LOGO
Поиск

Обсуждение

Добавить отчет

Конвертор

Контакты

О проекте



цирк Колокольни
Автор: Константин Бекетов


Welcome! Welcome! Bienvenue! Welcome! Welcome! Welcome!

Все материалы, находящиеся на сервере являются собственностью их авторов.
Информация предоставляется без каких-либо гарантий, как явных, так и предполагаемых.



Site Meter

Hosted by RUNNet
Runnet


 
 

Отчёт о лыжном туристическом путешествии второй категории сложности по Северо-Восточному Алтаю

 

Отчёт о лыжном туристическом путешествии второй категории сложности по маршруту:

г.Бийск - п.Эдиган – пер.Таманьел – пер.Сайгонош – пер. Альбаган – ур.Айрык – оз.Каракольские – п.Эликманар

совершённом с 20.02 по 29.02. 2004 года

 

 

Руководитель группы Кардаев Д.А.

 

 

1. Справочные сведения о путешествии

Вид туризма - лыжный.

Категория сложности - вторая

Протяженность активной части маршрута - 140 км

Район путешествия - Горный Алтай, Чемальский р-н

Нитка маршрута:

г. Бийск – п.Эдиган – пер.Таманёл (н\к, 2080 м)– пер.Сайгонош (2040 м) – пер.Альбаганский (н\к, 2100) – оз.Ложинские – р.Куба – урочище Аярык – пер. Баготаш (н\к, 2133 м) – оз. Карокольские – п.Эликманар - г. Бийск

Время проведения путешествия : с 20 по 29 февраля 2004 года

Продолжительность путешествия – 10 дней

Количество человек - 7

1.1 Состав группы

Ф. И.О. Год рож-ия Место работы Домашний адрес, телефон Тур. опыт Обязанности в группе
1 Кардаев Д.А. 1969 ГУС г. Бийск ул. Крайняя 18 3у; хр.Иолго Руководитель
2 Суслин В.Н. 1972 ООО "Серебряный ключ" г. Бийск ул. Машиностроителей 17-61 3у; хр.Иолго видеооператор
3 Маркелова Е.М. 1983 БТИ, студент г. Бийск, ул. Льнокомбината 84, кв.38 1у; хр.Иолго Завхоз
4 Ломоносова Е. С. 1982 БТИ, студент г. Бийск, ул.Радищева 20, кв.34 2у; хр.Иолго Медик
5 Першин А.В. 1986 БТИ, студент г. Бийск, пер. Петрова 23, кв11 1у; хр.Иолго Ремонтник
6 Коробейникова А.Н. 1983 БТИ, студент г. Бийск, ул.15 Гвардейской- кавалерийской дивизии 69, кв 82 1у; хр.Иолго Хронометрист
7 Мазуров П.И. 1975 инженер БТИ г. Бийск ул. Социалистическая 54 кв.51 1у; хр.Иолго  

 

2.Краткая характеристика района путешествия

 

Географическая характеристика района.

Маршрут проходит в так называемом Бийском туристском районе по хребту Иолго, имеющим меридиональное простирание, включая наивысшую точку – вершину Альбаган (2616). Хребет Иолго вместе с Сумультинским, Алтынту, Куминским хребтами и их отрогами представляет Уйменский узел хребтов.

Распространены лиственница, пихта сибирская, кедр, осина, береза, сосна.

 

Населенные пункты, транспорт.

На всем протяжении пешей части маршрута населенные пункты отсутствуют. Встречаются избы-зимовья. На Каракольских озерах расположен туристический приют.

 

3. Техническое описание маршрута

3.1. График движения

 

Даты Дни пути Участки похода Км Способы передвижения
20.02.04 1 г. Бийск – п. Эдиган – р. Адылда 254
12
автобус, пешком
21.02 2 пер.Таманёл   лыжи
22.02 3 р. Тогузкол   - " -
23.02 4 пер.Сайгонош – р. Сайгонош – р. Ижима   - " -
24.02 5 р. Ижима – пер. Альбаганский – р. Ложа   - " -
25.02 6 р. Ложа – р. Куба – р. Айрык   - " -
26.02 7 дневка    
27.02 8 р. Айрык – пер. Айрыкский – пер. Аккаинский – пер. Багаташ – оз. Каракольские   - " -
28.02 9 дневка    
29.02 10 оз. Каракольские – п. Эликманар – г. Бийск 30195 пешком, автобус

 

 

3.2 Прохождение маршрута

20.02.04

Выехали из Бийска в 4.00 на "Газели"

В Чемале были в 7.10

Проехали Эдиган в 8.45 и через 15 минут высадились у развилки, по тропе пошли не одевая лыжи.

За три ходки поднялись до истока р.Адылда и остановились в избе. Изба новая, свежесрубленная. Рядом баня.

Решили заночевать здесь, а до темноты пробежаться по окрестностям, проверить и окончательно подогнать лыжи.

21.02.04

Встали рано, собрались и вышли в 7.00

Подъем на перевал Таманьёл (н\к, 2080 м) прошел на удивление тяжело для всех. Двигались медленно, наст толщиной в кулак затруднял передвижение. Выше на склоне даже не наст, а ледяная корка. Лыжи катятся неконтролируемо, кто на "Бескидах" еще может закантоваться, кто на "Лесных" тот просто соскальзывает со склона. На перевальное седло все вышли пешком.

На перевале были в 14.00. В седловине снега практически нет, погода пасмурная, ветер около 15-20 м/с.

Перевальная седловина расположена левее (по ходу) самой вершины Таманьёл, от подошвы не просматривается. У подножия горы, на истоке р. Кызылгак, стоит изба и баня – стоянка плановых коммерческих групп. На дверях большие амбарные замки.

От избы подъем серпантином "в лоб" чуть левее вершины. С набором высоты начинает просматриваться седло, движемся к нему траверсируя склон с набором высоты. Непосредственно перевал обозначен каменными турами.

Замерз фотоаппарат, отсняли видео, начали спуск.

Спуск с перевала к истоку реки Чемал несложный, уклон 15-30 градусов, у подошвы озеро.

Перейдя Чемал, который здесь представляет собой широкий ручей летом, а зимой – широкий ров, засыпанный снегом, выходим на небольшое плато междуречья Чемал – Тогузкол.

Настя отломила крепление, ремонт занял некоторое время. Уйти в долину р.Тогузкол не успели. Остановились в полуразрушенной избе на плато между рр. Чемал и Тогузкол.

22.02.04

Встали в 6.00

Изба с полуразобраной крышей, без окон. Натянули тент внутри – переночевали вполне терпимо. Ветер около 10 м/с , t= -10 С. Сборы тяжелые, народ еще не втянулся. Костер на ветру задувает.

Вышли в 9.40

На спуске в долину Тогузкола подрезали маленькую лавинку.

Прошли вверх по реке и остановились в избе (бане)

Изба стоит на левом берегу реки на большой поляне. Состояние плачевное, правда есть печка, но дверь оставили не закрытой и намело сугроб в пол-избы.

Ниже по склону видимо стоянка коммерческих групп, каркасы палаток, навес и небольшая баня. В баньке и переночевали. Разместились вполне комфортно для походных условий, но еще один-два человека и было бы очень тесно.

С дровами напряженно.

Решено устроить полудневку для адаптации, подгонки и мелкого ремонта снаряжения. Двое ушли тропить под перевал.

23.02.04

Дежурный встал в 4.00, поднял группу. Позавтракали и собрались в тепле относительно быстро.

Вышли по темноте в 6.30

Вчерашняя пробитая лыжня полузаметена, но в свете налобного фонаря читается уверенно. Ветер набирает силу.

В две ходки подошли под перевальную седловину.

Перевал Сайгонош (2040 м) соединяет долины левого истока р. Тогузкол и р. Сайгонош (Сайгонуш). Подъем от Тогузкола не представляет трудностей, уклон 15-30 градусов, мы прошли за одну ходку.

Ветер 25-30 м/с, на относительно ровных участках толкая в спину катит вперед. Метель. Видимость 10 метров.

Спуск в долину р. Сайгонош представляет собой узкий цирк со стометровым каровым сбросом. Уклон 20-40 градусов. На перевальной седловине скалы-останцы, за ними крутой узкий кулуар со снежными карнизами.

Плотной группой вышли на перегиб, обошли слева скалы и начали спуск по левому склону долины под прикрытием скальной стенки.

Снег глубиной 40-60 см, наст от 5 до 10 см, зачастую переходящий в лёд.

Сняли лыжи, страхуемся загоняя их в снег. Первый рубит ступени где ногами, где задниками лыж. От провешивания перил отказались, т.к. фактор времени в нашей ситуации был определяющим в плане безопасности. При ураганном ветре, отрицательной температуре потери тепла огромны, длительное нахождение на склоне чревато обморожениями и ослаблением самоконтроля. В другой обстановке перила обязательны.

В 11.20 спустились до зоны леса. Ветер немного утих, видимость 100 метров. Плотный, глубокий, свежий снег. Попеременно тропим лыжню.

В сумерках вышли на стрелку рр.Тюрдем-Ижима. На полке правого (орограф.) берега нашли избу. Печка разобрана, окна нет.

24.02.04

Позавтракали, собрались, вышли в 8.10

Погода улучшилась, ветра нет и наконец выглянуло солнце.

Двигаемся сначала по правому берегу вверх по Ижиме, затем по дну широкой долины. На третьей ходке Настя опять выламывает крепление. Чуть позже то же у Жени.

Глубокий рыхлый снег вынуждает тропить "челноком". Сбросив рюкзак первый тропит 200-300 метров, затем возвращается за рюкзаком, а его место занимает следующий.

По склонам "ухают" небольшие лавины.

Двигаемся без обеда.

К трем часам вышли под Альбаганский перевал (2100 м, н/к).

Перевал соединяет верховья долин рек Ижима(Южиме) и Ложа.

Подъем на перевал начинается от подошвы г. Альбаган. Все время движение с набором высоты. Только за 500 метров до седловины понимаешь – вот он, перевал. Взлет разбит на две части, разделенные широкой полкой. Седло расположено между двумя пирамидальными вершинами - терриконами. В туре записок не нашли, оставили свой вымпел.

Снимаем видео у перевального тура и начинаем спуск в долину реки Ложа.

Спуск сначала крутой и непродолжительный, затем довольно пологий и длинный.

Светлого времени остается немного. В 17.00 ниже первого озера строим "пещеру": выкапываем в снегу яму, застилаем лапником, каркас из лыж накрываем тентом.

25.02.04

Переночевали без проблем.

Поднялись в 7.00

С утра – солнце, ветер 5-10 м/с, t-12С

Одну ходку прошли вниз по Ложе, по левому берегу, затем повернули на запад и начали подъем на водораздельное плато Верховья Кубы.

Глубокий снег, тропим по очереди, скорость движения не больше 2км/ч.

На плато снега почти нет, вместо него корка толстого наста, временами почти льда.

В одном переходе от горы Кара опять ремонт лыж и, заодно, обед.

После г. Кара спуск к водораздельному плато Сарыса.

Избу найти до темноты не удалось, заночевали "в холодную", разведя костер и огородившись тентом от ветра. Ночь звездная, слабый ветер, температура в пределах -15° С

26.02.04

С утра стал задувать ветер. Выяснилось что до избы не дошли метров 700-800. Поднялись, перекусили, перебрались в избушку.

Изба обжитая, теплая, с хорошей глинобитной печкой, находится практически у слияния левого и правого истоков р. Айрык.

Устроили дневку, наготовили дров. Занялись просушкой и ремонтом снаряжения.

С полудня поднялась метель, видимость упала, и оставалось радоваться, что мы в тепле и комфорте.

27.02.04

Подъем в 6.00

Завтрак приготовили с вечера, вещи и снаряж тоже, потому собрались довольно быстро и вышли как только стало что-то видно.

Ветер около 5м\с, снегопад, видимость 50 метров, движемся правым истоком реки Айрык под одноименный перевал...

Получасовая метель...

Потом ветер 10-15 м\с.

Видимость от 100 метров до нуля.

С утра сделали по 3 глотка термоядерного коктейля – Петина домашняя заготовка – и под допингом без остановки взяли Айрыкский перевал (н/к, 2050) и упали на Аккаинское озеро.

Все время ориентировка "по памяти" – видимость практически нулевая, держались левым орографическим склоном правого истока Айрыка. Выручало, что руководитель проходил этот участок неоднократно, потому не было потери времени на ориентировку.

На спуске к Аккаинскому озеру в разрывах туч ненадолго показалось солнце.

Здесь же на спуске идущий первым Слава подрезал лавину и прокатился в ней десяток метров. Выбрался самостоятельно.

Подъем в Аккаинский перевал (н/к, 2040) опять в условиях нулевой видимости. Короткий перекур наверху, определяемся, ориентируемся, и переход до "Замков Духов". Снимаем короткое видео.

Выглянуло, наконец, солнце. Переход до вершины Баготаш, перекур, и спуск к Каракольским озерам.

На шестом озере договариваемся о ночевке и бане с представителями ООО "Олимп", и заселившись в домик ночуем.

28.02.04

Дневка. Ремонт и просушка снаряжения. Банный день. Соответственно – заготовка дров и воды.

29.02.04

Подъем и выход в сумерках.

Спуск по Саргату – отдельная тема.

Еще целые сутки спустя лесное эхо разносило визги и матерки...

Спуск от озера до приюта Пилигрим занял 1.20

Там у приюта мы все и собрались. Проверка показала, что несмотря ни на что все лыжи остались целыми, а на физиономиях и прочих частях тел не обнаружилось сколько-нибудь серьезных травм ( синяки на ягодицах в зачет не шли ).

От приюта Пилигрим вниз идет тракторная дорога. Какое-то время продолжали двигаться на лыжах, затем пешком.

На слиянии рек Тура и Каракол пообедали.

"Газель" ждала нас в восьми километрах выше д.Эликмонар.

В Бийск прибыли в десятом часу вечера.

 

5. Выводы и рекомендации.

Большинство членов группы показали хорошую спортивную и специальную подготовку и могут принимать участие в более сложных походах.

По результатам похода можно считать, что в условиях зимы, при наличии пуховых спальных мешков, и температурах не ниже 20° С, вполне реально можно обходиться без печки и палатки, без ущерба для здоровья и функционирования группы. Но стоит заметить, что мы имели три ночевки из восьми в теплых избах, необходимые для просушки и ремонта снаряжения.

В феврале-марте в условиях относительно небольших высот хребта Иолго присутствует реальная опасность схода лавин с наветренных и южных склонов. При определенных погодных условиях такие лавины могут становится опасными, что необходимо учитывать при планировании маршрута.

 

Заброска в Эдиган не представляет сложности для любого вида транспорта.

Чтобы забраться от поселка Каракол и выше до Усть-Туры необходим автомобиль повышенной проходимости.

 

 

Февраль 2004г.

ТУДА, ГДЕ ТЕПЛО

ИЛИ

НЕ ОПЯТЬ, А СНОВА

Снова пишу дома, а посему, имею право на эпиграф…

Дед положил мне на лоб холодную ладонь, подождал, пока я немного не успокоюсь, и сказал:

- Ты не прав Пит. Страх в неизвестности. Это единственный страх, который можно себе позволить. А когда знаешь, бояться нельзя. Можно ненавидеть и презирать болезнь. Бояться нельзя.

"Звездная тень" С. Лукьяненко

Решилась таки написать летопись этого похода, т.к. обещала себе это сделать.

Лыжная двойка, прошли 200 с чем-нибудь км, 6 перевалов (все категории 1а*, высотой чуть больше 2000 м). Поход получился трудным и интересным.

Выезд был назначен на 3:00 20.02.04г., пятница.

Рюкзак я пыталась собрать еще в среду. Но мои попытки оказались тщетны и поэтому планы, лечь пораньше и выспаться, так и остались лишь планами. Хорошо, что бессонница не мучила, наверное, потому, что до этого уже было несколько бессонных ночей. Да я боялась! Лыжная двойка, шутка ли!? Первая в моей жизни настоящая лыжная двойка, по маршруту Эдиган – Альбаган – Караколы. Да еще и со страшным, почти неизвестным инструктором Димой Кардаевым и почти неизвестной группой…

20.02.04 – ПТ

В 3:00 вышла из дома. В провожатые взяла сестру Таньку. Как-то не по себе шарахаться одной в 3 ночи (или утра?) по улице, да еще с лыжами, палками и рюкзаком за спиной. "Газелька" была уже на месте. Загрузилась и в путь. Ненавижу уезжать в поход первой и возвращаться последней (хотя, если подумать, так даже лучше). Забрали на тресте Петю, на Зеленке Леху и дождались Славу. Он припер мне бахилы Жени Прибыткова, размера 50-какого-то, на мой-то 37, даже на ботинки 41, все равно, страшно!

Потом за рекой забрали девчонок (Женю и Настю) и Димку. Кстати, состав группы:

  1. Кардаев Дмитрий Александрович (руковод)
  2. Суслин Вячеслав Николаевич (оператор)
  3. Мазуров Петр Иванович
  4. Маркелова Евгения (завхоз)
  5. Коробейникова Анастасия
  6. Першин Алексей (ремонтник)
  7. Я

Настроение было отличным. Мы с девчонками всю дорогу хихикали на заднем сидении. На что Димка сказал:

-- Смейтесь-смейтесь… - с намеком на то, что в походе нам весело не будет. А еще предлагал вернуться пока не поздно %)

Доехали до Эдигана и поперлись в горы.

Первый день был самым коротким, но и самым тяжелым (у меня так всегда).

Сначала тащили лыжи в руках, все, кроме конечно же, Димы. Который через 10 метров после выхода изрек:

  • Щас, остановимся и прицепим лыжи.

Следующие полчаса я думала о том, когда же наконец наступит это долгожданное "щас" и куда мы прицепим лыжи (неужели на ноги?!).

"Щас" наступило ровно через 40 минут после выхода. Лыжи прицепили на веревку к рюкзаку, т.к. снега внизу мало и лучше передвигаться пешком.

Шли по ровной грунтовой дороге в гору. Тяжко. Это был хороший повод подумать о том, надо ли мне это вообще. По всему, выходило, что надо. А вот зачем... на этот вопрос ответов нет...Лыжи тащили за собой на веревочке, т.к. снега внизу мало и лучше передвигаться пешком. К обеду мы дошли до избы, перекусили и решили сегодня больше никуда не идти и просто покататься на лыжах. Как выяснилось в лыжные походы из всей группы ходили только трое (включая меня и инструктора), так что тренировка была не лишней. Техника катания на обычных лыжах отличается от катания на широких лесных лыжах. В горку подниматься довольно просто, т.к. лыжи плохо скользят, только тяжело, потому что идешь вверх. А спускаться технически гораздо сложнее, т.к. лесные лыжи плохо управляются, и нужно уметь тормозить и лыжами и палками. Пацаны освоились довольно быстро, а у девчонок получалось не очень. Правда, Леха въехал в сосну, прямо лбом, отчего на нем весь поход сохранялся узор шапки. В 6 вечера мы уже спали.

21.02.04г. - СБ

Утром встали в 4 и пошли в перевал Таманьёл (с алт. - без тропы, не видный). Шли до вечера с небольшими привалами. Без обеда. И даже не пили. Т.к. воды там нет и нет деревьев, чтобы развести костер и растопить снег. К вечеру не то, что потеть перестали, исчезли слюни и даже сопли, коих зимой бывает в избытке.

Погода была не очень, дул ветер. На вершине перевала плотный наст, на котором остаются едва видимые царапины от металлической окантовки лыж. В сумерках добрались до избы (если ее можно назвать таковой). В крыше огромные щели с трех сторон, окна пришлось закидать снегом, вход завешали накидкой а внутри натянули тент, чтобы не дуло. Ночью, как ни странно, не замерзли.

22.02.04г. - ВС

Поспав подольше, пошли искать хорошую избу до которой не успели дойти. Нашли. Хорошая изба оказалась баней. Но зато там было тепло и уютно, и даже комфортно, по сравнению с предыдущей избой. Шли всего пару часов, но и тут не обошлось без приключений. Мы подрезали лавинку. Хорошо, что она была маленькая и до нас даже не доехала. Но все равно было страшно. Такое странное ощущение. Первые секунды две просто шок, стою и смотрю на огромные пласты снега ползущие на меня сверху, а потом лихорадочно начинаю соображать, что делать. Бежать вперед бесполезно, не успеешь, назад тоже, т.к. опять же не успеешь развернуться на лыжах. Пытаюсь вспомнить что-нибудь дельно из своего небогатого альпинистского опыта…. все не то... что делать сейчас...Смотрю на еще секунду на лавину и думаю, что надо сказать хоть что-нибудь Женьке, т.к. она ждет моего решения, и тут вижу, что лавина останавливается...вздох облегчения - пронесло.

23.10.04г. - ПН

23 февраля было ужасным. Было холодно и дул ветер. Вышли еще в сумерках и рассвет встречали в пути на перевал Сайганош (с алт. Сай – щебень, мелкий камень, Кунуш – становиться на ночь, месторасположение айыла). Подъем не сложный пологий, но длинный и тягучий. Наверху ветер стал таким сильным, что лыжи ехали в гору сами, пошел колючий снег. Радовало одно, что ветер попутный. Честно говоря, немного страшно когда катишься и не можешь остановится по собственному желанию. Спуск с перевала был тоже плохим. Слишком крутой и лавиноопасный склон. Пришлось вылезти на скалы, а до того рубить ступени и страховаться лыжами. Смотреть по сторонам было некогда. Перед глазами только следы идущего впереди инструктора, и белый от снега ветер. Было как-то не по себе, когда, оглядываясь, видела покрытое инеем лицо Женьки. А когда инструктор обернувшись сказал мне: "Ни х..я это не 1а!!!" Надо заметить, что Димка редко матерится. А потом он сорвался и несколько метров прокатился вниз по склону... После этого ужасного спуска мы шли по глубоким сугробам. Первым было идти тяжело, поэтому тропить приходилось всем по очереди, кто сколько может. Уже в темноте мы добрались до избы буквально падая от усталости. В этот вечер мы пили спирт. И мужики наши elbdbkbcm, когда мы (т.е. женский состав группы) достали припасенный специально для них тортик.

На утро был еще перевал (Альбаганский). Погода решила нас побаловать. Было тепло, светило солнце. Идти было лень. Хотелось лечь на рюкзак и смотреть в огромное, бесконечное, дико голубое небо без единого облачка. Идти было тяжело. Наст, под ним глубокий рыхлый снег. Опять тропили все по очереди. На этот раз первый скидывал рюкзак, шел сколько мог, потом отдыхал и возвращался за рюкзаком. Как выяснилось мне тропить было легче, чем остальным. Т.к. я легкая и не проваливаюсь в сугробы. Перевал был красивенный. С него такой вид на долину покрытую ровным слоем снега. Ночевали под перевалом в снегу, без избы. Мужики выкопали яму и натянули над ней тент, а мы натаскали лапника, так что получилось некоторое подобие палатки. Перед импровизированным входом

развели костер. Спать было тепло, но тесно.

25.02.04г. – СР

Замечательный день. Тепло и тихо, на небе ни облачка. Нам нужно было пройти огромное перевальное плато. Все бы ничего, но у нас обгорели лица. И было больно даже морщить нос. Идти пришлось до темноты. Т.к. у девчонок поломались крепления, и мы истратили много времени на ремонт, а ночевать в снегу никому не хотелось, нужно идти до избы. Вечером, когда солнце уже почти село, стало необычно тихо, попадались следы лап, вроде бы меньше волчьих, но собакам там неоткуда взяться. Устали просто неимоверно. Было страшно смотреть как Димка, который в моих глазах был сильным и несгибаемым, просто падал от усталости, а потом вставал и шел дальше... Когда окончательно стемнело, Димка оставил нас под огромным кедром, разводить костер и пить чай, а сам ушел искать избу. Где-то через час он вернулся и сказал, что избу не нашел. Да и не реально это, найти избу ночью в лесу, когда небо затянуто тучами и нет ни луны ни звезд. Спать легли прямо у костра, накидав немного лапника и набросив тент на окрестные кусты, что бы хоть немного защищал от ветра. Поужинать мы не смогли, т.к. очень устали и еда просто не лезла. Зато пили очень много чая.

26.02.04г. - ЧТ

От вчерашнего чая все опухли, т.к. последний пакет регидрона допили еще в обед. Я имела неосторожность обронить фразу, что мы выглядим, как монгольские пчеловоды. Остальным эта фраза пришлась настолько по душе, что сделалась девизом нашего похода. Утром начался буран. Димка оставил нас готовить завтрак, а сам опять ушел искать избушку. И только мы сварили рисовую кашу, как он заявился довольный и объявил всем что изба стоит на месте, а вчера он до нее метров 500 не дошел. Мы быстро собрались и ушли в избу, где потом отогревались и отдыхали.

27.02.04г. - ПТ

Предстояло пройти три перевала. Все оказалось не так страшно. Правда погодка подкачала. Сыпал снег. Видимость почти нулевая. Хлебнув с утреца Чудо-коктейля (200г. коньяка + 200г. шоколада + 2 лимона) мы сделали первый перевал (Айрыкский) за три часа без передышек. На спуске Славка подрезал еще одну лавину и проехал метров 10 сидя на заднице. Хорошо, что он шел далеко впереди, и лавина больше никого не коснулась. Вот тут-то и пригодилась по назначению, взятая на всякий случай лавинная лопатка. Пришлось откапывать Славкину лыжу. А потом начались такие покатушки на лыжах. Просто супер! Летишь на большой скорости по мягкому снегу, и падать не страшно, сугробы ведь.

Хлебнув еще коктейля отправились на второй перевал (Акаинский). Он был сложнее. Когда идешь в снегу, и не видишь, где есть сам перевал, и каждый взлет кажется последним, подъем начинает казаться бесконечным. Что мы наконец выбрались на седловину, я поняла когда Славка хлопнул меня по плечу и сказал: "Ну что, Рыжик, с победой!". Потом Димка и Леха одновременно облапили меня вместе с рюкзаком. Мы вчетвером первыми вылезли на этот перевал, стояли там посреди метели, радовались чему-то и ждали отстающих. Потом был казавшийся уже родным Багаташ. Погода стала лучше. Выглянуло солнце и перестал сыпаться снег, стих ветер. С Багаташа мы спустились к Каракольским озерам. А это уже почти дом. Нас встретил старый знакомый Леха Барков (физручина) и мой старый знакомый Виталя. Жили в теплой избе и спали на настоящих кроватях с подушками. До Чуйского тракта остались всего лишь сутки пути и целый день отдыха на базе.

28.02.04г. - СБ

Утром мужчины взяли на себя приготовление пищи - обеда (борщ настоящий с майонезом) и ужина (плов! супер!). А завтрак мы попросту проспали. Еще была баня, даже не описать словами, как это здорово после 8ми дней похода. Вечером мы пели песни под гитару до 2-х ночи.

29.02.04г. - ВС

Встав в 6, утра ушли вниз к дому. Предстояло пройти км 20-30 до места, где нас встретила машина. Спуск с озер - просто не поддается описанию. Километра 2 длинной, приличный уклон, относительно ровная дорога и практически идеально скользящие лыжи! Только успевай поворачивать! Мы с Лехой катились первыми, поочередно обгоняя друг друга. Выезжаю из-за поворота, а посреди дороги Леха лежит. Далее с ним такая же история. Только Настя весь этот спуск прошагала почти пешком. Оказалось, она так и не сняла с лыж веревочки, который ей привязал Димка в первый день похода. После этого спуска я решила во что бы то ни стало научиться кататься либо на горных лыжах, либо на сноуборде. После обеда мы уже ехали в теплой Газельке, уплетая горячие беляши и шоколадки, а глаза слипались от сытости, усталости и удовольствия одновременно...

ЗЫ: Фоток не будет, потому как сломался фотоаппарат... Печально. Но

зато была цифровая камера. Так что будет отличный фильм %) А назвать

мы его решили "В поисках сбежавшего роя"... или "В поисках пчел". Еще

до конца не определились.

--

Бест регардс,

Linuh mailto:linuh@mail.ru

 

 

Как это было...

Лирическое отступление

Зимнее небо тускнеет с каждой минутой. Мы все-таки не успеем до темноты найти избу. Жаль. Очень жаль. Предыдущие ночевки не были до невозможности холодными, но хотелось бы уже переночевать в тепле и относительном уюте.

Лыжи ныряют под снег. Проваливаюсь по колено. Тропежка четвертый час без перерыва. Силы еще есть, точнее есть злость. На ней можно пройти еще долго, я знаю. Я это очень хорошо знаю. Но я не один.

Позади скрип снега и неровное дыхание. Идут, черти, не отстают, дышут в затылок, проклинают все, но идут.

Хочется пить, ужасно хочется пить. Там у избы летом был ручей. Сейчас он наверняка засыпан полутораметровым слоем снега, но память словно в насмешку подсовывает картинку с журчащей водой. Кругом сугробы, отрицательная температура, но одежда волглая от пота и ужасно хочется пить. Только не есть снег! За спиной шесть пар глаз, они знают что нельзя есть снег, что кончился регидрон, но стоит только мне наклониться и зачерпнуть...

Оглядываюсь на ходу. Зря. Лыжи выскальзывают не слушаясь одеревеневших ног и я медленно заваливаюсь на бок. На фоне потемневшего неба шесть призрачных силуэтов встают надо мной...

 

Итак, решено, идем в лыжный поход. Команда турклуба "Ирбис" в количестве семи особей вида "ищущие приключений ", подвид " туристы ". По трое каждого пола, плюс руководитель, он же проводник, он же старший инструктор.

С районом для приключения определились быстро – хребет Иолго, Чемальский район. Нитку маршрута рожать не пришлось, стандартный маршрут из классификатора: поселок Эдиган- перевал Таманёл- перевал Сайгонош- вершина Альбаган- Ложинские озера- река Куба- урочище Аярык- перевал Аярык- перевал Аккаинский- перевал Баготаш- Каракольские озера- поселок Эликмонар.

Всю эту красоту я неоднократно проходил летом. Все просто. Все ясно. Все перевалы н/к, есть избы, погибать негде.

Лыжи насобирали по друзьям-знакомым, спальники только пуховые, бахилы пошили сами. Для облегчения и за ненадобностью решили отказаться от палатки и печки. Решено было попробовать наконец-то вариант с постройкой "пещер". Теоретически мы знали как это делать, пришло время опробовать себя на практике.

Следует отметить что опыта зимних путешествий, кроме меня, Славы и Лены Ломоносовой, в группе больше никто и не имел. Предполагалось что таковой опыт к "чайникам" придет совместно с преодолением тягот и лишений, что сделает сей процесс более познавательным а результат более ощутимым.

Утро 20 февраля 2004 года. "Газель" за шесть часов "домчала" нас до места старта.

Проехав Эдиган споро выгрузились, облачились в ходовую амуницию, схватив в охапку лыжи колонной вытянулись по тропе. Через сорок минут на первом перекуре Леша Першин озадачил руководителя вопросом – Далеко ли до перевала? Ответ – от высадки и до высоты две тыщи с гаком – привел компанию в тихий восторг, сопровождаемый хлюпаньем носов и воплем "Мы тут подохнем!"

Однако через два часа еще достаточно бодрые мы вышли к избе в верховьях реки Адылда. Строение это радовало глаз новизной бревен, размерами, стоящей чуть поодаль баней и немаленькой поленницей колотых дров. Внутри изба выглядела и того лучше. Большая ладная печь и широкий топчан гарантировали ночлег на уровне лучших домов Лондона и Парижа.

Волевым решением движение на перевал было прекращено, а для поддержания боевого духа объявлен курс молодого бойца. То есть необстрелянная молодежь водружена на лыжи и отправлена в гору срастаться с куском дерева, коему на десять дней предписано удлинять наши нижние конечности.

В результате выяснилось, что Лехе лыжи достались с гонором, через это его высокий лоб на несколько дней украсился живописным рогом. Настя двигаясь в гору так и не смогла уговорить лыжи катиться вперед с такой же скоростью как назад, а спускаясь с горы не вполне освоила команду "тпру-у-у!". И только немногословные Петя Мазуров и Женя Маркелова, издавая время от времени соответствующие моменту звуки и восклицания, пролили на душу инструктору некоторое количество бальзаму, вернув надежду на благополучное завершение так удачно начавшегося предприятия.

Вечером девушки оккупировали топчан, но не сумев решить кому спать у стенки, улеглись по диагонали. Парням пришлось гнездиться на полу и панцирной кровати. И, наконец, непонятно за какие грехи, инструктор был поселен на скрипучем верхнем ярусе, но не остался в долгу и всю ночь исполнял колыбельную, вертясь на визгливой панцирной сетке.

21 февраля

Ну вот все и началось. Лыжи не катятся, ноги не шевелются, сердечко выпрыгивает. А впереди – вот он, встает перевал Таманёл.

Корячимся долго. Причем все без исключения.

За неделю до нашего выхода по всему Алтаю прошли дожди. Наст толщиной в кулак. Кантованные "Бескиды" худо-бедно зарубаются и держат на склоне. Но у половины из нас обычные "деревяшки", чуть расслабился – и пожалуйста: балет на льду в исполнении коровы на лыжах. А пешком тоже весело: только почувствуешь себя прямоходящим, и на тебе – назад к обезьяне – задние конечности по самое ненадо ухают под наст, чтоб выбраться превращаешься в примата, задирая ноги выше ушей.

Так и скребемся. Каждый выбирает свой геморрой.

Ветер с высотой крепчает, размазывая сопли по щекам и выгрызая слезы из глаз. Сколько раз был на этом перевале, столько раз дул сильный западный ветер. Интересно, это "везет" мне что ли так?

Алексей не забывает "добрым" словом поминать "мамочку" – запасную лыжу, которая едет у него на буксире, и периодически цепляясь за что-нибудь, норовит вернуть страдальца в изначальную точку.

Петя с Настей радуют глаз. Неторопливо и размеренно они нагоняют группу на каждом перекуре, затем столь же невозмутимо и размеренно отстают на переходе. После чего картина повторяется.

У перевального тура при попытке сделать групповое фото выясняется , что многострадальный "Киев" на ветру и морозе превратился в абсолютно бесполезную , но довольно увесистую игрушку. К вящей радости нашего видимооператора.

Снимаемся на видео и начинаем спуск.

Анастасия вырывает крепление и Леха приступает к выполнению обязанностей ремонтника.

Время уходит. До планируемой избы еще довольно далеко. О приготовлении обеда речи даже не возникает. У всех "сели батарейки". Вроде идем, но со стороны видно как заторможены стали движения и притупилась реакция. Тем не менее никто не скулит, на шутки отвечают смехом. Поддерживаю настроение обещаниями ночевки в избе.

Ну обещания я вроде как выполнил...

Дыры на месте окон Слава быстренько забросал снегом.

На земляной пол набросали лапника. Под так называемой крышей натянули тент, а дверной проем затянули плащ-накидкой. На костре изготовили ужин и дружно завалились по спальникам.

22 февраля.

Утро третьего дня.

Снаружи, из дверного проема занавешенного плащ-накидкой, слышно потрескивание костра и приглушенный разговор. Дежурные готовят завтрак.

Поднимаемся и, толкаясь задами и головами, начинаем собирать рюкзаки.

За бортом -10 по Цельсию. "На борту", то бишь в избушке, аналогично. При свете дня видно, что избушкой сие строение можно назвать лишь от отчаяния. По периметру крыши кровля отсутствует абсолютно, выше присутствует, но очевидно по недоразумению. С натянутого внутри тента стряхиваем несколько кило снега, надутого за ночь. Вчера уже в сумерках наспех наломали лапника и он всю ночь упирался в бока толстенными ветками.

Настроение у команды, не смотря на это, довольно бодрое. На вопрос - кто ночью мерз? – положительно отзывается только Анастасия. Судя по интонациям мерзла не сильно, потому не получает должного тепла и ласки.

У двери рычит Слава. Решаем, что он пытается лишить жизни медвежонка, однако это просто попытка надеть замерзшие ботинки не прибегая к ненормативной лексике.

С утра сыплет снежок и задувает ветер 10-12 м/с, но к моменту выхода эти напасти ослабевают или на ходу становятся менее заметны. Вообщем, сколько не болела – померла, и дружная команда кряхтя и шатаясь двинулась дальше.

Спускаясь в долину реки Тогузкол впередиидущие хлопцы и девчата, в количестве трех голов, подрезали-таки снежную доску на совершенно безобидном, с виду, склоне. Маленькая лавинка, кубов на сто, остановилась у самой лыжни и напомнила об осторожности.

Выше по Тогузколу на левом склоне показалась изба, которая этой ночью должна была нас пригреть. По правде говоря не изба это вовсе, а свежесрубленная банька, про которую нам рассказывала предыдущая бийская группа. Избушка же находится чуть выше по склону и пребывает в плачевном состоянии. От прошлой она отличается только наличием печурки.

Судя по всему летом здесь располагается плановая стоянка или что-то в этом роде. Соответственно с дровами, мягко говоря напряженно. Нет их. Вооружившись лавинной лопаткой выкапываем необходимое количество топлива. Пока готовится обед переходящий в ужин, мы со Славой пробиваем лыжню под перевал Сайгонош, в надежде выйти с утра пораньше и по сумеркам подкрасться под перевал.

На ночь устроились в баньке, относительно комфортно: девчонки на полке, Петя с Лёшей под полком, Лена , Слава и я – на оставшемся свободном пространстве пола.

23 февраля

Подпрыгнул в пять часов. Вода в баке осталась теплой, туда и сунул котел с супом, приготовленным с вечера. Подкинул дров и распинал народ. Вяло поворчали, слопали супец, засобирались.

Ночью поднялся ветерок, лыжню нашу частично подзамело, но в свете налобного фонаря угадывалось направление.

Ходовой день начался в 6.30 и, казалось, не сулил особых пакостей. За одну ходку вышли к перевалу, остановились перекурить. Тут-то и включился огромный вентилятор. Задул легкий сквозняк, метров 15-20 в секунду, организовалась симпатичная поземка. Видимооператор встрепенулся в предвкушении героического видео. Из белой мглы по лыжне к нам приближались две фигуры – Настя с Петей, все так же неторопливо и размеренно.

К перевальной седловине ветер усилился до 25-30 м/с, видимость упала до 10-20 метров. Радовало, насколько вообще могло радовать, то что дуло нам в ... в спины наши горбатые дуло. Зачастую ножками можно было и не шевелить, дуло это самое вполне резво толкало вперёд.

А впереди, как раз и ждало нас самое интересное – спуск.

Спуск с перевала Сайгонош в долину одноименной реки весьма симпатичен и в хорошую погоду. Непосредственно с перевальной седловины он представляет собой стометровый каровый сброс с уклоном в среднем 40 градусов, узким цирком зажатый двумя отрогами хребта Куминские белки.

В условиях нулевой видимости, аэродинамической трубы и отрицательной температуры все это гарантирует увлекательный экстремальный аттракцион.

Способствует увеселению и толстый наст, зачастую переходящий в откровенный лед.

Спешиваемся и, для начала, уходим под левый борт долины, под скальник. Там нет снежных надувов-карнизов, следовательно от удовольствия покататься на лавинах мы избавляемся. Субъективно там слабее ветер и твердая опора под рукой (под ногой всё та же засада).

Рублю ступени ногами и задниками лыж. За спиной – время от времени на чистом русском комментарии всей этой веселухи. Глотка пересохла аж до прямой кишки. Ветер пробирает до костей, бьёт по морде шершавой ледяной ладошкой. Перед глазами все плывет от напряжения и от выдуваемых слез. Чтобы просто удержаться на склоне нужны нешуточные усилия. Поскальзываюсь и повисаю на воткнутой в снег, на манер ледоруба, лыже. На секунду отвлекаюсь – всматриваюсь куда бы укатился, но впереди и ниже только серая круговерть бурана. Ребята шагают по прорубленным ступеням, страхуясь лыжами, балансируя при каждом порыве ветра. Черт, сколько же ещё корячиться? Видимость – ноль, ощущение времени и пространства теряется, вокруг только холодная, серая стекловата, которую в тебя швыряют огромными комьями.

Замыкают великолепное шествие, конечно, Петя и Настя. Со спартанским спокойствием ( по крайней мере так кажется со стороны ) они передвигаются лицом к склону, с опорой на руки, отдав на растерзание ветру ягодицы. Причем Пётр, как истинный джентльмен, двигаясь впереди и ниже, руками переставляет по ступенькам ноги вышестоящей Анастасии.

В пылу сражения практически никто не замечает, что Вячеслав геройски сохраняет на пленке большую часть нашего приключения, а Алексей борется с соблазном "потерять" осточертевшую запасную лыжу.

Наконец склон выполаживается и измученные, но верящие в светлое будущее, мы переводим дух и поднимаем его горстью изюма и кураги, а я и долгожданной сигаретой.

Буран не унимается, и дальше, положа руку на сердце, одна задница сменяется другой. Мы входим в зону леса. Дно долины засыпано глубоким свежим снегом – пухляком. По нему, проваливаясь по колено, начинается тропежка. Многочасовая, изматывающая тропежка.

По имеющейся информации на слиянии рек Ижима и Сумульта есть изба. Где точно она находится и в каком состоянии – неизвестно. После тяжелого дня совсем не хочется заваливаться спать в сугроб, хоть какая-нибудь видимость жилья согреет душу.

И мы идем, сменяя друг друга тропим лыжню, падаем на рюкзаки на привалах, а поднимаясь уговариваем их – ну запрыгни, дружок! – высматриваем – а вдруг инфа не верна и изба где-то здесь!

...Изба на стрелке Ижима - Тюрдем, на полке правого берега.

Печки нет, окно не заделано.

Находим ее уже по темноте мы со Славой, оставив остальных у костра на месте возможной "холодной" ночевки.

Впрочем в избе без печки ночевка тоже не жаркая.

Пол земляной. Укладываемся на нары "валетом". Нары маловаты, поэтому головы-то лежат нормально, а вот ноги... Ноги занимают различные позиции, от задранных к небу как стволы зениток, до придавленных задами товарищей, от чего оные зады и их обладатели, разумеется тоже не в восторге. Кроме того мы с Петей умастились на краю и любое неосторожное движение наших друзей, равно как и наше, гарантировано перемещает нас под нары.

Благодаря всему вышеперечисленному сон нашей компании был на редкость глубок и безмятежен.

24 февраля

Погода решила сжалиться и с самого утра сияет солнце. В восемь благополучно выходим.

Практически со старта начинается постепенный и неуклонный набор высоты. Можно сказать, что весь день мы поднимаемся на перевал.

Двигаемся долиной реки Ижима (Южима, Ижеме) к Альбаганскому перевалу.

Замечательный день. Солнышко сияет, снег блестит, мы похожи на японцев – рожи круглые, опухшие, глазки узкие, прищуренные... Ни дать ни взять – бригада монгольских пчеловодов...

Снегу по колено, не разбежишься. Шагаем как можем быстро, но расстояние не уменьшается, вроде как на месте топчемся. Тропежка тяжелая, приходиться "челночить" – первый снимает рюкзак и тропит метров 200-300, затем возвращается за мешком, а его место занимает следующий.

Через пару часов у девчонок начинают "сыпаться" крепления. Алексей берется за ремонт, народ перекусывает, я решаю протропить еще, пока есть пруха.

Когда никто не дышит в спину идти субъективно легче, и без остановки, в ровном темпе выдерживаю полтора часа.

С солнечного склона долины с глухим уханьем регулярно сползают снежные доски. После полудня "охают" уже оба борта.

Больше всего это похоже именно на вздох, тяжелый, глубокий, протяжный. Как будто кто-то огромный перевернулся на бок и испустил дух. И будит звук этот то ли древнюю память, то ли генетический ужас, только невозможно привыкнуть, и каждый раз срывается с ритма сердечко, и подкатывает куда-то под кадык, ноги подгибаются, а голова вжимается в плечи. Секунду, долю секунды длится это, потом начинаешь ругать себя, уговаривать, что не первый раз и пора бы привыкнуть, что следишь за маршрутом и обходишь засады, что больших лавин здесь не может быть, но это повторяется вновь и вновь. Нет, к этому не привыкаешь, привыкаешь к своей реакции, она становиться нормальной и естественной, как прищуренные в ясный день глаза и зябкое поеживание на ветру...

На траверзе Альбагана принимаю окончательное решение отказаться от восхождения. Подождет гора до следующего раза. Да и ребята что-то очень уж тяжело идут, нагнали меня почти под самым перевалом. Дышат сипло, лица суровые, но шагают ровно, не скулят.

Погода радует: солнце, ветерок слабый, на небе ни тучки. Температура около –10.

Растянутой колонной выползаем на перевальную седловину и рассаживаемся на перекур у тура. Записок в нем нет, мы вешаем вымпел турклуба "Ирбис".

На спуске повеселели, похохотали друг над другом, поговорили как у кого лыжи разъезжаются, кто через что кувыркается.

Светлого времени остается мало, и мы устраиваем ночлег у второго озера. Выкапываем в снегу яму 2х2, выстилаем дно лапником, втыкаем по периметру лыжи и затягиваем все это дело тентом. У входа разводим кухонный костерок. На ужин лапша с горстью сушеного мяса и кетчупом, уходит на ура.

Небо звездное, ветер к ночи усилился.

Укладываемся рядком, прижавшись поплотнее.

25 февраля

Переночевали вполне сносно. Ни у кого не возникло жалоб и нареканий. Еще бы – спали через одного, мальчик-девочка-мальчик-девочка... Сопели всю ночь друг другу на ушко. После ночевки в последней избе показалось даже комфортно – можно и ноги вытянуть и повернуться не спрашивая разрешения у соседа... И не холодно вроде даже. Может попривыкли уже.

Рано выйти не удалось, пока сготовили завтрак, пока собрались, собрали(точнее разобрали) жилище, почесали места всякие, уже и восемь часов прокукарекало.

По долине Ложи двигались медленно – таёжка, глубокий снег.

Прошли ходку и стали забирать на запад, вверх по склону, на плато Верховье Кубы. Плато перевальное, водораздел Бия-Катунь.

Поднявшись выше зоны леса вышли на толстый заледеневший наст. Часть группы спешилась и прошла какое-то время пешком.

Красота... Сидим на рюкзаках на дне огромной тарелки, по горизонту вкруговую – горы... На небе ни тучки, солнце сияет, ветра нет. Глаза режет от яркого света. Сидеть бы, да не ходить никуда.

Показываю на северо-запад, там чернеет скальная вершина – Кара. Нам туда...

Пересекли плато и подошли к кедрачу, островком чернеющему на фоне слепящей белизны. Настенька опять выламывает крепление, со смущенной улыбкой выслушивает Алексея. Тот, вздохнув, отрабатывает почетное звание ремонтника.

Время уходит, нам еще шлепать столько же да пол-столька, но делать нечего, решаем заодно сообразить обед.

Девчонки делят сало.

У парней возникают серьёзные опасения, потому как на каждый отрезанный нам кусок, следующие три наши подруги скромно делят между собой. Попытки восстановить справедливость игнорируются, как и объяснения, что сало - это закуска, а не пирожные какие-нибудь. А что делать, у них в компании Женя. Она завхоз, а с завхозом спорить все равно что уговаривать памятник подвинуться.

Короче, полуголодные шагаем дальше.

Кару обходим пешком, снег весь повыдуло, торчат будылья прошлогодней травы.

Но на спуске в долину Сарысаз картина резко меняется, снегу здесь столько, сколько на маршруте мы еще не встречали. Конец дня, устали, хочется дойти до избы и вытянуть ходилки.

Со склона у Кары засек направление и ориентиры, потому лучше других понимаю насколько медленно продвигаемся к цели. Начинаются гонки. Мы гоним как стая бешенных черепах в брачный сезон, вытянувшись в кильватер. А солнце наоборот, медленно и нехотя опускается за горы, лишая нас времени на перекуры и прочее пузочесание.

Небо тускнеет с каждой минутой. Понимаю, что не успеем до темноты найти избу. Засек направление и ориентиры, кроме того, бывал там летом. Но зимой, в темноте...

Лыжи ныряют под снег. Проваливаюсь по колено. Тропежка четвертый час без перерыва. Силы еще есть, точнее есть злость. На ней можно пройти еще долго, я знаю. Я это очень хорошо знаю. Но я не один.

Хочется пить, ужасно хочется пить. Там у избы летом был ручей. Сейчас он наверняка засыпан полутораметровым слоем снега, но память словно в насмешку подсовывает картинку с журчащей водой. Кругом сугробы, отрицательная температура, но одежда волглая от пота и ужасно хочется пить. Оглядываюсь на ходу. Зря. Лыжи выскальзывают не слушаясь одеревеневших ног и я медленно заваливаюсь на бок. На фоне потемневшего неба шесть призрачных силуэтов встают надо мной...

Судя по всему идем уже по левому истоку Айрыка. Совсем стемнело. Делать нечего, останавливаю ребят под большой кедрой разводить костер, готовить ужин. Сам решаю пройти еще немного налегке, убить надежду. Нарезаю большой, как показалось, крюк. Через какое-то время понимаю, что не в состоянии адекватно оценивать ориентиры, самочувствие и обстановку. Усталость сказывается все больше, начинают мерещится избы, зрение больше не помощник.

Насчитав пятую "избу" в сердцах сплевываю (какой там сплевываю, глотка пересохла, не то что слюней, соплей нет ) и поворачиваю назад.

Под кедрой все шоколадно, народ развел костерок, сготовил горяченького... Повеселели. Алексей опять вспоминает какую-то бобриху, которая почему-то будет довольна.

Устанавливаем экраном тент, утаптываем снег, раскладываем коврики. Начинается раздел территории, где кому спать и с кем. Девчонки тесной группкой укладываются по центру, разлучив парней и пристроив их по краям. От сквозняка, очевидно.

Слава, глядя на все это, гнездится отдельно, не комментируя своё решение.

Засыпаю глядя в звездное небо и молясь, чтоб таковым оно и осталось. Хотя бы до утра...

26 февраля

...Ох и рожи у нас!

Бригада монгольских пчеловодов!

Граждане! Употребляйте в пищу только снеговую талую воду, это лучшее средство от морщин! Куда там хваленым буржуйским кремам и лифтингам! Лучше (вкуснее) только пиво. В тех же количествах. Если почки не вывалятся...

Мы брали с собой пакетики регидрона. Это медицинское название смеси всяческих солей. Как известно вода, полученная путем топления снега, практически дистиллированная, или, в худшем случае, не содержит ничего кроме сажи, да ещё гептила в наших краях. Вот тут мы регидрончик и применяли...

Но ни что не вечно, и волшебный порошок кончился. А доблестные солдаты Урфина с утра не смогли поместить свои... физиономии в карманном зеркальце.

Ну что меня Лешка Зелибобой обозвал - ладно. Не Ален Делон, сам знаю...

Но наши девчонки! Рожицы круглые, щечки – персики, гладкие и лоснящиеся. Смотрят на нас восточного разреза глазками, из под набрякших век! Настенька засмущалась, закрылась ладошками, так по очереди уговаривали её – "Гюльчатай открой личико!"

Способствовало веселью то, что смеющийся своей-то красоты не видел... За исключением Славы. Он развернул экран видеокамеры на себя и, щупая упругие щеки, ошалело приговаривал: О-о! А по теливизиру-то я какой!

Пока народ привыкал друг к другу я сбегал поискать-таки избу. Много времени это не заняло. При свете дня она спокойно стояла в 300 метрах ниже по склону от моей вчерашней лыжни.

Ладно, похохотали, чайку попили да двинулись до хаты. Тем более, что ветерок опять стал задувать, метель наклевывалась.

Запас дров на печке был, но нам нужно было топливо почти на сутки, т.к. решили остаться на дневку – отоспаться в тепле, просушить отсыревшие пуховые спальники, починиться по мелочи.

Скрепя сердце (все равно бессильны) оставили девчонок делить сало, сами пошли на поиски сушины.

Нашли две.

Потоньше и потолще.

Валить стали, конечно, ту что потолще. Официальная версия – "она к избе поближе". На чердаке нашли двуручку "Дружба-2" и пару часов шмурыгали сухостойную кедерку в два обхвата.

Жадность фраера губит.

От поваленного дерева обрубили ветки, тоже не тонкие, и у порога выросла гора дров. На печке – аварийный запас для следующих постояльцев, перед печкой – гора расходного топлива.

Распиливать ствол на чурки желающих уже не было.

Девчонки на равных потаскав дрова вверх по склону затребовали двойную пайку шоколадных конфет. Мы без особых возражений согласились. Может меньше сала сточат... Закуска все-таки...

За дверью – буран, а у нас хорошо, огонь в печке, сытая тяжесть в желудке, огненная вода в кружке. Даже песни запели.

27 февраля

Подъем сыграли в 5.00.

Супчик, с вечера приготовленный, разогрели, да собрались.

Хотели выйти в сумерках, но на дворе буран, видимости никакой. Пришлось задержаться, пока не развиднеется.

Опять тропежка. Идем "на ощупь". Слева по ходу – правый Айрык, справа – водораздельный хребет. Видимость максимум 100 метров. Знаю, что должны уткнуться в цирк – перевальный взлет, но не вижу ни фига, и это напрягает.

Вчерашняя дневка пошла на пользу, шагаем – любо-дорого. Петя ещё дома изготовил замечательный коктейль, в равных частях коньяк, лимон и шоколад. На старте хлебнули по три глотка, здоровья для, и протопали перевал без перекуров.

На спуске, правда, пришлось сбросить темп.

Слава вспомнив, что в прошлом сезоне освоил горные лыжи, очертя голову сиганул вниз по склону. Не сказать, что очень быстро и рискованно, но несколько не обдумано. Это через секунду стало ясно.

Медленно и печально скатываюсь вниз, держа запасную лыжу как каяк. Палки свои я переломал, на Кубинском плато одну, и здесь на подъеме вторую. Забрал у Алексея запаску, на что он не очень обиделся.

Всматриваюсь в склон впереди. Просто смотрю и скатываюсь потихоньку там, где мне нравится. Не задумываясь.

Давно заметил – если начинаешь задумываться как и что, куда наступить, какое направление выбрать, то обязательно накосячишь.

Позади растянутой колонной движется честная компания. Видимо привыкли за неделю видеть мою шатающуюся спину.

Слева обгоняет Слава, и лихо уходит вниз, уверенно держась на лыжах. В мозгу, где-то за левым виском, возникает неприятное и непонятное ощущение, вызывая тревогу.

Прежде чем понимаю, в чем дело, со склона, внешне безобидного, сходит снежная доска. Славка оказывается почти в центре. Торможу и, вцепившись взглядом в спину товарища, лихорадочно соображаю. Лавинного шнура нет в принципе, ни кто не планировал так влететь. Лавинная лопата есть, но прицеплена к рюкзаку, а рюкзак за плечами у Славы. Лавина небольшая, но если дернет за лыжи, уронит, то закатает за здрасти. Хоть место заметить, коли, не приведи господи, приключится...

Пронесло, не упал. Но закопало по пояс. Пока скатывались уже успел достать лопатку. Улыбается, шутит, не совсем естественно, правда.

У меня из слов только весьма ненормативные. Давно так не пугался, черт...

Спустились к Аккаинскому озеру. Сели, перекурили, обменялись впечатлениями. Думаю, так и не поняли, насколько все было серьезно. Ну да ладно, допили коктейль и двинулись дальше.

Солнце вроде выглянуло, но подразнив-порадовав, опять спряталось. Толи туман упал, толи туча на землю опустилась, только все опять затянуло серой мглой. Пространство потеряло объем, время остановилось, только шум ветра да скрип снега под лыжей.

Так в слепую и выползли на перевал. На секунду возникло противное ощущение одиночества. Ни теней, ни света, ни цвета, ничего нет. Серая, без полутонов и источника света, пустота. Только ветер с колючими снежинками и мы.

Достаю карту. Привязаться не к чему, слава богу перевал этот я знаю. По компасу ориентирую карту и беру примерный азимут на "Замки Духов". Вношу поправку, чтоб выйти на Баготаш с минимальной потерей высоты. На подходе к замкам сначала робко, потом во всю силу, пробивается солнце. Снимаясь на видео мы уже щуримся и прикрываем глаза.

От "замков" пробита лыжня на Баготаш. На Ишмеше должны быть ребятки Миши Катынцева, наверно они наследили. Но к озерам спускаемся по целине.

Места всем знакомы, скатываемся хоть и не быстро, но весело.

Ветер утих, деревья под слоем свежевыпавшего снега как на рождественских открытках. Красиво...

На озерах встречаем старого знакомого – Леху-Физручину с турбазы "Катунь". Всего здесь трое сторожей-смотрителей.

Договариваемся о ночевке и бане. Условия договора – коммерческая тайна.

Благополучно заваливаемся и ночуем в цивильном домике.

28 февраля.

Просыпаемся поздно. Уже можем себе это позволить.

День проходит спокойно и размеренно. Готовим еду, таскаем воду, колем дрова, топим баню. Замечательно в ней моемся, паримся, ныряем в сугробы.

Вечером концерт для хозяев, с непосредственным их участием и распитием обязательной живой воды.

По радио удается связаться с метеорологами, прошу их позвонить нашему водителю и передать, чтоб забрал нас за Эликмонаром.

29 февраля.

Встаём пораньше. После вчерашнего расслабления собраться быстро не получится. Впрочем мы особо и не торопимся. В восемь с копейками прощаемся с нашими новыми друзьями, и трогаемся в путь.

От озер вниз пробита широкая тропа, накатанная снегоходами. Даже свежий обильный снег не спрятал её. Топаем в свое удовольствие. Постепенно уклон увеличивается и начинается веселуха. Немного спустя, с различными восклицаниями, вперед вырываются Леша и Лена. За ними на расстоянии голосовой связи – я. Следом остальные в произвольном, меняющемся порядке. Взрывы хохота прерываются визгом, восторженные вопли – матом.

Лыжня передо мной время от времени слетает с накатанного желоба и утыкается то в сугроб, то в дерево. За мной то и дело остаются подобные следы. Что там у остальных не знаю, подозреваю, что не хуже и не скучнее.

Наконец выкатываюсь на полноценную лесовозную дорогу и вижу Алексея и Елену. Ошалелые и раскрасневшиеся они громко делятся впечатлениями. В основном положительными.

Вношу свою скромную лепту.

Постепенно присоединяются остальные.

Пообщавшись и поделившись двигаемся дальше.

В общем, можно сказать, все и закончилось.

Еще немного на лыжах, потом пешком, и к концу дня, порядком ушатанные, радостно встречаем нашу "Газель".

И только при посадке я с изумлением вижу на лыжах у Настеньки завязанные под пяткой шнурки, которые собственноручно вязал перед Таманьелом, чтоб лыжи не проскальзывали. Потеряв на минуту дар речи ошеломленно смотрю на ребенка, прошедшего практически пешком лыжный маршрут.

- А мне так удобней. – потупив глазки, как ни в чем ни бывало.

Ну что тут скажешь?

Детский сад!

 

 


Комментарии: Ваш комментарий:


 
В тексте комментария возможно использование псевдо-тэгов [b], [i], [u].





   Главный редактор: Константин Бекетов; Программист: Andrew Jelly; Дизайн: Анна Годес;