнему нежилые, до самых Огорелышей.Около поселка Огорелыши был правый поворот через мост, запомнившийся Танюшке своими ледоломными щитами (в виде акульих плавников) в русле напротив опор моста. Здесь я решила устроить прощание с полюбившейся мне рекой Выг и искупаться, но на дне около моста было полно каких-то железяк, и пришлось просто окунуться. Я обязательно еще побываю на Выге! После него - 2-3 км весьма нудного грейдера. Таня предложила свернуть на запад, чтобы не ехать по этой скучной дороге много десятков километров. Мы проехали 4 км на юго-запад, 6 км на северо-запад по грейдерам, четко обозначенным на карте. Поворот налево по лесной дорожке. Вместо единственной отмеченной на карте дорожки, на местности оказалась целая сеть равнозначных по виду дорог. Выбрать было невозможно. Проехали около 8 км в западном направлении. Огромное количество очень крутых спусков и подъемов, множество озер в ямах между высокими крутыми холмами.

На одной из развилок напали на отличный малинник и застряли в нем чуть ли не на час. Наевшись, выехали на чуть большую дорогу, предположительно в нескольких километрах южнее Щепиной и Ильиной Гор: внятных ориентиров нет. Стали двигаться в южном направлении. На одном из крутых спусков Таня, налетев на большой скорости на камень, пробила камеру переднего колеса, не спасла даже амортизационная вилка, но обод остался цел. Восьмерки, к счастью, не было. Отъехали еще на 12 км. Дорога стала уже больше, но, по нашим понятиям, шла не совсем в нужном направлении. Вариантов не было, и мы встали на ночевку на заболоченном озере слева от дороги. Мы совершенно не имели понятия, где находились, уже несколько часов. Как только мы встали на ночлег, приехала машина и остановилась недалеко от нас. И прямо в пятнадцати метрах от нас какие-то папа с дочкой стали собирать чернику комбайном. Потом они ушли, но утром пришли опять.

День шестой

По нашим расчетам, до шоссе должно было оставаться менее 20 км, но местный сборщик ягод сказал, что до него больше 30 км, что озадачило нас. На деле мы ехали по постоянно улучшающейся дороге, превращающейся в грейдер, почти 30 км: видимо, заплутали в холмах предыдущим вечером. На новое шоссе - идеальный асфальт, плавные повороты, высокая насыпь - выехали под Габсельгой. Ближе к Повенцу качество дороги существенно упало, там дорога строилась еще много лет назад: асфальт не блещет качеством, местами узковато, и постоянные крутые повороты.

Приехав в Повенец, сфотографировались на мосту над каналом, где мы снимались ранним утром за два года до этого во время похода Медвежьегорск - Кондопога - Петрозаводск, в котором мы и познакомились с Таней. Хороший был поход, ничего не скажешь. Только вот Влад Васильев (ВладСК), который был руководителем, нас все голодом морил.

Искупались в водохранилище ниже шлюза. Нас так разморило, что мы начали сомневаться, стоит ли вообще продолжать маршрут вдоль шлюзов до Надвоиц. А планы у нас были такие. Два дня назад, когда нам не удалось попасть в Петровский Ям, о котором я мечтала еще в Питере, мы решили, что подъедем к нему с юга, вдоль канала. Правда, после посещения Яма пришлось бы возвращаться назад по крайней мере до Шлюза N 9. А еще неизвестно, насколько хороша дорога оттуда на запад (километров 25). А потом мы выехали бы на ужасное мурманское шоссе (и так не люблю шоссе, а уж мурманское - просто терпеть не могу. В любой его части), по которому осталось бы допилить 30 км либо до Надвоиц, либо до Медвежьегорска. В общем, в начале интересно, а в конце - противно.

Поев, мы совсем обленились и пришли к решению ехать домой. К тому же, я перегрелся на солнце и плохо себя чувствовал. Так что придется в Петровский Ям на лыжах ехать - должны же мы там когда-нибудь побывать! До Медвежьегорска - под 30 км асфальта. Купили билеты и поехали прокатиться по городу. Таня искупалась в Онеге, я не стал. Потом проквасили на вокзале в ожидании поезда и в час ночи сели в него.

Следующим утром Петербург встретил нас дождем.


Дата Отрезок пути (характеристика) Пробег
27 июля Беломорск - Шижня (асфальт) - Сухое - р. Кумеручей (равнинный грейдер) 34
28 июля Р. Кумеручей - Вирма - Сумский Посад - Лапино (равнинный грейдер) - Сумостров (сильно холмистый грейдер) 75
29 июля Сумостров - Воренжа - 10 км (грейдер с россыпями песка) - р. Сума (оз. Полуозеро) - пор. Кукша-Макса (хорошая лесная дорога) - оз. Кяргозеро (грейдер) - 12 км (лесная дорога) - Вожмогора (грейдер) 98
30 июля Вожмогора - Валдай - р. Тянукса - р. Вожма (грейдер) - Ворожгора (заболоченная лесная дорога) - ур. лесопункта Тайгиницы (заросшая лесная дорога, тропа) 62
31 июля Ур. лесопункта Тайгиницы - Огорелыши (лесная дорога) - р. Черная (грейдер) - р. Вола (лесная дорога). 57
1 августа Р. Вола - Габсельга (грейдер) - Повенец - Медвежьегорск (асфальт). 80

Комментарии: Ваш комментарий:
2004-12-01 04:09:26 | Valeri | E-Mail
Ещё года 3 тому назад, пробовал найти что-нибудь через поисковик Рамблера о своей Малой Родине, посёлке Тайгиницы, но всё было напрасно. И вот... Чудно, даже не верится, что кого-то ещё занесло туда. Вот даже фото есть, берега реки Выг, на котором я был последний раз в июле 1985 году. Тогда мы семьёй совершили назабываемый пробег из Эстонии на 2-ух авто, пробиваясь по разбитым дорогам и развалившимся мостам, спустя 20 лет как покинули Карелию и эти родные места. Даже странно читать: "УРОЧИЩЕ лесопункта Тайгиницы"... А когда-то здесь кипела жизнь,... здесь я родился.
Как будто сюжет из прошлой жизни. И радостно и печально видеть это...
finnik@inbox.ru
Finland

2005-06-02 21:33:43 | Игоряныч | E-Mail
А может, кто захочет рвануть в Карелию в конце июня или начале июля??? Я из Москвы

2012-02-19 22:55:13 | Лукинская Алла | E-Mail
Ребята, вы сумасшедшие, но вы такие молодцы!!!! Я родилась в Огорелышах и много лет в Нижнем Шелтопороге мы косили. Проводили на берегу Выга почти весь июль. Кроме сенокоса, конечно, были рыбалка, ягоды. Там стояли настоящие дома, жил замечательный старик Алексей Притчин. И в Тайгеницах, и В Верхнем, семьями жили огорелышские сенокоссцы. Кипела жизнь еще и потому что все лето туристы сплавлялись на байдарках и ехали отдыхать на авто от городской суеты. С тех пор прошло больше 30 лет. Мы живем в Питере, но мужа каждый сентябрь как магнитом тянет в те края. Перечитала ваш отчет, это как возвращение в детство, если бы не было так печально. Спасибо.



 
В тексте комментария возможно использование псевдо-тэгов [b], [i], [u].





   Главный редактор: Константин Бекетов; Программист: Andrew Jelly; Дизайн: Анна Годес;