LOGO
Поиск

Обсуждение

Добавить отчет

Конвертор

Контакты

О проекте



на вершине
Автор: Константин Бекетов


Welcome! Welcome! Bienvenue! Welcome! Welcome! Welcome!

Все материалы, находящиеся на сервере являются собственностью их авторов.
Информация предоставляется без каких-либо гарантий, как явных, так и предполагаемых.



Site Meter

Hosted by RUNNet
Runnet


 
 

ЮЖНО-МУЙСКИЙ ХРЕБЕТ (ЗАБАЙКАЛЬЕ)

ДНЕВНИК ПЕШЕХОДНОГО ПОХОДА
НА ЮЖНО-МУЙСКИЙ ХРЕБЕТ
(ЗАБАЙКАЛЬЕ)

КИЕВ-1999

оригинал : http://krokus.org.ua/pohod/j-m99.html

СОСТАВ ГРУППЫ

  1. Рыжавский Ефим Михайлович — руководитель похода.
  2. Спичак Станислав — зам. руководителя, финансист, летописец.
  3. Егорченко Ирина — завхоз.
  4. Потанин Станислав — фотограф.
  5. Колосова Юлия — медик.
  6. Шпартько Владимир — ремонтник.
  7. Шпартько Наталья — хронометрист.
  8. Шпартько Евгений — герой.
  9. Плюснин Дмитрий — морж (купался в горном озере!).

ОПИСАНИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ

19.07. На вокзале мы кинулись сначала в один конец поезда, где, не обнаружив нужного нам вагона, ринулись в другой, а там, в свою очередь, нам сообщили, что наш вагон находится как раз в противоположном конце. Дальнейшая посадка происходила в состоянии легкой паники и давки. Но все, в конце концов, утрясается; жизнь, вместе с колесами поезда, набирает новые обороты. Машущие нам вслед платки и руки наших друзей, близких и просто случайных людей указывают нам путь на восток, в неведомое Забайкалье.

Покинув Киев, мы остаемся сами с собой, а также с невероятным количеством вещей — торб, кульков, мешков, совокупный объем которых явно превышает объем рюкзаков. Нас окружают материальные блага, заполняющие пространство справа, слева, под-, над-, спереди, сзади. Отсеки под нижними полками представляют собой нечто среднее между сельхозмагом и овощным складом. Упаковать всю эту массу благ в рюкзаки, даже с учетом съедения части продуктов за время поездки до станции Таксимо, представляется, совершено безнадежным делом. А посему, не лучше ли просто расслабиться? Что мы и сделали на все ночь.

20.07. В Харькове нас ожидал сюрприз: оказывается, наш вагон будет стоять 590 минут, после чего его прицепят к поезду N 53 “Харьков–Владивосток”.

Город, в общем, нам понравился. Есть в нем что-то демократическое. Самая большая в Европе площадь расположилась между филиалом либерально–демократической партии и музеем Рериха. Мы решили посетить именно его, где увидели много картин нашего прошлогоднего похода на Алтай. Напитавшись духовной пищей, вернулись в отстойник, чтобы приготовить обед на газовой горелке. Далее, после некоторых маневров, наш вагон подцепили к 53-му поезду и в 19.45 мы покинули Харьков.

Ночью все равно нормально поспать не удалось: было два паспортных контроля и таможня. Одна тетка провозила пушистого кота и все дорогу, пока ехала, громко объясняла народу, что, в то время пока Кучма и Лазаренко воруют, ей не дают провести кота. А когда проверяла таможня, то и вовсе закричала, что ее терроризируют и вымогают взятки. Мы же с помощью скандала (применив методику тетки) закрыли окно в нашем купе, которое раньше не закрывалось.

21.07. Дима продолжает активно общаться с народом, так что даже кормился отдельно от всей остальной группы.

Визуально Россия не сильно отличается от Украины, — разве что дома более ободранные. Цены на продукты в основном дешевле. После Сызрани поезд ехал очень близко к Волге, а точнее к ее разливам. После, примерно, восьми километров таких маневров среди вод переезжаем Волгу. Могучая река: сердце России.

К полночи подъехали к Самаре. Вокзал здесь обустраивается вширь с большим размахом и выглядит по-европейски (может быть только ночью).

22.07. В Уфе начинается Урал, и далее по мере продвижения на восток набирает силу. Поезд движется змеей; по дороге встречаются отвесные “скальники”. Очень много красивых озер.

В Миасе вышла шумная тетка с котом, и Наташа смогла вздохнуть свободнее, поскольку она жила в купе напротив тетки. Вечером проехали Челябинск и Курган, а ночью зацепили кусок Казахстана (Петропавловск).

23.07. Проснулись уже после Омска. Подъезжаем в Барабинск, где на платформах продают множество всякой рыбы. Далее, по барабинским степям прибыли в Новосибирск, где стали писать жалобу начальнику железной дороги Украины о состоянии международного вагона (так называемого).

Наконец решили начать укладывать рюкзаки: завтра рано утром выходим в Красноярске. И вот тут-то пришлось попереживать: Юля нам радостно объявила, что не может найти свой паспорт. Сердце у меня ушло “в пятки”, потому что отсутствие паспорта в России означает полную несостоятельность человека совершать самые элементарные действия (например, покупать проездной билет). В течении немалого времени, после нескольких переупаковок юлиного рюкзака, документ был найден.

На станции Тайга купили всем по булочке, — так отметили посещение родины Е. Евтушенко.

24.07. Рано, в 6.18 по-местному (4.18 по-московски) прибыли в Красноярск. Сразу взяли билеты до ст. Таксимо на поезд N 98 Кисловодск–Таксимо в купейный вагон. Билеты, надо отметить, весьма дешевы, — так мы пожали первые сладкие плоды августовского кризиса 1998 г.

В Красноярске очень красивая набережная и Енисей с фонтанами. Удалось даже выпить кофе.

Погрузка в вагон сопровождалась напряженным вталкиванием наших торб и шмоток. Но через час все как-то утряслось, и нас даже допустили в ревизорское купе, где мы и пообедали. Люди едут в этом поезде до Тынды с самого Кавказа. Познакомились с семьей из Армении, которая рекомендовала посетить Армению, Нагорный Карабах. Лично я очень захотел.

25.07. Все утро ехали вдоль р. Лена. Здесь она кажется не столь большой, — ведь это только начало реки. Однако уже в этом месте плавают немалые баржи и суда. Отсюда можно доплыть до Ледовитого океана! Рельеф становится довольно холмистым. Сразу после ст. Лена переезжаем реку, где и начинается БАМ. Сначала слева, а потом и справа от поезда появляются подъемы. Горы постепенно набирают силу, и уже на некоторых участках вдали встречаются отдельные кусочки снега. Порода земли здесь красная. Довольно часто можно видеть водопады. Все эти красоты, в сочетании с туманом, который как гигантская змея ползет по долине, где проложен БАМ, настраивают нас на горный образ жизни, дают предвкушение захватывающего путешествия в Забайкалье. И вот последний прорыв сквозь гряду гор через восьмикилометровый туннель, и мы у подножья Байкала. К сожаленью его пока не видно из-за времени суток.

Подъезжаем к Северо-Байкальску. Здесь прямо на платформе продают множество всякого омуля — горячего и холодного копчения. Отведав его с пивом, мы тем самым и отметили прибытие на Байкал.

И все-таки нам повезло увидеть вечернее “Славное море”. Когда железнодорожное полотно почти прижалось к нему, на поверхности воды возникла огромная серебристая дорога, нарисованное яркой луной, словно она обозначала границу между территориями, где проистекает привычная, суетная жизнь, с одной стороны, и какая-то неведомая со своими законами, с другой. Вот она романтика в ее чистом виде, вот они моменты истины!

Это зрелище исчезало четыре раза, когда поезд прорывался через прибрежные скалы сквозь туннели. Не знаю, сколько времени мы ехали, загипнотизированные этой картиной, но смогли оторвать свой взгляд, только когда последние отблески воды исчезли. Сразу после этого, минув огни Нижнеангарска, мы въезжаем в Забайкалье.

26.07. Утром густой туман скрывает тайгу и горы. Когда он рассеялся, вдали довольно отчетливо стал просматриваться наш Южно-Муйский хребет. Сразу от полотна БАМа простирается типичный таежный пейзаж — реки, заболоченные участки, пронизанные “чахоточными”, голыми деревьями, которые, кажется, вот-вот упадут. Долина выглядит высушенной и местами обгоревшей: до нас здесь было жарко, и в пос. Таксимо, как нам рассказали местные жители, прошли ряд пожаров.

И вот, где-то в 2.30 по московскому времени, и 7.30 по местному, после недельного путешествия на поезде, мы прибываем в пос. Таксимо.

РЕМ, я и Стас пошли искать машину, которая бы нас завезла подальше в тайгу. По дороге зашли в лесничество, где получили разрешение на прохождение леса. После некоторых поисков наняли машину за 400 руб. Оставив ненужные для похода “шмотки”, подъехали до карьера, дали охраннику бутылку, чтобы он пропустил нас дальше. Проехав километров пять, машина остановилась, — дальше дороги нет! Здесь мы поняли, что попали не в то ущелье! Немного посовещавшись, приняли решение возвратиться к карьеру (чтобы не лезть на неизвестный нам хребет) и идти по вездеходной дороге, которая, как нам сказал шофер, ведет сначала к р. Анë, а потом и к р. Анаверкан, т.е. к началу нашего маршрута.

Итак, установив “декретное” время переводом часов на час вперед, запаковав и утрамбовав, насколько было возможно наши рюкзаки, и все-таки с авоськами в руках, сделали наш первый переход до обеда. Жара около 300 в тени. Я получил огромное наслаждение, выкупавшись в ручье. Но после этого пошел летний ливень, которого больше в походе не было: позже шли то моросящие, то затяжные осенние дожди. Ливень как бы посвятил нас в поход.

Пройдя еще минут десять, встали на первый бивак. Горы перед нами, но все же еще далеко. А комары набросились на нас с большим энтузиазмом, почувствовав свежих “клиентов”.

27.07. С утра начинаем движение по болотистой местности. Тайга довольно чахлая. Кругом роится, зудит комар и гнус. А если учесть, что при этом стоит жара, и нужно идти в резиновых сапогах и одетым, то понятно, что народ проявляет недовольство. Но видимо хуже всех приходится Диме, поскольку он заявляет следующее: “Вы даже не представляете, в какую “халепу” я попал!” Днем становится настолько жарко (около 350), что попрятались даже комары, однако в одном месте обнаружили кусочек снега.

Весь день идем по вездеходной дороге, которая в конце концов уперлась в р.Анë. Мы с Володей прошли вперед и обнаружили какое-то деревянное строение, а также тонкие железные трубы и листы. Здесь дорога окончательно заканчивалась. Предположили, что это могли быть прииски, хотя до сих пор в этом не уверены. В результате анализа карты и местности заключили, что нужно перейти р. Анë и перемещаться на запад километров на пять в сторону р. Анаверкан. Тропы к ней не видно. Неужели придется идти без нее! Как оказалось потом, кроме вездеходных дорог в начале и в конце похода (которая местами была хуже безтропья), никакие регулярные тропы нам не встретились.

Утро вечера мудренее! Место для бивака выбрали замечательное: возле реки на пляже. Погода ясная.

28.07. Наш курс в первой половине дня пролег между параллельно расположенными руслами р. Анë и р. Анаверкан, где они максимально сближаются. Совершив первый брод через Анë, идем по редколесной тайге. Главным фактором, тормозящее движение на этом участке был густой мох. Если учесть, что рюкзаки имели максимальный вес, и мы еще не адаптировались, то хождение по поверхности, словно выложенной толстым слоем ваты, было местами мучительным. Продолжает удерживаться жара. После четырех переходов (около семи километров), послали Стаса, Женю и Володю вперед найти реку. Мы сидим, ждем их, окуривая себя дымом (от комаров).

А кругом расстелен густой мох и запах багульника! Мной овладевает таежное настроение. Опять среди дикой природы, где сам себе хозяин! И предвкушение, что мы будем полностью оторваны от людей и надоевших проблем в течении еще длительного времени, дает сполна почувствовать растворение в природе, умиротворение и, вместе с тем, постоянное ожидание физических и моральных трудностей. Именно такое сочетание впечатлений, ощущения своего автономного хода времени, когда прошедшие три дня кажутся неделей, и, конечно, возможность увидеть новые неожиданные красоты, и создает тот особый колорит и “запах” серьезного похода.

Через пятьдесят минут приходит группа водоносов с полными бутылками. Еще через полчаса мы были у зимника возле Анаверкана. Пока пообедали, пока мы с Юлей сделали разведку на другой стороне реки в поисках тропы, наступило 17.00. В связи с отсутствием тропы, решили прямо “в лоб” идти вверх по Анаверкану, либо по камням, либо по тайге, где как придется (а какие еще могут быть варианты!). После часового перехода остановились на бивак. Визуально кажется, что горы еще далеко. Интересно, когда мы будем на перевале?

Дождя пока не было.

29.07. Весь день двигаемся по Анаверкану. Сначала шли по тайге, и через переход нашли что-то вроде тропы. Она привела к притоку реки и потерялась. Через приток завалилось мощное дерево. Мы перетянули еще одно бревно, параллельное лежавшему дереву и группа перешла. Тропа в этот день так и не появилась. Обед проходил с одновременной разведкой того, что не является ли сухое русло оттоком Анаверкана, а также дальнейшим обзором основного русла реки. Как оказалось, сухое русло не были оттоком, и пришлось идти по берегу, или по камням или по воде. В одном месте Ира, оступившись на камне, оказалась вместе с рюкзаком под водой и пребывала там в течении примерно тридцати секунд. За ней нырнул идущий вслед Стас вместе со своим драгоценным фотоаппаратом, который все же, слава Богу, не пострадал.

В некоторых местах вода была глубокой (выше головы) и имела красивый зеленовато-голубоватый оттенок. После двух переходов пошел небольшой дождик. через десять минут разбили бивак на острове. Отметили день свадьбы родителей Иры, выпив по ложке настоя золотого корня, что было не лишнее для ее же профилактики после принятия водной процедуры.

30.07. Выбравшись с острова, опять идем вверх по Анаверкану. Много приходится бродить по воде. Через три перехода подошли к руслу, уходившее налево. В результате разведки Юли и Стаса мы все-таки пересекли его и продолжили путь по правому (основному) руслу. Еще через переход остановились на обед. Здесь уже довольно отчетливо видны наши горы. От обеда до бивака прошли еще четыре перехода. Все время кажется, что вот-вот мы выберемся из таежной низины, окруженной невысокими хребтами, и горы предстанут во всей своей красе.

Погода пока не балует, — моросит дождик. Никакой тропы так и не нашли.

31.07. До обеда ничего особенно нового по сравнению с предыдущими двумя днями не было (комары, движение вдоль реки). Но горы уже прилично открылись и появилось искушение влезть на холм и пройти его в лоб вплоть до подхода к перевалу. Стас попробовал искать тропу и вроде бы нашел. В результате, мы влезли в заросли густого кедрача, прошли по нему примерно час, после чего поняли, что никакой тропы нам не надо (ну кто ходил по кедрачу тот знает); уж лучше вниз к реке. (Кстати, случайно в кедраче я подобрал потерянный Стасом маленький фотоаппарат: у него их два). Опустившись к берегу, через переход оказались возле каньона. Прошли его нормально с помощью трех бродов с одного берега на другой. Таким образом, мы оказались на противоположном (левом) берегу Анаверкана. Непосредственно перед каньоном и после него появились первые наледи. Метров через двести после брода перешли еще раз реку и остановились на бивак. Места пошли горные, — комаров и дров меньше, вечер прохладнее. Да уже и пора, — тайга стала надоедать, — скорее бы попасть в скальные ландшафты! А Стас всюду бегает (иногда довольно далеко) и снимает: вот что значит профессионал!

01.08. День выдался тяжелый, поскольку постоянно моросил дождь, и было холодно. Кстати наша палатка (моя, РЕМа и Иры) дежурила на этот раз. В дальнейшем установилась жесткая закономерность: как мы дежурим, так и осадки в виде дождя моросящего, дождя проливного, снега с дождем и, наконец, просто снега.

По пути до обеда нам встретился еще один довольно длинный каньон, который нависал над водой то с одного берега, то с другого. Иногда шли по дну каньона, иногда обходили прижимы верхом. На последнем перед обедом переходе пришлось бродить на левый берег, несмотря на холодную погоду. После обеда, немного просушившись, насколько это было возможно сделать при моросящем дожде, продолжили движение по камням. Перед очередным большим прижимом вскарабкались вверх, для чего сбросили веревку и оказались на плато, поросшим мхом и редким кедрачом.

Именно здесь я почувствовал полное окончание таежной части подхода к пер. БАМ. С вершины плато хорошо просматривается русло Анаверкана, напоминающий теперь, с высоты, весенний ручеек, а также его правый приток. Русло уходит вправо по ходу движения к нашему перевалу. Спустившись с плато, идем по каменному полю, среди которого разлился Анаверкан. Идти здесь можно как по асфальту — камни плоские.

"Об этом виде
мы мечтали 5 дней"

Теперь нас окружают горы со всех сторон и виден перевальный хребет. Открываются очень красивые виды на цирки и впадины в хребтах, напоминающие воронки с какой-то особой игрой фиолетовых оттенков внутри них. С одной такой воронки вытекал водопад: видимо там было озеро. А когда выглянуло солнце, то камни на одном из склонов стали блестеть и переливаться, словно в мистическо-сказочном фильме.

Через переход появился третий и последний каньон. Перед ним перебрались на правый берег Анаверкана и, поднявшись вверх на прижим, разбили бивак.

Лагерные работы проходили на фоне красивого представления в виде игры облаков и туманов. Над перевальным гребнем, туман то разрывался, то наползал снова в неком медленном танце, который он кружил вокруг возникшего из тех же облаков столба, напоминающего ножку гигантского гриба. И в этом же месте появилось какое-то особое свечение неба, словно предназначенное для светового оформления этого действия. А снизу из ущелья подтягивалась все новая и новая порция тумана.

За ужином отметили день железнодорожника, по поводу чего приняли n грамм водки.

Голубое небо,
голубые горы,
голубые озера.

02.08. Утро выдалось солнечное. Хорошо видны все описанные красоты предыдущего дня и половину луны. Дальнейший путь лежит по каменному полю. Здесь уже можно перейти Анаверкан, не промочив ног. Немного забравшись наверх, открылся вид на ледник (или на крупную наледь), по которому шли минут восемь. В середине этой наледи виден провал из которого вытекает вода, а сама она покрыта мелкими трещинами. Все это очень красиво сверкает на солнце. Далее прошли по низу небольшого каньона и очутились на краю вытянутого озера метров триста в длину. Типичный горный пейзаж. Обойдя его слева, пообедали на другом краю. Откуда-то сверху на все озеро раздается шум мощного потока воды, хотя увидеть его удалось лишь с обеденной стоянки. Это шумит водопад, ниспадающий с каменной перемычки выше нашего озера и кажущийся совсем маленьким. Наверно весь шум аккумулируется окружающими озеро гребнями.

Трещина в крупной
наледи.

Поднявшись метров на двести по основному притоку Анаверкана (если ориентироваться по этому водопаду) оказываемся на втором озере (высота около 1800 метров). Сразу можно было увидеть сток со следующего еще более высокого озера. Вообще эта местность характерна каскадами озер. Мы стали обходить левее, где оказалось очередное озеро, прижатое к отвесной скале. Здесь и остановились на бивак, и для того, чтобы сделать разведку.

Озеро на фоне
перевального
хребта.

Мы с Володей пошли туда часа на четыре и увидели следующее. Перевалив через перемычку, справа от озера, на котором мы стояли, увидели еще одно, и, перейдя через сток из этого второго озера, пошли по правой стороне к другому его краю. Затем поднялись на перемычку справа и оказались на очередном озере. Обогнув его слева по завалу крупных камней, поднялись к цирку на высоту 2150 метров. Это был глухой каменный мешок. Нас окружал цирк без всяких признаков перевалов. Посидели минут пять. Ощущение было такое, что мы находимся в каком-то огромном холодильнике. Весь цирк заполнен ледником, покрытый крупной “сыпухой”. Местами сквозь камни просматривалась толща льда с вмерзшими в него камнями. Здесь берет свое начало главный приток Анаверкана. Цирк этот для ходьбы не логичен (а, точнее сказать, не проходим) и здесь отчетливо ощущается значение фразы “не ступала нога человека”. Более того, эти два довольно крупных озера и два цирка (один в который мы пришли, а второй который видели в конце предыдущего озера) вообще отсутствовали на нашей карте. Как оказалось далее, если бы у нас была нормальная карта, то мы бы поняли, что пер. БАМ находится вообще не в том ущелье, куда мы зашли. Но об этом нам стало известно на следующий день, причем случайно до такой степени, что недолго поверить во всякую мистику. Назад шли тем же путем. Спустившись с цирка на нижнее озеро, увидели, как над ним парят чайки, — значит здесь водится рыба. Пройдя вдоль него, решили заглянуть на понижение в хребте напротив того озера, которое со стоянки не было видно. Судя по направлению так называемой карты, по описанию предыдущей группы, здесь и должен находится наш перевал. Однако завтрашняя разведка покажет, что это было ошибочно.

03.08. Утром Володя и Стас ушли в разведку на предполагаемый перевал. А мы сидим и мирно готовим обед. Вернувшись через пару часов, они доложили, что перевал с той стороны имеет категорию либо 2-А, либо 3-А. По этому поводу мы долго совещались, как назвать этот перевал: либо в честь преданного сына Украины Павла Лазаренко, либо еще более уважаемого и поддерживаемого всем украинским народом (особенно в материальном плане) Леонида Кучмы. Решили назвать его в честь Лазаренко, поскольку сложность перевала недотягивала до светлого имени Леонида Даниловича Кучмы. И хотя упоминание об этом выдающимся деятеле двадцатого века вызывает трепет и вышибание слезы у всех участников похода, и мы осознаем, насколько мелки и недостойны внимания наши проблемы по поиску перевала, все же огромным усилием воли, вместо того, чтобы посвятить все свое свободное походное время сочинению гимна Кучме, я, как недостойный член украинского народа, возвращаюсь к нашим низким, хотя и расположенным на некоторой высоте над уровнем моря, проблемам.

Остается последняя возможность — пойти к озеру с летающими чайками (см. предыдущий день) и потом взойти на гребень слева от него (мы с Володей ходили направо). Далее с этого гребня нужно было посмотреть, что там делается в ущелье направо. В разведку пошли Володя, Стас и Юля. Вот их рассказ:

“Подъем начали по левому склону от озера. Дошли до площадки, от которой начиналось плавное повышение (от начала ледника) к верхней части гребня. Не доходя до верха метров пятьдесят, свернули в понижение в хребте, откуда было видно ущелье. Вдруг Володя услышал снизу шум, а далее на камнях — мелкие фигурки. То были люди! На вопрос, а точнее крик: “Куда ведет этот путь и на какой перевал?”, удалось услышать лишь дружный смех. На их вопрос: “Вы кто?”, отвечаем: “Люди!”. На такой же вопрос мы услышали сообщение, что они тоже люди. А когда узнали, что мы из Киева, снизу донеслось “Ура!”. Они же оказались из Москвы. Из дальнейшего перекрикивания удалось выяснить, что они идут на пер. БАМ”. Вот вам и рука (точнее указатель) судьбы, невероятное совпадение. Как потом выяснилось из записки этой группы на перевале, до них там не был никто несколько лет. На зеленке перед озером нашли золотой корень.”

Разведчики
Стас Потанин
и Юля Колосова.

А Дима за это время прыгал в озеро и плавал в нем же. Ну, он и орел, точнее морж!

Таким образом, нам пришлось развернуться и пойти обратно к водопаду, чтобы обогнуть хребет и попасть в нужное нам ущелье. Шли траверсом по крупным камням. Местами было опасно, особенно когда проходили два кулуара, где постоянно срываются камни. За два перехода обогнули хребет и попали в ущелье, оканчивающееся перевалом БАМ.

Остановились на бивак на прекрасном ровном месте возле озера. Ну и, конечно, поскольку наша палатка была дежурной, то во время ужина шел дождь. А так все хорошо.

На подходах к
перевалу БАМ

04.08. Опять с утра дождь. Идем по “сыпухе” вдоль озера справа. Когда оно закончилось, начался подъем. Пройдя три довольно длинных перехода, остановились на обед среди завала камней. Воду добывали из-под камней с помощью длинных рук Стаса. Группа расположилась на разных уровнях. Я возился с горелкой где-то внизу в каменном “погребе”. Сверху мне подавали продукты. Из другой же дыры я выбирался с готовой продукцией. Нужно было очень внимательно и осторожно относиться к вещам, поскольку они имели тенденцию уходить под камни. Выпивши чаю с золотым корнем, стали опять карабкаться вверх. Вид на перевал полностью открылся. После первого же перехода попали в кулуар из крупных камней, и еле оттуда выползли. “Сыпухи” из таких огромных “чемоданов” я еще не видел.

"Цветочек в цветнике."
Юля в крокусах.

Пройдя следующий переход, вдруг, среди сплошных завалов камней, перед самым взлетом на перевал, нам открылся оазис из мелкой ровной травы. Здесь было хорошо и спокойно. Рядом тихо журчал ручеек, — прямо как где-нибудь в Пуще-Водице. Даже палатку поставили с помощью колышек! Погода солнечная, кругом цветут крокусы, — одним словом идиллия! Справа от нас по ходу движения очень интересный хребет (кстати, оттуда ребята увидели группу москвичей). На краю почти отвесной стены расположились в ряд всевозможные нависающие “чемоданы” и камни, напоминающие усевшихся ястребов, какой-то воткнутый кинжал и пр. С помощью чудного фотоаппарата Стаса этот рельеф можно было хорошо разглядеть.

Официальная
фотография
на перевале БАМ.
Слева направо,
верхний ряд:
Наташа Шпортько,
Ира Егорченко,
Юля Колосова,
Дима Плюснин,
Володя Шпортько,
Стас Потанин.
Нижний ряд:
Женя Шпортько,
Стас Спичак,
Ефим Михайлович
Рыжавский.

05.08 Утром стоит великолепная погода. Обойдя последнее нагромождение крупных “чемоданов” (а скорее “шкафов”), за два перехода, наконец, всходим на долгожданный пер. БАМ. В туре была записка москвичей, с которыми мы перекрикивались. Они сняли записку группы из Крыма восьмилетней давности. Сложность перевала можно оценить как 1-А—1-Б. Посвятив Диму и Юлю с первопрохождением, и запечатлевшись на фото, повалили вниз. Спуск здесь значительно проще подъема. Во всем чувствуется, что мы попали в бассейн другой реки: иная растительность и рельеф. Через два перехода после обеда подходим к каньону и решаем идти вниз по ручью, поскольку в стороне лежит очень крупная “сыпуха”. Однако перед следующим каньоном все-таки пришлось обойти верхом, а затем спуститься по веревке опять к реке. Еще через два перехода, постепенно отходя от русла ручья, спускаемся в широкое и светлое ущелье к р. Бамбукой. Виды с места нашего бивака красивейшие: впереди видны острые зубья параллельных хребтов, что создает эффект стереоскопичности, сзади живописный вид гор на фоне тайги. Она здесь редколесная, и в целом это ущелье, в отличие от предыдущего, очень уютное и светлое.

Правый приток
р. Аневерикан
(по течению).
Вид с перевала БАМ.

06.08. С утра начинаем движение вверх по р. Бамбукой (накануне мы пересмотрели наши планы относительно маршрута, поскольку слишком много времени у нас занял подход к пер. БАМ). Местами просматривается тропа. Здесь мы встретили золотой корень. Доходим до левого притока Бамбукоя и делаем обед с одновременной разведкой. Женя, Стас и Володя пошли в цирк к истокам реки. Вот, что они рассказали:

“Сначала мы шли вдоль по каньону, затем речка вышла на более ровную долину. Справа виден вход в ущелье с отвесными стенами, а речка повернула налево (напротив ущелья). Сначала был каскад водопадов на плоских скалах, а потом каньон. Река подошла впритык с левой стороны к хребту. Далее располагались два озера. Впереди просматривались два цирка и хребет. Какие тут перевалы выяснить не удалось”.

Мы с Юлей ходили на разведку вверх по притоку. Вскоре, как мы отошли от стоянки, тропа исчезла. По речке, на которой было множество водопадных каскадов, по левому берегу взошли наверх. Здесь появилась тропа, которая привела нас в долинное ущелье недалеко от цирка, то которого и направо и налево были понижения. Направо понижение вроде бы лучше, но по направлению нам надо налево.

Вернувшись к обеденной стоянки (а жара стоит необыкновенная), и, проанализировав данные другой группы, решили идти по притоку Бамбукоя. Бивак сделали в том месте, куда мы с Юлей дошли во время разведки. Кстати справа по ходу движения впритык к цирку стоит отдельная гора по форме точно напоминающая пирамиду Хеопса. Слева виден ниспадающий водопад, берущий начала, по-видимому, с озера из соседнего ущелья, где ходила вторая группа разведки.

Едва успели сделать ужин на горелках и забросить вещи, как пошел сильный дождь, который идет и в данный момент, когда я эти описываю события на следующий день. Наша палатка промокла до такой степени, что нормально спать нельзя.

07.08 Дождь все продолжается. Из палатки вышли при сильном тумане и дожде. Приготовив завтрак на горелке, опять сидим в палатке, и ждем погоды. Ничего не выждав, так весь день и промытарились. Вечером устроили день рожденья Наташи. Для этого мы все вдевятером втиснулись в трехместную палатку. Пока на улице бушевала непогода, нам было тепло и даже не очень тесно. В подарок Наташе преподнесли массажер из нефрита (кстати, его добывают в этих местах). А завхоза два раза “раскрутили” на незапланированную закуску.

Однако ночь для нашей палатки выдалась совсем не веселой; несколько раз сносило тент, в результате ее залило так, что спальник на утро пришлось выжимать, а в ногах образовалась приличная лужа.

08.08. Утром пошел снег с дождем. На хребты легли белые покрывала. Я вышел из палатки весь мокрый, выжал воду из спальника и пошел досыпать и согреваться в палатку Стаса. Там Юля поделилась со мной сухими носками, и, после того как я залез в сухой спальник, стало хорошо. Стас с Володей ушли на разведку в цирк отыскивать подходящий нам перевал. В цирке с правой стороны они обнаружили перевалы категории 2-Б и 1-Б. Первый из них, скорее всего, был пер. Ступенька, отмеченный на карте. После обеда мы с Юлей пошли на разведку в ущелье справа от горы, похожей на пирамиду Хеопса. Взойдя на хребет, мы увидели картину, описанную первой группой разведки (пер. Ступенька имел почти отвесную стену метров в восемьдесят). Но мы видели то ущелье, где находился наш бивак. Тогда пошли верхом далее прямо по хребту до понижения в нем. Внизу открывались ущелье, переходящее в зеленую долину, река и три озера возле ее истоков. Вся эта “картина”, как и направление, почти полностью совпадало с тем, что было указано на карте. Однако, как оказалось позже, это была долина реки Мудирикан, чего мы вначале никак не предполагали.

Когда мы возвратились к ужину, погода немного прояснилась, и на завтра решили идти на обнаруженный перевал.

Перевал.
Снег идет.

09.08 Утром начали восхождение на разведанный нами с Юлей перевал. Сделав переход, входим в узкое ущелье, непрерывно заворачивавшееся налево. Здесь пошел снег. Далее два длинных перехода происходили при значительном снегопаде и при плохой видимости. Взлет на гребень был довольно крут, при этом многие камни шевелились. Снег же еще более осложнял восхождение, поскольку камни скользили. Из-за плохой видимости выскочили не на сам перевал, а на гребень, который оказался довольно острый. Пройдя по нему, через пару “жандармов” подошли к перевалу. Видимость — три метра. Никакой записки или тура не обнаружили. Не удалось сделать даже нормального снимка.

Спуск с перевала

Спуск происходил также при снегопаде, и оказался еще более крутым, чем подъем. Сначала серпантином сошли с одного сброса. Второй сброс оказался еще круче, и позже смотрелся издали как отвесная стенка. Здесь произошло одновременное падение РЕМа и Иры, которые потеряли равновесие, встав на “живой” чемодан. Слава Богу, отделались только испугом (имеются виду не только они). Наконец появился первый ручей, где сделали сухой обед из китайской вермишели, приготовленной заранее утром. Еще через длинный переход достигли озера, — первого из трех, видимых с перевала.

А снег продолжает идти и можно подумать, что наступила зима (ну как же! подходит наше дежурство!).

Еще через переход остановились на ночлег. Все мокрое, ноги закоченели. Даже не согрел большой костер. Приготовив, с грехом пополам, ужин, к которому многие даже и не вышли из палатки, полегли спать.

10.08 Утро было шокирующим: кругом все завалено снегом, обувь мокрая и замерзшая. С тента, под которым мы уложили рюкзаки, пришлось сгребать много снега. Руки при этом начали отмерзать. И вот так, с окоченевшими руками и ногами, уложив кое-как вещи, без завтрака и всякого там построения стали удирать с этого места вниз. При этом мы двигались разрозненными группами, — кто первый собрал общественные и свои вещи, тот и пошел, — ну чтобы не стоять и не мерзнуть. Через длительный переход достигли границы снега. Он заканчивался там, где начинались первые деревья. Вот здесь, в березовом леске сделали завтрак (и одновременно обед) и немного просохли. Жить стало намного веселее. Тут же начиналось второе озеро. Идем по “зеленке” вдоль реки, названия которой до сих пор не знаем. По камням перешли на правый берег.

Наконец-то, на четвертый день, установилась солнечная погода. После нескольких переходов взошли на холм с ровной площадкой и там устроили бивак. Пока проводились лагерные работы, мы с Димой сходили в разведку. Для этого шли вниз, прижимаясь к хребту в течение часа. По дороге видели расположенное внизу озеро, которое имело форму правильного треугольника. Оно очень живописно смотрелось среди тайги. Затем мы забрались на гору и увидели оттуда общее очертание русла реки, которая после третьего поворота выходила в расширяющуюся таежную долину. Затем стали спускаться вниз к реке, чтобы обнаружить тропу. Было предчувствие, что здесь она уже должна была появляться. И, действительно, кусок тропы был обнаружен.

11.08 Спускаемся с возвышенности и встаем на обнаруженную вчера тропу. Вскоре она исчезает. Далее “пробиваемся” то через кедровый стланик, то по камням вдоль реки, пока не выходим к прижиму, где пообедали в каком-то очень неудобном месте среди камней. Здесь Стас с Юлей долго ходили на разведку. Кажется, в этот момент появилась версия, что река, по которой мы все время идем, — Мудирикан.

Преодолев прижим, и “продравшись” еще раз через стланик, вышли на тропу, которая периодически исчезала в болотистых местах. Последний переход был по очень хорошей тропе. Здесь мы набрели на поляну с необыкновенно крупной и сладкой голубики. В течение минут сорока мы, как стадо коров, паслись на этой поляне, производя тем самым витаминизацию организма и сбор ягоды на ужин. Далее вышли на очередную поляну возле реки, где и устроили ночевку, предварительно поужинав варениками с голубикой.

12.08 Утром продолжили путь по тропе, которая вскоре закончилась. Через переход вылезли на плоское место с чахоточными лиственницами. Далее идем по верхам. Река все более удаляется от нас (или мы от нее), оставаясь внизу, пока ее шум совсем не исчезает. Через три очень длинных перехода по редко заросшей тайге спускаемся к реке и находим тропу. Во время обеда нас начал поливать мелкий, но какой-то холодный дождик. Обедали с большим количеством очень вкусных грибов. Далее в этот день все время шли по тропе, которая опять немного отошла от реки. К вечеру снова вернулись к реке и вскоре тропа, перешедшая на остров, уперлась в воду. Все были мокрые и замерзшие (да, кстати, мы опять дежурные). Сбросив рюкзаки, сразу стали разводить большой костер, для чего завалили два сухих дерева. К позднему вечеру вещи были почти сухие.

13.08 День выдался славным. После завтрака пошли на разведку в разные стороны, — Стас вверх, я вперед, и назад. Тропы нигде не видно. Тогда решили искать ее на другой стороне Мудирикана. Со страховкой я пошел вброд и, почти перейдя реку, подумал о том, что вряд ли пройду, — глубина в основном фарватере была выше пояса при сильном течении. Так думал и Стас, и поэтому профессиональным движением взвел фотоаппарат, чтобы запечатлеть, как горная река сносит человека. Длина страхуемой веревки допускала некоторый промежуток свободного плавания. Снимок был сорван ввиду прохождения реки, хотя до сих пор не понимаю, как это удалось. Тропа действительно проходила по левому берегу вдоль реки, и затем уходила налево круто вверх через отрог — точно как было описано в отчете крымской группы.

Навесная переправа
через р.Мудирикан

Далее, перетащив веревку к месту бивака, организовали навесную переправу. Пока переправлялись, настало обеденное время. Погода солнечная, комаров из-за продуваемости места почти нет: благолепие! После обеда идем по тропе вверх на север, пока не оказались на возвышенности, где полно кедрача. И вдруг Стас замечает домик, — это бывшая геологическая стоянка. Настроение сразу стало каким-то близким к моральному разложению, — мы почувствовали, что скоро наступит цивилизация! В течение часа мы тупо собирали то шишки от кедрача, то голубику. Потом решили подойти к домику: оттуда наверняка ведет какая-либо тропа в Таксимо. Когда мы заглянули в домик, то сразу увидели все признаки недавнего обитания: оставленная еда, раскрытая книга, радиоприемник. И действительно, примерно через час появился сначала парень лет четырнадцати, а затем и его отец. Оказалось, что он работает на золотых приисках по вахтам, а сейчас пришел с Таксимо на недельку-другую поохотиться да порыбачить. Сам он бывший геолог, и вообще начитанный и интересный мужик, рассказавший нам всякие истории, как из литературы, так и из своей профессиональной деятельности.

Пик Спартак?

На ужин у нас были оладьи “Uncle-Bence” и жареный хариус, которым угостил нас мужик. В общем, посидели душевно.

Здесь прошел
мишка.

14.08. От домика и до асфальтовой дороги в Таксимо идет вездеходная дорога какой-то десятилетней давности. Весь день мы идем по ней. Однако дорогой ее можно было назвать весьма условно. Хождение через мари по кочкам, с которых то и дело соскакиваешь и проваливаешься в воду, очень утомляет. Все время шло чередование то сухих мест, то марей. В одном месте, где был провал в колее дороги, просматривался кусок льда: то была вечная мерзлота! Пройдя последнюю марь, протяженностью примерно пять километров, выходим на “сушняк” около 20.00. Хотя мы давно устали, но подходящего места для бивака раньше не встретилось. Чуть ниже нашего лагеря было красивое озеро, и уже по всему чувствовалось, что основные походные трудности позади.

Торжественное
сжигание вещей.
В т/к "Шагомер"
есть традиция
отмечать окончание
похода большим
костром на котором
сжигаются
износившиеся
вещи.

15.08. Минут через пятнадцать на первом же переходе болота закончились, и мы вышли на “сушняк”, где рос обычный в нашем понимании сосновый лес. Еще через некоторое время появилась первая пустая бутылка, что являлось явным признаком окончания спортивной части похода. Итак, за три утренних перехода подошли к дороге, соединяющей карьер и поселок, и по которой мы подъезжали к начальной точке маршрута. По ней за два перехода мы достигли пос.Таксимо, где и пообедали на озере. Тут же было устроено ритуальное сжигание пришедших в негодность вещей. Опять пошел дождик (наше дежурство), но мы в цивилизации — и потому нас поздно уже пугать. “Пошатались” по поселку, зашли в церковь, а вечером отлично пообедали в столовой. Такое впечатление, что здесь все с Украины. Даже какой-то повешенный на стенке кандидат в местные депутаты — уроженец Донбасса. Вечером отчалили в Северо-Байкальск общим вагоном.

16.08. Утром приехали в Северо-Байкальск, причем не хуже, чем в плацкартном вагоне. Через три часа отходил наш следующий поезд Северо-Байкальск–Москва. За это время успели искупаться в Байкале и побывать в центральном универсаме. Далее, до ст. Лена ехали поездом N 621, а затем, простояв здесь три часа, наш вагон подцепили к поезду N 91. Во время этого переезда мы отмечали окончание похода, а вечером вволю отъелись омулем и пивом: началось послепоходное “разложение” широких слоев общественности.

В Лене очень красивая набережная и пристань.

17.08. В 17.30 по московскому времени (в 21.30 по местному) мы приехали в столицу Сибири г. Красноярск. Здесь сошли с поезда Ира, Стас, Юля и я, а остальные поехали дальше на Москву и Киев. Далее я могу описывать похождения только нашей группы товарищей. Остальные добрались до Киева благополучно, а Дима сошел в Кирове, чтобы погостить у родственников. (В общем как в фильме “По семейным обстоятельствам”: они сошли на “киевской” станции, а он на “к-ии-ев-ской”).

На вокзале в комнате “матери и ребенка” нам дали адрес, где можно переночевать на окраине Красноярска. Ночью на такси мы поехали по указанному адресу всего за 100 рублей (около $4). В квартире оказались шикарные условия, как нам показалось. Даже удалось помыться в ванной — о, блаженство! И все это стоило 30 рублей с человека.

18.08. День оказался очень насыщенным. Это был отдых по полной программе. До обеда время провели в городе, где накупили различные камни и сувениры. Всевозможные кафе и закусочные весьма дешевы.

После взятия билетов до Москвы поехали в заповедник “Красноярские столбы” (конечно на такси). Людей мы встречали только на дороге и на первых столбах. “Освоивши” первый столб “Слоник”, попытались влезть на “Деда”, но не удачно. Далее обсмотрели параллельно торчащие “Перья” и обозрели, взобравшись на противоположную скалу, виды на весь заповедник и красноярские окрестности. На следующем столбе Юля забралась так, что слезть она смогла лишь при помощи выстроенной пирамиды из меня и Стаса.

Обратный путь в город лежал по тропе резко вниз, которая привела к дороге. Удачно попав на автобус, приехали на вокзал, где, после некоторых мытарств, Ира устроилась до утра в самой “крутой” гостинице “Красноярск” всего за $8 за ночь (она летела в Киев самолетом). Отметив удачное завершение дня бокалом “Мартини”, и, прогулявшись по ночному Красноярску, поймали машину и подъехали на вокзал за 20 минут до отправления поезда и за две минуты, когда пришлось бы доплачивать за багаж.

19.08. Весь день провели в поезде. Никаких продуктов у нас нет: покупаем их прямо в дороге. Что тут еще добавить?

20.08. Продуктов вообще никаких. Ждем 17.00, когда будет стоянка на 11 минут, и можно будет что-нибудь взять.

21.08. К 9 утра приезжаем в бывшую столицу нашей бывшей Родины — Москву. Сразу поехали на киевский вокзал, где взяли билеты на поезд Москва-Кишинев. По этому случаю, мы купили затем на поезд молдавского вина.

Я не буду объяснять, какие цены в самом дорогом городе мира. Однако выход всегда можно найти. В Новоарбатском гастрономе купили закуски, там всяких йогуртов, и хорошо подкрепившись прямо на лавочках недалеко от Гоголевского бульвара, пошли получать духовную пищу в музей изобразительных искусств им А.С.Пушкина. Далее, совершив забег по маршруту Алексанровский сад (очень тут красивые водные каналы) — ГУМ — Красная площадь — Столешников переулок — Елисеевский гастроном — Тверская улица — памятник Пушкину — площадь Маяковского — запутанные лабиринты метро — Арбатский переулок — новоарбатский гастроном (уже опаздываем на поезд, а нужная нам ветка уже не работает, но нас пустили) — киевский вокзал, мы влетели в молдавский поезд, где и расслабились. При открытии бутылки молдавского вина, проходящий мимо парень предложил нам штопор. После первого же вопроса откуда мы едем с рюкзаками, выяснилось, что он возвращается с приполярного Урала, где проходил поход под руководством не без известного тов. А. Шипновского. Лично со мной такие случайные встречи в поездах происходят не первый раз, и поэтому я не очень то был удивлен.

22.08. Минуем границу, Конотоп, где наше купе обнюхала таможенная собака, приезжаем в ту же точку, откуда мы и начинали наше путешествие, т.е. в Киев.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По моему мнению, поход, не смотря на то, что не удалось пройти намеченный маршрут, можно назвать удачным. Тем более что район путешествия был очень неизведанным. Информация у нас была крайне скудная, а карта не выдерживала никакой критики. Нас выручала, в основном, 500 метровая карта, которую нам дали в управлении приисковых работ. Даже тот факт, что мы узнали о высоте пика Спартак (наивысшая точка Южно-Муйского хребта) только в пос. Таксимо, о многом говорит.

Политико-моральное состояние группы (ПОЛИМОСОС) было хорошее, атмосфера доброжелательная.

Все это дает право внести данный пешеходный поход на Южно-Муйский хребет в скрижали истории нашего клуба “Шагомер”.

Станислав Спичак
25.12.99
Фото С.Потанин, В.Шпортько

некоторые сведения о районе путешествия

ЮЖНО-МУЙСКИЙ ХРЕБЕТ

Южно-Муйский хребет расположен в юго-западной части Байкало-Становой области. Он протянулся с запада на восток почти на 300 км. И достигает наибольшей ширины (около 80 км.) в своей восточной части. На севере хребет ограничен долиной реки Муя, вдоль которой проходит трасса БАМа. Южная граница, как принято считать, проходит по реке Верхняя Ципа, Баунтовской котловине и реке Бамбуйка. С востока хребет ограничен рекой Витим. Высшая точка хребта – пик Спартак (2721 м) – находится в истоках реки Бамбукой.

На западе Южно-Муйский хребет начинается с массива пика Дорон (2612 м) и имеет ширину 12 км. На севере с него стекают ручьи – правые притоки реки Котера, а на юг и восток – речки, который питают высокогорное озеро Дорон, вытянувшееся с севера на юг (длина более 11 км, ширина 1 км, абсолютная высота 1110м, наибольшая глубина 58 м). С запада и востока озеро окружено крутыми скально-осыпными склонами, с юга подпружено мореной. Извергающийся с нее поток дает начало левому притоку Верхней Ципы – реке Точа.

К востоку от озера главный водораздельный хребет (ГВД) делает петлю в 20 км к югу и понижается до 2200-2000 м. На этом участке преобладают плосковершинные массивы-тумпы. Характерная черта их курумные поля и “каменные реки”, частично покрытые кедровым стлаником и лиственничным редколесьем. С тумп на север и на юг текут многочисленные ручьи. Затем хребет вновь уходит на восток и достигает высоты 2600 м (высшая точка- пик Карт-2609 м) в верховье Имакита – правого притока Котеры. На север от пика отходят невысокие, но сильно изрезанные отроги. На восток, за глубокой котловиной перевала Укуолкит, хребет резко поднимается до 2500-2600м и приобретает ярко выраженный альпийский характер. С широкого заболоченного плато перевала берут начало реки; Гремучая - левый приток Ципы и Укулкит – правый приток Муи.

Следующие 50км хребта альпийские формы рельефа преобладают не только в ГВХ, но и во всех северных отрогах. Южные отроги более сглажены и постепенно переходят в залесенные холмы левого борта Баунтовской котловины. С них берут начало реки Могой, Амунда, Нерунба (бассейн Ципы). На отдельных участках они текут в неглубоких каньонах. Абсолютные высоты южных отрогов 1500-1800м.

Северные отроги - полная противоположность южным. В глубоких долинах, часто переходящих в труднопроходимые каньоны, к Муе текут ее притоки: Северный Могой, Бугунда, Ольня, Уакит Муйский. Гребни окружающих хребтов возвышаются над дном долин на 800-1000 м. Вершины остроконечны, склоны их круты и обрывисты. В отдельных хребтах отвесные скальные стены достигают высоты 500 м. Абсолютный высоты составляют 2300-2600 м, ширина хребта 25-30 км. Через ГВХ и его отроги, на этом участке известны перевалы: Могойский, Северный Могой, Спартак, Нерудинский, 26 съезда ВЛКСМ, Бугудинский и др. Озера, в основном каровые, немногочисленные, малы по размерам. Самое крупное из них – Харьюсное (около 1км) – расположено на южных склонах хребта, в истоках Могоя.

Далее, на восток от старинного караванного перевала Уакитский, ГВХ сужается до 10-15км и, изогнувшись дугой к северу, выходит через 40 км к другому караванному перевалу – Горбылок. На этом участке со средними высотами 2550-2600м доминируют альпийские формы рельефа. Особенно расчленены северные отроги, гребни которых поднимаются над долиной Муи на 1500м. К Муе на север течет несколько мелких рек и ручьев длиной по 15-20 км, но падение их велико, порой до 200 м\км. Долины этих притоков трудно проходимы из-за многочисленных каньонов и водопадов, окружающие склоны очень круты. На юг с хребта стекают довольно крупные притоки Ципы: Уакит, Горбылок Уакитский, Дулешма, Талле и др. Южные склоны постепенно переходят в гряды лесистых сопок, которые служат водоразделами вышеупомянутых притоков.

Отдельные южные отроги достигают протяженности 50 км и более. Средняя высота отрогов 1700-1800м с тенденцией к понижению в сторону Баунтовской котловины, где протекает крупнейший приток Витима - Ципа (полная длина 685км). В пределах Южно-Муйского хребта Ципа течет на протяжении более 400км.

В верховьях рек Горбылок Муйский, Вековье, Бамбуйка, Бамбукой Южно-Муйский хребет расширяется до 50 км. Вершины пикообразны, склоны круты, орография очень сложная. На север, в долину реки Муи, хребет обрывается крутыми скальными отрогами. В верховьях правых притоков Муи – Горбылка, Шуринды, Олны вершины достигают 2700м, поднимаясь над дном долины на 800-1000 м (наиболее возвышенная часть хребта). Ширина вместе с отрогами более 70 км.

От высшей точки Южно-Муйского хребта (2721 м) до Витима еще около 80 км. На этом участке хребта несколько параллельных отрогов, разделенных долинами рек: Тулун, Тулуя, Ирокинда. Наиболее высок здесь хребет между Тулуном и Муйско-Куандинской котловиной (отдельные вершины имеют более 2400м). Средняя высота отрогов 2100м. Ширина хребта между Тулуном и рекой Аку около 35км. На север с хребта стекают крупные притоки Муи – Аневеркан, Ане, Мудирикан, Аку, и др.

Этот район был не только сравнительно недавно освоен, но и не так давно открыт. Первым среди русских ученых в 1866 г. совершил путешествие в Муйскую котловину географ П. А. Кропокин, давший всему краю название Олекминско-Витимской горной страны. Он же впервые описал предгорья Северо-Муйского и Южно-Муйского хребтов. Освоение туристами Южно-Муйского хребта началось в конце 70-х годов

Маршруты по Южно-Муйскому хребту можно разделить на три группы. Маршруты, начинающиеся с запада, как правело, пересекают Северо-Муйский или Икатский хребет, проходят по западной части Южно-Муйского и заканчиваются в Баунтовской котловине. Маршруты по центральной части хребта желательно начинать из Баунтовской котловины (села Баунт и Уакит) и заканчивать на трасе БАМа, откуда легче выехать. Наиболее доступна восточная часть Южно-Муйского хребта, куда можно попасть как из Баунтовской котловины, так и от трассы БАМа (поселки Усть-Муя, Бамбуйка, Таксимо и др.)

Пешие маршруты в некоторой степени повторяют лыжные, однако, существует различие в препятствиях. Многие каньоны летом непроходимы по дну, их приходится обходить по крутым осыпным и скальным склонам, сильно заросшим стлаником. Некоторые ущелья с каньонами летом вообще непроходимы или требуют слишком много времени на прохождение (например, ущелье ручья Суровый). Перевалы освобождаются от снега, и открываются осыпные и скально-осыпные склоны. Снежники остаются только на отдельных склонах северной экспозиции. Наледи на реках частично стаивают, но сохраняются, создавая дополнительные трудности. Обширные пространства у подножия гор и на плато занимают болота. Практически в любом пешеходном маршруте на подходе придется преодолевать заболоченные участки, часто в течение нескольких дней. Большой опасности болота не представляют; они лежат на вечной мерзлоте, и глубина их редко превышает 1 м.

В среднем и нижнем течении реки Южно-Муйского хребта становятся серьезным препятствием для пешеходов. Переправы через них сложны и разнообразны. Во второй половине лета все чаще идут затяжные дожди. Дождевая вода переполняет русла ручьев и рек, который выходят из берегов, затопляя пойменные берега и низины. Эти паводки резки и стремительны. Нередки и настоящие наводнения, особенно в Муйской котловине. Каньонные участки в среднем течении рек во время дождей могут стать своеобразными ловушками. За считанные часы водный поток, возрастает в несколько раз, затапливая каньон. О такой возможности необходимо помнить во время путешествия. После прекращения дождей вода быстро спадает.

В конце августа прекращаются дожди, и наступает общие похолодание. В начале сентября на почву ложатся первые заморозки. В этот период бывает тихая, ясная погода. Осень незаметно переходит в ясную, солнечную зиму. Наилучшее время для пеших и горных путешествий по Южно-Муйскому хребту – со средины июля до средины сентября. Пешие походы можно проводить и до конца октября, однако, в это время ночные заморозки достигают 20* и ниже.

Пешие маршруты по Южно-Муйскому хребту включают в себя практически все элементы естественных препятствий, характерных для таких путешествий, что заставляет использовать весь арсенал технических приемов. При планировании маршрутов, включающих участки первопрохождения, необходим достаточный горный опыт. Следует учитывать, что ряд скальных перевалов может оказаться самой высокой категории сложности (например, в верховьях Горбылька, Шуринды, Бамбукоя).

Безусловный интерес в пеших путешествиях представляет восхождение на вершины. Они обычно служат обзорными точками, позволяющими просмотреть дальнейший путь и панораму района. Сложность подъема редко превышает 1Б.


Комментарии: Ваш комментарий:
2006-04-22 17:29:01 | kandid | E-Mail
Если считать, что пик Спартак и Муйский Гигант - это одна вершина, то на фото НЕ пик Спартак; высота "пика Спартак" составляет 3064 м.



 
В тексте комментария возможно использование псевдо-тэгов [b], [i], [u].





   Главный редактор: Константин Бекетов; Программист: Andrew Jelly; Дизайн: Анна Годес;