LOGO
Поиск

Обсуждение

Добавить отчет

Конвертор

Контакты

О проекте



выход в горы запрещен
Автор: Дмитрий Булавинов


Welcome! Welcome! Bienvenue! Welcome! Welcome! Welcome!

Все материалы, находящиеся на сервере являются собственностью их авторов.
Информация предоставляется без каких-либо гарантий, как явных, так и предполагаемых.



Site Meter

Hosted by RUNNet
Runnet


 
 

горный поход по Памиру 6 к.сл.

Путешествие посвящается
50-летию спортивного туризма

Федерация туризма г. Москвы,
Спортивный клуб МАИ

Отчет

о горном туристском путешествии
шестой категории сложности
по Центральному и Северному Памиру,
совершенном с 16.07 по 22.08.1999.

МАРШРУТ:

г.Ош оз. Каракуль - лет. Уручбулак р. Танымас л. С. Танымас - пер. Арал (4810,2А) л. Федченко пер. Лонжерон (5092,3Б) л. РГО р.Дустироз пер. МВТУ (4615,2А) пер. Язгулемский (5295,2Б) пер. Омара Хайяма + пер. Юбилейный (6174,3А) л. Грумм-Гржимайло рад. выход на пик Революции (6974,3Б) пер. Луговой (4150,1А,п.п.) р.Танымас - л.С.Танымас пер. Ю.Джайляу (п.п.) + пер. Джайляу (5186,1Б) р.Беляндкиик р. З.Караджилга пер. Вымпелком (5400,3А, п.п.) л.С.Зулумарт л.Дзержинского пер. Раздельный (6140,3Б) рад. выход на пик Ленина (7134) л. Ленина пер. Путешественников (4128,1А) а.л. Ачикташ - г.Ош

Маршрутная книжка - 1/3-601
Руководитель группы - Лебедев Андрей Александрович.
Адрес руководителя - 125080, Москва, ул.Врубеля, д.13, кв.26.

Маршрутно-квалификационная комиссия рассмотрела отчет и считает, что путешествие может быть оценено как маршрут шестой категории сложности и зачтено шести участникам и руководителю.

Отчет использовать в библиотеке Московского клуба туристов.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ СОКРАЩЕНИЙ
1. СПРАВОЧНЫЕ ДАННЫЕ О ПОХОДЕ
1.1. Паспорт маршрута
1.2. Состав группы
1.3. Карта района путешествия
1.4. Календарный график движения на активной части маршрута
2. ДНЕВНИК ПОХОДА И ТЕХНИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРЕВАЛОВ
2.1. Заезд
2.2. Долина реки Танымас
2.3. Перевал Арал (4810,2А)
2.4. Ледник Федченко и ГМС
2.5. Перевал Лонжерон (5092,3Б)
2.6. Долина реки Дустироз
2.7. Перевал МВТУ (4615,2А)
2.8. Перевал Язгулемский (5295,2Б)
2.9. Связка перевалов Омара Хайяма и Юбилейного (6174,3А)
2.10. Восхождение на пик Революции (6974,3Б)
2.11. Ледник Грумм-Гржимайло
2.12. Перевал Луговой (4150,1А)
2.13. Связка перевалов Ю.Джайляу и Джайляу (5186,1Б)
2.14. Долины рек Джайляукумсай, Беляндкиик и З.Караджилга
2.15. Перевал Вымпелком (5400,3А)
2.16. Ледники С.Зулумарт и Б.Саукдара
2.17. Перевал Раздельный (6140,3Б) и восхождение на пик Ленина (7134)
2.18. Перевал Путешественников (4128,1А) и отъезд
3. МАТЕРИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОХОДА
3.1. Питание в походе
3.2. Медицинское обеспечение
3.3. Снаряжение
4. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
5. СТАТЬИ, ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ
5.1. Питание в горных походах
5.2. Вымпелком на Памире
5.3. Маевская вершина
5.4. Медвежий
5.5. Идеология успеха
5.6. Почему мы уходим в горы
5.7. Страшная правда высоких категорий
5.8. Печальный символ разрушенной империи
5.9. О композиции горных маршрутов
5.10. Напутствие начинающим руководителям
6. ФОТОМАТЕРИАЛЫ

ВВЕДЕНИЕ

Это путешествие имеет собственное название Памирский марафон-99. Его идея зародилась в мае 1997 года, когда, разглядывая карту Памира, я обнаружил теоретическую возможность восхождений на пики Коммунизма и Ленина в одном полностью автономном пешем походе. Тогда же были определены основные контуры решения такой задачи: заезд на Танымас по дороге Каракуль-Кудара, челнок по Танымасу до перевала Арал, 20-ти дневное кольцо с радиальным выходом на пик Коммунизма и линейный отход с переправами через Беляндкиик и Зулумарт, с прохождением через какое-нибудь плечо пика Ленина. Эта идея была тут же отложена на далекую перспективу и превратилась в мечту, которая, однако, определила направление роста моей новой молодежной команды: нашим кредо стали изнурительные горные путешествия на выносливость.

Ближайшие два сезона прошли в подготовке к Памирскому марафону. Летом 1997 года мы прошли весьма напряженный 234-х километровый линейный маршрут вдоль Заалайского хребта от самого западного пятитысячника до пика Ленина, на который мы взошли на 26-й день пути [1]. В результате команда получила опыт длительного пребывания на Памире, преодоления протяженного пространства и семитысячной высоты. В следующем 1998 году я максимально расширил команду (до 13 человек) и попытался подготовить ее получше с технической стороны. Однако в полной мере этого не получилось из-за тяжелых погодных условий и попадания в лавину [2]. И все же, команда получила опыт прохождения, возможно, не очень сложной, но полноценной тройки-Б.

Лично я не хотел затевать Памирский марафон в 1999 году. Признаюсь, что я его очень боялся и воспринимал как совершенно экстремальную затею типа автономного путешествия на северный полюс. Курс на его подготовку был взят в сентябре 1998 года под сильным давлением радикалов из моей команды. Пусть это будет моей лебединой песней, - подумал я и, наконец, согласился.

Будущий маршрут я не считал сложнее самых сложных из пройденных горных маршрутов, однако, он выглядел вполне на их уровне. Главное, что его сложность была как бы в другом измерении. Здесь должны появиться новое качество и, соответственно, новый стиль, думал я. Как это не парадоксально, но в этом походе, несмотря на запланированные восхождения на семитысячники, мы еще сильнее отдалимся от альпинизма, чем это принято в традиционных туристских горных шестерках с множеством близко расположенных сложнейших перевалов. Действительно, в нашем походе техника отходит на второй план. Центральное место занимает проблема сбалансированного распределения сил между удаленными на значительное расстояние исполинскими вершинами. В некотором смысле это абсолютно туристская проблема совершенно незнакомая альпинистам. А по существу, эта проблема никому не знакома, и нам впервые предстояло найти ее решение.

В январе 1999 года я проинформировал о наших планах туристскую общественность Москвы. Ознакомившись с маршрутом, генерал от туризма Леонид Директор сказал такие слова: Что бы все это не было совсем откровенной авантюрой, ты должен, Андрей, организовать в район еще одну туристскую группу и взять с собой станцию спутниковой связи. К этому пожеланию я отнесся максимально серьезно. Элементарный расчет показывает, что для эвакуации с маршрута группы с абсолютно здоровыми участниками требуется около недели пути, а для эвакуации из отдельных районов типа плато Правды до двух недель. Участник похода, серьезно повредивший ногу, в таких условиях практически обречен на гибель в горах. Единственный шанс спасти пострадавшего вывезти его на вертолете, но для этого нужна связь.

Вспомогательная группа была собрана и организована Евгением Лапшиным. Станцию спутниковой связи системы Иридиум нам предоставила (во временное пользование) компания Вымпелком (Билайн). Я рад возможности выразить свою признательность моему другу и боевому товарищу Лапшину, а также поблагодарить дирекцию Вымпелкома за участие в организации нашего путешествия. Я благодарен, также, компании Прин, которая любезно предоставила нам датчик GPS, столь необходимый для измерения точных координат нашего местоположения в случае экстренного вызова вертолета. В целом, со спонсорами нам повезло. Жалко, только, что не получился видеофильм: ни Sony ни Canon не пожелали связываться с нашей акцией, сославшись на свое трудное материальное положение. Так пожелаем им преодолеть все трудности и укрепиться в своем бизнесе!

Ну а теперь об одном очень важном и деликатном вопросе. Случилось так, что при прохождении маршрута мы заменили восхождение на пик Коммунизма восхождением на пик Революции. Я попытаюсь объяснить причину и обстоятельства этой замены.

В течение двух недель перед нашим отъездом в Ош телевидение передавало о непрекращающихся ливневых дождях в Таджикистане и о вызванных ими селях, унесших десятки человеческих жизней. Две недели в памирских горах не прекращался обильный снегопад. Мы привезли с собою хорошую погоду. В первые дни похода стояла солнечная, но прохладная погода, сохранившая на горных склонах значительное количество снега. Массовый сход лавин начался 28-29 июля, когда мы проходили перевал Лонжерон. К обеду 28.07 мы спустились на плато 4500 ледника РГО, расположенное выше нижней и самой сложной ступени ледопада. Признаюсь, что мы еле успели унести ноги: снег на склоне перевала Лонжерон совсем раскис. Во время обеда и послеобеденного отдыха мы собственными глазами увидели демонстрацию нашей будущей гибели. Две огромных лавины с перерывом в два часа перекрыли от борта до борта ледопад, ведущий от нашего плато к взлету перевала РГО. Первая лавина сошла со стены пика Комакеадемии, а вторая лавина с противоположной стороны с пика Вооруженных сил.

Лавины шли до позднего вечера. Лавины шли весь следующий день. В горах стоял непрерывный грохот, как будто шла непрекращающаяся гроза. Во всех просмотренных мною описаниях перевала РГО [3,4,5] отмечается лавиноопасность его северного склона. И это в обычных условиях! Так что же ожидает нас сейчас? Ночь с 29.07 по 30.07 была очень теплой. Утром горы окутал туман. Как потом выяснилось, пришел афганец теплый и влажный юго-западный ветер с Индийского океана. Теперь нам грозило заполучить лавиной в морду прямо из тумана. В ужасном настроении мы повернули вниз и по левому краю ледопада спустились на уже спокойный ледник РГО. Перевал РГО пройти не удалось, в результате, мы даже не подошли к подножию пика Коммунизма. Рушилась идея похода.

Подъем на ледник Федченко можно было осуществить по одному из трех хорошо известных мне вариантов: через перевалы Кашалаяк, Абдукагор или Язгулемский. Первый вариант фиксировал абсолютно бессмысленное кольцо, так как на пик Коммунизма в обход по леднику Бивуачный мы уже не успевали. Второй вариант был опасен ловушкой, которую мог перед нами поставить ледник Медвежий. Третий вариант был для меня самым знакомым: ведь вдоль Дустироза мне предстояло пройти в 12-й раз! Этот путь был также самым зрелищным. К тому же мне было очень интересно посетить родные места и проследить за изменениями, которые произошли в горах с 1991-го года.

Когда мы подходили к Язгулемскому перевалу, погода установилась, лавины сошли. Перед нами открылась возможность спасти идею похода, заменив восхождение на пик Коммунизма восхождением на пик Революции. Если до ледника Федченко я чувствовал себя уверенным и понимал, что вправе принимать решения, в конце концов, участок пути от ледника РГО до Язгулемского перевала был вынужденным и обосновывался, как самый знакомый для руководителя путь, то за самовольное восхождение на пик Революции можно было получить от МКК хорошую порку. Поэтому, чтобы хоть как-то легализовать восхождение, я связался по спутниковому телефону с имеющими первую подпись членами МКК Леонидом Директором и Алексеем Ярошевским. Они дали добро. Наверно они знали, что я прекрасно чувствую район пика Революции и смогу провести группу безопаснейшим образом.

Подходы к вершине и маршрут на нее были для меня очевидны. Связка перевалов Омара Хайяма и Юбилейного позволяла практически за один день подойти с ледника Федченко к основанию взлета на плато перевала Вертикаль со стороны ледника Грумм-Гржимайло. С этого плато по кулуару предстояло взойти на перевал Революции (6300) и установить на нем штурмовой лагерь. На следующий день радиальный выход на вершину. Еще один день потребуется для спуска (по пути подъема) до ледника Грумм-Гржимайло. Далее начинается грандиозный 37-километровый отход по леднику Грумм-Гржимайло к заброске. От сквозного прохождения перевала Революции с подъемом по ледовому ребру восточного края стены Мышляева [6] следовало отказаться, так как подобного рода мероприятие могло бы нас совсем обессилить. В результате могла пострадать завершающая часть похода с восхождением на пик Ленина.

Эстетически новый маршрут даже выиграл по сравнению со старым. Семидневное топтание на пике Коммунизма сменилось трехдневным рейдом на пик Революции. Значительно расширился охват пространства. Вместо ледников Бивуачный, Косиненко и Северный Кызкурган мы попадали на классику: Язгулемский ледник, истоки ледника Федченко и ледник Грумм-Гржимайло во всем своем 37-километровом великолепии. Пара пиков Коммунизма и Ленина сменилась на пару еще более удаленных вершин.

Что Бог ни делает все к лучшему, говорится в пословице. Бог нас берег в этом походе. Он организовал отличную погоду в начале маршрута. Он не пустил нас к пику Коммунизма, поскольку не успел подготовить к нашему приходу благоприятную снежную обстановку. Он подарил отличную погоду на всем пути от Язгулемского ледника до языка ледника Грумм-Гржимайло. В пятницу 13 августа Он организовал на Памире зиму, чтобы мы легко перешли обезвоженные Беляндкиик и Зулумарт. На первопрохождение тройки А в хребте Зулумарт он снова подарил нам пару солнечных дней. Ну а дальше настала пора выполнять принятую им программу по удлинению памирских ледников. И, все же, в день восхождения на пик Ленина Он в единственный раз за все последние дни похода разогнал густые тучи и не осыпал вершину послеобеденным снегом. Не слишком ли много совпадений? Мы понимали это и молились.

И в заключение, я хочу обратиться к молодым руководителям горных походов. Я категорически не призываю вас выходить в подобные экстремальные походы. Такие путешествия допустимо совершать один, максимум, два раза в жизни. После памирской шестерки 1990 года, которая по всем параметрам была значительно ординарнее, но все же приближалась к походу 1999 года, я пропустил 8 лет. За это время я отдохнул в четырех пятерках и одной четверке и ни разу не подходил к своему пределу. Напомню, что имея готовый маршрут, мы пропустили два года, прежде чем осмелились на него выйти. Если подходить к подобным мероприятиям более легковесно, то неизбежна потеря людей. Поэтому, прежде чем отправиться в экстремальный поход, подумайте, а действительно ли вы созрели для прохождения самого главного в своей жизни маршрута?

А.А.Лебедев, 08.09.1999

В отчете всюду, где это специально не оговорено, направления левый и правый следует понимать в орографическом смысле, затраты времени на прохождение участков маршрута исчисляются чистым ходовым временем (без учета привалов). Продолжительность технических участков, на которых привалы вырождаются в простои перед перилами, измеряется полным временем. Длительность стандартного перехода - 45 минут. Для исчисления времени суток используется Горно-Бадахшанское время, которое отличается от Московского на 3 часа. Такое исчисление весьма удобно: в 7 часов рассвет, а в 21 час закат. Длина дневных переходов измеряется в километрах по карте и в горизонтальной проекции. Длина веревки считается равной 50-ти метрам.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ СОКРАЩЕНИЙ

З. - западный С. - северный
Ю. - южный В. - восточный
С.З. - северо-западный С.В. - северо-восточный
Ю.З. - юго-западный Ю.В. - юго-восточный
Ц. - центральный Ср. - средний
Гл. - главный Лев. - левый
Пр. - правый Пос. - поселок
к.с. - категория сложности К. - кишлак
С. - селение Г. - гора
Р. - река Л. - ледник
Пер. - перевал Мин. - минута
М. - метр Км. - километр
Сн. - снежный Лд. - ледовый
Ск. - скальный Ос. - осыпной

1. СПРАВОЧНЫЕ ДАННЫЕ О ПОХОДЕ

1.1. Паспорт маршрута

  1. Район путешествия - Ц. и С. Памир.
  2. Вид туризма - горный.
  3. Организация, проводившая путешествие - Спортклуб МАИ.
  4. Категория сложности - шестая.
  5. Количество участников - девять.
  6. Руководитель - Лебедев Андрей Александрович.
  7. Заявочные материалы рассмотрела - МКК МГЦТК.
  8. Маршрутная книжка - 1/3-601.
  9. Сроки активной части похода - 16.07.97 - 22.08.97.
  10. Продолжительность активной части похода - 38 дней.
  11. Количество дневок - 1 (отсидка).
  12. Длина маршрута без учета повторно пройденного пути - 308.5 * 1.2 = 370 км.
  13. Фактически пройденный путь - 396.5 * 1.2 = 476 км.
  14. Суммарный набор высоты - 18407 м.
  15. Максимальные высоты - 6974 (23й день), 7134 (37й день)
  16. Расстояние, пройденное между пиками Революции и Ленина - 142.5 * 1.2 = 171 км. (14 дней)
  17. Ночевки выше 5500 - 5720,6300,6300,5540,6088,6088

Нитка активной части маршрута:

Лет. Уручбулак р. Танымас л. С. Танымас - пер. Арал (4810,2А) л.Федченко пер. Лонжерон (5092,3Б) л. РГО р. Дустироз пер. МВТУ (4615,2А) пер. Язгулемский (5295,2Б) пер. Омара Хайяма + пер. Юбилейный (6174,3А) л. Грумм-Гржимайло рад. выход на пик Революции (6974,3Б) пер. Луговой (4150,1А,п.п.) р. Танымас - л.С.Танымас пер. Ю.Джайляу (п.п.) + пер. Джайляу (5186,1Б) р.Беляндкиик р. З.Караджилга пер. Вымпелком (5400,3А,п.п.) л.С.Зулумарт л.Дзержинского пер. Раздельный (6140,3Б) рад. выход на пик Ленина (7134) л. Ленина пер. Путешественников (4128,1А) а.л. Ачикташ.

Список пройденных перевалов:

  1. Арал (4810,2А)
  2. Лонжерон (5092,3Б)
  3. МВТУ (4615,2А)
  4. Язгулемский (5295,2Б)
  5. Омара Хайяма + Юбилейный (6174,3А)
  6. пик Революции (6974,3Б)
  7. Луговой (4150,1А) Первопрохождение
  8. Ю.Джайляу (п.п.) + Джайляу (5186,1Б) Первопрохождение
  9. Вымпелком (5400,3А) Первопрохождение
  10. Раздельный (6140,3Б)
  11. Путешественников (4128,1А)

1.2. Состав группы

1. Лебедев Андрей Александрович род. 27.07.56 адрес: Москва, ул. Врубеля, д. 13, кв. 26 руководитель
2. Габуния Зураб Ричардович род. 30.07.57 адрес: Москва, ул. Космонавта Волкова, д. 5, кв.129 врач
3. Львов Вячеслав Юрьевич род. 14.01.76 адрес: Москва, бульвар Карбышева, д.18, корп. 4, кв. 23 завхоз
4. Люлин Александр Валерьевич род. 06.07.74 адрес: Москва, ул. Молодогвардейская, д.36, корп.1, кв.69 участник
5. Максимович Юрий Александрович род. 01.03.61 адрес: Москва, ул. Генерала Берзарина, д. 21, корп.1, кв. 95 участник
6. Малахов Борис Владимирович род. 09.06.76 адрес: Москва, пр. Маршала Жукова, д. 30, к.1, кв.16 ответственный за витамины
7. Нистратов Игорь Игоревич род. 07.08.75 адрес: Москва, пр. Маршала Жукова, д24, корп.1, кв.7 примусник
8. Рыкалов Петр Владимирович род. 07.05.77 адрес: Москва, ул. Демьяна Бедного, д.9, кв.12 зам. руководителя
9. Серов Алексей Юрьевич род. 30.07.76 адрес: Москва, ул. Народного Ополчения, д. 29, к.1, кв. 66 участник

Люлин заболел и сошел с маршрута на 8-й день пути. Серов сошел вместе с Люлиным в качестве сопровождающего. Максимович завершил свое участие в походе спуском по леднику Грумм-Гржимайло. На пик Революции он поднялся до высоты 6900, на перевал Джайляу он уже не ходил. Габуния поднялся на пик Революции до высоты 6900. В восхождении на пик Ленина не участвовал и остался ожидать группу в штурмовом лагере на перевале Раздельном. Остальные пятеро участников побывали во всех точках маршрута.

1.3. Карта района путешествия

Представленная ниже схема вместе с перечнем перевалов составлены московским туристом В.Ляпиным. Тут же прилагаются найденные нами ссылки на отчеты из библиотеки МГЦКТ.

Лист J-43-14

1.б/н (н/к;3073)
2.Газ (н/к;2809)
3.Черемушки(ЦКБМ)(1А;4216) Худницкий Г.Н. (1Б) 1980, Цветков Е. 1981 N4173
4.Охотничий (1А;4428)
5.Узловой (2А;4953)
6.Санарджар (2Б;4896)
7.Песчаный (1Б;4348) Худницкий Г.Н. (1Б) 1980, Цветков Е. 1981 N4173
8.б/н (1А;4096)
9.б/н (н/к;3693)
10.Татьяна (3А*;5551) Степанов Н.Р. п/п (3А) 1980 N3783 (Дж.-3А), Кочебин А.А. 1987 N4897
11.Конституции (2Б;4907) Рачкаускас Г. п/п 1977 N3295, Потребич А.А. 1989 N5233
12.Киевская Русь (3А;ок.5600)
13.50-летия МАИ (2А;5115) Степанов Н.Р. п/п 1980 N3783, Цветков Е. 1981 N4173, Кочебин А.А. 1987 N4897, Потребич А.А. 1987 N4898, Потребич А.А. 1989 N5233
14.Минжар (2Б;4964) Рачкаускас Г. п/п (2А) 1977 N3295, Юцявичус А. (2А) 1980 N3787, Худницкий Г.Н. 1980
хх.Олимпийский (2Б;ок.5400) Юцявичус А. п/п 1980 N3787
15.Красный (2Б;4975) Соколенко В. 1981 N4145
16.Западный (2Б*;4939)
17.б/н (1Б;4258)
18.Кунгыр северный (н/к;3540)
19.Кунгыр южный (н/к;3786)
20.Бешик (3Б;4946)
21.Цурюпы(зап.седло)(3А;5123)
22.Цурюпы(южн.седло)(3А;5218) Лаухин Я. п/п 1976 N3106, Худницкий Г.Н. (3Б) 1980
23.б/н (1А;4232)
24.Красина (2Б;5295) Лаухин Я. п/п 1976 N3106, Кормилец П.А. (2А) 1979 N3507 (Дж.-2А*), Кашафутдинов В. 1987 N4896
25.Вали западный (3Б;5885) Полевскис Ю. 1988 N5065, Соколенко В. 1981 N4145
26.Дзержинского (3А;5705) Кормилец П.А. 1979 N3507, Юцявичус А. 1980 N3787, Степанов Н.Р. 1980 N3783, Цветков Е. 1981 N4173, Кочебин А.А. 1987 N4897, Потребич А.А. 1987 N4898, Мещеряков М.В. 1900 N5346
27.(3А;5861)
28.Лачплесис (3А;5861) Полевскис Ю. п/п 1988 N5065
29.60-летия Октября(2Б;5062) Рачкаускас Г. 1977 N3295, Кормилец П.А. 1979 N3507, Юцявичус А. 1980 N3787, Степанов Н.Р. 1980 N3783, Худницкий Г.Н. (3А) 1980, Цветков Е. 1981 N4173, Кочебин А.А. 1987 N4897, Потребич А.А. 1987 N4898
30.Ташкюнгей (1Б-2А;4539)
31.Разведывательный (2А;4559)
32.Путешественников (1А;4128)
33.Ашуу-Кюнгей (н/к;3560)
34.б/н (н/к;3668)
35.Раздельный (3Б;6088) Бритаров И. п/п 1970 N2082, Ялин И. 1974 N2767, Потребич А.А. 1989 N5233, Потребич А.А. 1990 N5342
36.Ленина (3Б;ок.6500) Юцявичус А. п/п 1980 N3787, Филин В. 1981 N4362
хх.Спартак (3А;6194) Потребич А. 1988 N5064
37.Крыленко (3Б;5842) Рачкаускас Г. п/п (с С. на Ю.) 1977, Полевскис Ю. 1988 (3А) N5065 (по ребру Липкина) Юцявичус А. 1980 N3787 (по ребру Липкина) Степанов Н.Р. 1980 N3783
38.Единства (3А*;6583) Потребич А. п/п 1988 (3А) N5064
39.Эстония (3А*;6131)
40.Советская Латвия(3А*;6020) Кормилец П.А. (3А) 1979 N3507 (Дж.-3Б), Потребич А.А. 1987 N4898
41.Корженевского (3А;5422) Юцявичус А. п/п 1980 N3787
42.Мира западный (2А;ок.4900) Кормилец П.А. 1979 N3507, Кашафутдинов В. 1987 N4896, Потребич А.А. 1988 N5064, Потребич А.А. 1990 N5342
43.Золотой теленок (2Б;4735) Потребич А.А. 1987 N4898, Потребич А.А. 1990 N5342
44.Туюксу (2А;4667)
45.Минский (1Б;4389)

Лист J-43-26

1.( ;5122)
2.( ;ок.5100)
3.(ок.2А;ок.5075)
4.Ленинградец (2А;5135)
5.Балтика (2А;5319) Полевскис Ю. п/п 1988 (2Б) N5065
6.Каинды сев.(2А;5062)
7.Каинды (1А;4822)
8.(ок.2А;4945)
9.(ок.2А;4703)
10.(ок.2А;4818)
11.Ленинградского Дома ученых (2А*;5363)
12.Проходной (2А;5470)
13.Кумышджилга (2Б;ок.5350)
14.Белеули зап. (2А;5503) Бритаров И. 1970 N2082
15.ДСО "Спартак"(3А;ок.5450) Бритаров И. 1970 N2082
16.( ;5295)
17.( ;5185)
18.( ;5169)
19.Белеули центр.(3А;ок.5450)
20.Белеули верх.(3А;5384) Бритаров И. 1970 N2082
21.Скальный (3А;5379) Бритаров И. 1970 N2082
22.Зул (2А;5365)
23.( ;5431)
24.Саукдара (2А;5388)
25.(ок.2А;5312)
26.(ок.2Б;5428)
27.Невский проспект (2Б*;5358)
28.Розенштрауха (3А;5511) Полевскис Ю. п/п 1988 N5065 (Дж.-2Б)
29.(ок.2А;5297)
30.(ок.3А-2Б;5464)
31.( ;5092)
32.Тэке юж.(3Б;5596)?
33.( ;5495)
34.Тэке сев.(3Б;5585)?
35.( ;5532)
36.( ;5460)
37.Крутой ( ;5134) Бритаров И. ( рад. с Ю.) 1970 N2082
38.Тэке (2Б;ок.4930) Бритаров И. 1970 N2082
39.Караджилга зап.(2А;5379) Бритаров И. 1970 N2082 (Дж.-2Б)
40.ВМФ (2А;5301) Бритаров И. 1970 N2082
41.Скакуна Евгения (2Б-3А;5482) Громов
42.Рыжий (2Б;5087)
43.Фрунзе(2Б;5572) Юцявичус А. п.п. 1985 4562
44.Русанова (2Б-3А;ок.5450) Чепиков А. 1975 N3905, Филин В. 1981 N4362
45.Ацетилен (3А;ок.5400)
46.Боковой (2Б;5399)
хх.Боковой (2Б; ) Филин В. 1981 N4362
47.( ;5184)
48.( ;5253)
49.( ;5445)
50.Разноцветный (2Б;ок.5400)
51.( ;5089)
52.Зенит (2А;5262)
53.Двойной сев.(1Б;5414)
54.Двойной юж.(1Б;5448) Кормилец П.А. 1979 N3507
55.Зоркий (2А;5292)
56.Олимпиец (2А;5518)
57.Олимпиец центр.(2А;5429)
58.Олимпиец сев.(2А*;5431)
59.Снежный (2А;5392)
60.Спартак (2А*;5357)
61.Буревестник (2Б;5448) Кормилец П.А. 1979 N3507 (Дж.-2Б*)
62.Зулумарт сев.(2А;ок.5250) Бритаров И. 1970 N2082
63.Гранит (3А;ок.5250)
64.Труд (3А;ок.5450)
65.Август (3А;5627) Соколенко В. п/п 1981 N4145
66.Веры Слуцкой (3А;ок.5700) Ялин И. 1974 N2767, Чепиков А. 1975 N3905
67.15-летия Томского КТ (3А;5790) Ялин И. 1974 N2767
68.Томск (3А;ок.5700)
69.Никитина (2А;5287) Чепиков А. 1975 N3905, Кормилец П.А. 1979 N3507
70.Байгашка (3А;ок.5420)
71.10-летия Ленинградского КТ (2А;5189) Горешков Б.М. 1987 N4864, Кашафутдинов В. 1987 N4896
72.( ;4995)
73.Карнизный (2Б;5308) Пахоруков В.И. (2Б*) 1978 N3526, Потребич А.А. 1990 N5342
74.Двугорбый (2Б;5698)
75.Октябренок (2Б;5654)
76.(2А;5431)
77.Серебрянный (2А;5392)
78.Октябрьский ложн.(2А;5191)
79.(2А;5431)
80.Южное седло (2А;5288) Чепиков А. 1975 N3905, Горешков Б.М. 1987 N4864
81.Северное седло (2Б;5115)
82.Профсоюзов юж.(2А;5458)
83.( ;5255)
84.Профсоюзов (2А;5223) Чепиков А. 1975 N3905, Рачкаускас Г. 1977 N3295, Пахоруков В.И. 1978 N3526, Соколенко В. 1981 N4145, Горешков Б.М. 1987 N4864, Потребич А. 1987 N4898, Потребич А. 1988 N5064, Потребич А. 1990 N5342
85.Октябрьский (2Б*;5796) Соколенко В. п/п (3А) 1981 N4145
86.20-летия Красноярского КТ (2Б;5942) Кормилец П.А. 1979 N3507, Степанов Н.Р. 1980 N3783, Филин В. 1981 N4362, Кашафутдинов В. 1987 N4896, Потребич А. 1987 N4898, Полевскис Ю. 1988 N5065
87.Жукова (3Б*;6495) Соколенко В. п/п (3Б) 1981 N4145
88.( ;6097)
89.Саукдара Малый (3Б;6092) Соколенко В. п/п (3Б) 1981 N4145
90.Вали восточный (3Б;5805) Соколенко В. п/п (3Б) 1981 N4145
91.Обходной (2А;ок.5400) Соколенко В. 1981 N4145
92.Терриконный (1Б*;ок.4600) Потребич А. 1989 N5233
93.Прижимный (1Б;ок.4450) Потребич А. п/п 1988 N5064
94.Горлова П.Н.(3Б;5920) Потребич А. п/п 1989 N5233
95.( ;5751)
96.Седло боковое ( ;5549)
97.Абрис (3Б;5284) Потребич А. п/п 1988 N5064
98.Шамиля (2А;4981) Потребич А. 1989 N5233
99.Валентина (3А;5268) Потребич А. 1989 N5233
100.Незабудка (3Б;5256)

Лист J-43-37

1.Воробьева(Гнусный) (2А*;5317)
2.Хохлова(Кирова) (3Б*;ок.6580) Крюковский А. 1980 3784, Майоров А.С. 1988 5067
3.Ребро Абалакова (3Б*;ок.7240)
4.Россия (3Б*;6158) Скориков Ю.В. 1978 3521, Сафронов А.Н. 1978 3527, Панов О.В. 1978 3476, Юдин В.А. 1989 5234
5.Перемычка Радиоклуба (3Б;5428) сквозного нет?
6.Московский (3Б;ок.5480)
7.Вавилова (3Б;5581) Голубов Ю. 1981 4296, Воробьев В. 1978 3394
8.Хаджибей (3А;ок.5350) Гущина М.В. 1991 5377, Майоров А.С. 1988 5067
9.Бивачный (3А;5381) Бредикис А. 1976 3109, Кобылянский В.И. 1988 5108, Кирсис Т.Т. 1987 4879, Кальничевский 1981 4093, Директор Л.Б. 1977 3333 3104
10.Крыленко-Блещунова (3Б;5379) Салихов А.Ф. 1987 4907, Юцявичус А. 1985 4562
11.Шокальского Сев. (3Б;ок.5450)
12.Шокальского (3Б;5607)
13.Дарвазский кругозор (3Б;5713)
14.Дарвазский (3Б;5488)
15.Мираж (3Б;5262), Фомичев С.А. 1987 4832
16.Шокальского южн. (3Б;ок.5495), Джулий А.В. 1992
17.Гармо (3Б;ок.5700) Гулый Г.В. 1987 4877 3104
18.РГО(Отрада) (3Б;5621), Бредикис А. 1976 3109, Майоров А.С. 1988 5067, Гущина М.В. 1991 5377
19.Туполева (3Б*;5930) Майоров А.С. 1988 5067
20.ГМС "Л.Федченко" (3Б;5677) Соколенко В.А. 1977 3362
21.Красноярский (3Б;ок.5470) Соколенко В.А. 1979 3445
22.125 лет ОПИ(Варла) (3Б;5851) Кирсис Т.Т. 1987 4879
23.Большой фонтан (3Б;5897) Бредикис А. 1976 3109, Кобылянский В.И. 1988 5108, Директор Л.Б. 1977 3333, Соколенко В.А. 1979 3445
24.Кустовского (3Б;5503)
25.Лонжерон (3А(3Б);5092) Гущина М.В. 1991 5377, Джулий А.В. 1990 5517, Майоров А.С. 1988 5067
26.Кашалаяк (2Б;4281)
27.Шмидта (2Б;4882) Бредикис А. 1976 3109, Леонтович А.В. 1987 4862, Моор Р.Я. 1974 3413, Карпов Б.Г. 1977 3337
28.Шмидта 2-й (2Б;ок.4950)
29.Розмирович (2А;ок.5100) Остроухов 1975 2890 3104
30.Наука (3А;5346) 5252 3942, Воробьев В. 1978 3394
31.Наука Вост. (3А;5233)
32.Космонавта Пацаева (2Б;5387) Барбер В.М. 1987 4895
33.Леонова-Стаффорда (2Б;5328) Остроухов 1975 2890
34.Красноармейский (3Б;ок.5300) Комаров М.Н. 1985 4665 3942, Карпов Б.Г. 1977 3337, Остроухов 1975 2890
35.Сюрприз (3Б;ок.5200) Наумов Р. 1980 3834, Сафронов А.Н. 1978 3527, Пегай А. 1974 2692
36.Кавголовский (2А;4589) Комаров М.Н. 1985 4665 3942, Сафронов А.Н. 1978 3527, Остроухов 1975 2890
37.Арчевый Верхний (1Б;ок.4100)
38.Арчевый (1Б;ок.3950) Комаров М.Н. 1985 4665, Сафронов А.Н. 1978 3527
39.Академии Наук (1Б;4730) 5252, Джулий А.В. 1988 5139, Барбер В.М. 1987 4895 3942
40.Багрицкого (3А;5461)
41.Танымас (1А;4498) Голиков 1960 970, Куракин А.Н. 1967 2902, Джулий А.В. 1990 5517
42.Озерный (1Б;5174)
43.Танымасский (2А;5332) Чередников М.В. 1985 4558, Филин В. 1981 4362
44.Арал (2А;4810) Лайвиньш М. 1975 2895, Остроухов 1975 2890, Моор Р.Я. 1974 3413, Рассказов Е.А. 1971 2355, Тимошенко В.В. 1971 2839
45.Кызкурган (1Б;5191) Тимошенко В.В. 1971 2839
46.Связной (2А;5286)
47.Кызкурган Центр. (3А;5426), Джулий А.В. 1988 5139, Чередников М.В. 1985 4558,
48.Кызкурган Зап. (3Б;5293)
49.Строитель (2Б;5418) Пегай А. 1974 2692
50.Косиненко (2А;5333) Джулий А.В. 1990 5517, Салихов А.Ф. 1987 4907
50aКосиненко В. Карпов Б.Г. 1977 3337
50bКосиненко З. Карпов Б.Г. 1977 3337
51.Двойной (2Б;5492) Джулий А.В. 1990 5517
52.Наливкина (3А;5574)
53.Крутой рог (3Б;5341)
54.(3Б;ок.5400)
55.Улугбека (2Б;5101) Джулий А.В. 1988 5139, Салихов А.Ф. 1987 4907
56.15 лет ХИРЭ (2А;ок.5250) Салихов А.Ф. 1987 4907, Чередников М.В. 1985 4558
57.Кызкурган Сев. (3А;5381) Кызкурган В. (Ложн.) Филин В. 1981 4362
58.Дорофеева (2Б;5401) Джулий А.В. 1988 5139
59.Боковой (1Б*;5179) Коляденко С.Н. 1982 4668
60.(2Б;ок.5300)
61.Черноморец (2Б;5485) Чередников М.В. 1985 4558
62.Черноморец Сев. (2А;5462)
63.(2А;5221)
64.(2Б;5186)
65.Гармо-дара (2Б;4795) Леонтович А.В. 1987 4862, Фомичев С.А. 1987 4832
66.Аркадия (3Б;ок.5400)
67.Малыш (2А;4875)
л.С.Танымас-л.С.Кызкурган-л.Косиненко-л.Ю.Кызкурган-л.Наливкина-р.Танымас Посниченко А.В. 1973 2413
л.Бивачный ? л.Вавилова Соколенко В.А. 1979 3445, Мусин М. 1978 3467, Куршев Н.Н. 3585
л.Военных топографов ? л.Бивачный Сафронов А.Н. 1978 3527
л.Бивачный ? л.Подгорный Сафронов А.Н. 1978 3527
л.Подгорный ? л.Россия Сафронов А.Н. 1978 3527
л.Орджоникидзе-л.Коммунизма-л.Бивачный Крюковский А. 1980 3784
пер.Старый Вильнюс Юцявичус А. 1985 4562

Лист J-43-38

1.(н/к;4326)
2.Нанкальды (2Б;5455) Юцявичус А. 1985 4562
3.Обманчивый (Карайкашан) (2А;5067) Моор Р.Я. 1974 3413
4.Панорамный (2А;5104) Рассказов Е.А. 1971 2355
5.( ;5072)
6.Дусака (3А;5149) Рассказов Е.А. 1971 2355, Тимошенко В.В. 1971 2839, Моор Р.Я. 1974 3413
7.( ;5214)
8.Карайкашан зап. (2А;5177) Тимошенко В.В. 1971 2839
8aКарайкашан сев. Юцявичус А. 1985 4562
9.( ;5219)
10.( ;5435)
11.Удачи (2Б;5111) Филин В. 1981 4362
12.( ;5309)
13.Спокойный (1Б;5138) Тимошенко В.В. 1971 2839
14.Узбекских туристов (2Б;5297) Рассказов Е.А. 1971 2355, Тимошенко В.В. 1971 2839, Лайвиньш М. 1975 2895
15.(ок.2Б;5288)
16.Водолей (2А;5178)
17.Новый (1Б;5015)
18.(ок.2Б;5175)
19.Рига (2А;4996) Лайвиньш М. п/п 1975 2895, Аттиньш 4426
20.Дополнительный (2А;5191)
21.Джайляу зап. (2А;5179) Рассказов Е.А. 2355, Моор Р.Я. 1974 3413
22.Джайляу (1Б;5186) Рассказов Е.А. 2355
23.( ;5109)
24.Джайляу центр. (2Б;4980)
25.( ;5273)
26.(ок.2А-2Б;5261)
27.( ;5236)
28.(ок.2А;5097)
29.( ;5255)
30.Джайляу вост. (2А;5101)
31.ТКТ (2Б;5313) Моор Р.Я. 1974 3413
32.( ;5225)
33.Игорь (2Б;5347)
34.(ок.2Б;5390)
35.Ичкелесай вост. (2А;5349)
36.( ;5379)
37.Чакыджилга (2А;5287)
38.Рак (1Б-2А;5248)
39.(ок.2Б-3А;5411)
40.Близнецы (2А;5423) Рачкаускас Г.п/п 1979 3545
41.( ;5232)
42.Янгидаван (1А;4674)
43.Тахтакорум (н/к-1А;4555) Рассказов Е.А. 1971 2355, Тимошенко В.В. 1971 2839, Чепиков А. 1975 3905
44.( ;5152)
45.Шуралы (2А;5295)
46.( ;5124)
47.Кокуйбель (1Б;4985) Лайвиньш М. 1975 2895, Кормилец П.А. 1979 3507
48.( ;5256)
49.Желтый (2А;5333)
50.Южный (2А;5328)
51.Политехник (2А;5392) Кормилец П.А. 1979 3507
52.(ок.2Б;5386)
53.(ок.2Б-3А;5375)
53aКрасаускаса (2Б; ) Рачкаускас Г.п/п 1979 3545
54.Эдельвейс (3А;5388) Рачкаускас Г.п/п 1979 3545
55.( ;5295)
56.Зулумарт (1А-1Б;4895)
57.Караджилга вост. (2А;5248)
58.Караджилга (1Б-2А;5366)
59.(ок.1Б;5185)
60.( ;5483)
61.Акклиматизационный (1Б;5227)
62.(ок.1Б;5317)
63.(ок.1Б;5338)
хх.Зоркий Пегай А. 1974 2692
р.Беляндкиик Попов 1959 1084, Юцявичус А. 1985 4562
р.Танымас Остроухов 1975 2890, Куракин А.Н. 1967 2902

Лист J-43-49

1.Шаугада Сев.(2А;ок.4700)
2.Шаугада Вост.(3А;4753)
3.Высокий Язгулем (3Б;4990)
4.Сунгат (2А;4863)
5.Верхний Сунгат (2А;ок.4900)
6.Боковой (1Б;4583)
7.Сунгат южный(Херсонцев)(2А*;4651)
8.Левый Дустироз (2Б*;ок.4750)
9.(ок.3Б;ок.5150)
10.Петроградец (3А;ок.4950)
11.Дустироз(МВТУ)(2А;4615)
12.Соколовой (2Б;4583)
13.Неринга (3А*;ок.5450)
14.Тысячи взрывов (2Б;ок.4780)
15.Узловой Верхний (2Б;4825)
16.Узловой Нижний (1Б;4843)
17.Долженко (2А;4525)
18.Мраморный (2Б;4775)
19.Язгулемский (2Б;5295)
20.Дорофеева (3Б;ок.5580)
21.Ребро (3А;ок.5480)
22.Златоуст (2А*;5461)
23.Абдукагор (2А;5054)
24.Шумный (2Б;ок.5490)
25.Белые ночи (3Б;5352)
26.Космонавта Добровольского (3А;5651)
27.Космонавта Волкова (2Б;5296)
28.Песня (2Б;5419)
29.Марх(Дустичап южный)(3А;4982)
30.Дустичап (2Б*;4831)
31.Дустичап-Ракзоу сев.(ок.2Б;5198)
32.Дустичап-Ракзоу южн.(3А;5252)
33.(ок.3Б;5425)
34.Мембрана Ракзоу (2Б;5193)
35.( ;4936)
36.Седло Ржепаковского (3Б;5068)
37.Одесса (3А;5180)
38.Ракзоу (3Б;5790)
39.Хурджин Верхний (3А;5649)
40.Хурджин Средний (3А*;5252)
41.БЕГ (3А;5249)
42.Выгодный (1Б*;ок.4900)
43.(3А;4895)
44.Траверсный (2Б;4911)
45.Щорса (2А;ок.4820)
46.Стрельникова Ивана (3Б;5046)
47.Удачный (2Б;4658)
48.Хурджин Нижний (1Б;4663)
49.Ляпназар (3А;4902)
50.Героев Чернобыля (3Б;5444)
51.Дорофеева-Горбунова (3Б;ок.5890)
52.Революции Южн.(3Б;5702)
53.Ленинский (3Б;5975)
54.Железнодорожник (2Б;ок.5150)
55.Оптимальный (2Б;4821)
56.Седло Ганцевича(Челябинцев)(3Б;5458)
57.Бартанг (3А;5415)
58.Каменный цветок (2Б*;5389)
59.Памир (2Б*;5463)
60.Башурв (2Б*;ок.5250)
61.Гагарина (2Б;5472)
62.Комарова (3А;5683)
63.Локомотив (2Б;5148)
64.Шипка (3А;5261)
65.50 лет Советским Вооруженным Силам (3А;5446)
66.Болгария Северная (3А;ок.5420)
67.Болгария(Орленок)(2Б*;5218)
68.Рыжий (2А;5448)
69.Хуш-Омадед (2А;4938)
70.Первоклассница (2А*;4768)
71.Черномор (2А;4656)
72.Осенний (1Б;4665)
73.Мраморный галстук (2Б;4652)
74.Молочный (1Б;4713)
75.Революции (3Б;6158)
76.Вертикаль (3Б;6014)
77.Паустовского (3Б(2Б);6188)
78.Омара Хайяма (2Б;6174)
79.Юбилейный (3А;6057)
80.Зимовщиков (2Б;5915)
81.Высокая стена (3А;5964)
82.Музкулак (3Б;5905)
83.Музкулак Низкий (3А*;5486)
84.Фиккера (3Б;6220)
85.60 лет Октября (3А*;5942)
86.Находка (3А;5682)
87.Находка Сев.(3А;5630)
88.Снежный барс (3Б;5611)
89.Вильнюского ГУ (3А;5730)
90.Бабеля (2Б;6126)
91.Катаева (3Б;5815)
92.Академика Сахарова (3А-3Б;ок.5750)
93.Белая акация (3А;5485)
94.Боковой (1А-1Б;ок.4900)
95.Борхац (1А;ок.4400)

Лист J-43-50

1.Приятный (2Б;5467)
2.Башурв (2Б*;5551)
3.Полосатый (3А;5545)
4.Снежный (3А;5608)
5.( ;ок.5100)
6.Каменных химер (2Б;4789)
7.Межнева (2Б;4949)
8.Хавраз(Майи Гантман)(3А;5295)
9.Шалаева Дмитрия (2Б;5298)
10.Обходной(Соблазнительный)(1Б;4695)
11.Холодный (1Б;4619)
12.( ;4902)
13.( ;4965)
14.Каиндыджилга (2А;5186)
15.(ок.1Б;4750)
16.(ок.1А;4438)
17.Чабаранг верхний(Туманный)(2А;4982)
18.Чабаранг нижний (1Б;4689)
19.Карнизный (2Б;ок.5050)
20.Лев (2А-2Б;4955)
21.Авангард (2Б;4935)
22.Тверь (2Б;5122)
23.Шестерых (2Б;5130)
24.( ;4945)
25.Киртош (2А;4888)
26.( ;4893)
27.Тузбель (1А-1Б;4670)
28.Ходжиджяйляу (1А;4730)
29.Аильутек (н/к;3795)
30.Раун (1А-1Б;4822)
31.Парадуз (н/к;3152)
32.Круговой (1А;4485)
33.Экспедиционный (1А;4595)
34.б/н (1А;4505)
35.Казанкуль (н/к;4548)
36.б/н (н/к;4618)
37.б/н (н/к;4590)

1.4. Календарный график движения на активной части маршрута

Наименование колонок в таблице:

1 - дата,
2 - N дня,
3 - длина пройденного пути [км],
4 - чистое ходовое время [ч.,мин.],
5 - набор высоты [м],
6 - абсолютные высоты [м],
7 - длина участков перильной страховки [м],
8 - участок пути, примечания.

1 2 3 4 5 6 7 8
16.07 1 5+(10) 5:00 360 3700-3340 3700-3340 0 лет.Уручбулак - устье р. Кекджар (челнок)
17.07 2 7+(14) 5:15 100 3340-3390 3340-3390 0 п.т.- устье р.Кырчинджилги (челнок)
18.07 3 4+(8) 6:00 100 3390-3440 3390-3440 0 п.т.- устье р.Яманджилга (челнок)
19.07 4 9 5:30 400 3440-3840 3510 0 п.т.- устье р.Ташджилга
20.07 5 (18) 7:25 730 3510-3840 3440-3840 3510 0 рад. выход к устью р.Яманджилга
21.07 6 5+(10) 3:40 110 3510-3565 3510-3565 0 устье р.Ташджилга - устье ручья с пика Шериф (5570), полудневка
22.07 7 8+(8) 8:10 935 3565-4500 3565 0 рад. выход на л. С.Танымас
23.07 8 (8) 4:20 935 3565-4500 0 устье ручья с пика Шериф - л. С. Та-нымас
24.07 9 4 2:50 200 4500-4700 0 п.т. плато л. С. Танымас, полудневка
25.07 10 18 7:00 110 4700-4810 4400 0 п.т.- пер.Арал (2А,4810) - устье л. Наливкина
26.07 11 11 4:40 140 4400-4060 4200 0 п.т. ГМС им. акад. Горбунова
27.07 12 6 3:20 600 4200-4800 0 п.т. цирк пер. Лонжерон
28.07 13 2 7:55 292 4800-5092 4500 4500 730 п.т. пер. Лонжерон (3Б,5092) - плато на л. РГО
29.07 14 0 0 0 4500 0 Дневка
30.07 15 9 6:25 0 4500-3100 150 плато 4500 на л.РГО - л.РГО ниже ледни-ка Красноармейский
31.07 16 11 6:20 400 3100-2500 0 п.т. ручей напротив 1. базы геологов в долине р. Абдукагор
01.08 17 11 6:00 600 2900-3500 0 п.т.- основание моренного вала при входе в долину р. Пр.Дустироз
02.08 18 12 8:00 1115 3500-4615 3653 50 п.т. пер. МВТУ (2А,4615) озеро за мореной ледника Захарченко
03.08 19 8 5:50 947 3653-4600 0 п.т.- пр. приток Язгулемского ледника
04.08 20 11 5:20 765 4600-5295 5230-5300 0 п.т.- пер. Язгулемский (2Б,5295) - л.Федченко
05.08 21 9 7:55 874 5300-6174 5720 350 п.т.- пер.Омара Хайяма (6174) + пер. Юбилейный (6057, в связке 3А) л. Грумм-Гржимайло
06.08 22 4 10:00 680 5720-5620 6300 450 п.т.- пер. Революции (3Б,6300)
07.08 23 2+(2) 8:00 754 6300-6220 6974-6220 6300 50 рад. выход на главную вершину пика Революции
08.08 24 (2)+1.5 5:00 0 6300-5540 450 пер. Революции - л. Грумм-Гржимайло
09.08 25 19 6:20 0 5540-4360 0 п.т.л.Грумм-Гржимайло напротив устья л. М.Музкулак
10.08 26 15 6:55 310 4360-3840 4150-3600 0 п.т.- пер. Луговой (4150,1А, первопрохожден.) р.Танымас - устье р. С. Танымас
11.08 27 2+(4) 3:50 900 3600-4500 0 п.т.- л.С. Танымас (полудневка)
12.08 28 12 7:10 686 4500-5186 4300   п.т.- пер.Ю.Джайляу (5150, первопрохож- дение) + пер.Джайляу (5186, в связке 1Б) р.Джайляукумсай (сразу за завалом нижнего озера)
13.08 29 15 6:00 0 4300-3850 0 п.т.- р.Беляндкиик напротив устья р. Джайляукумсай
14.08 30 10 4:25 300 3850-3750 4050 0 п.т. р.З.Караджилга (сразу за каньоном)
15.08 31 10 6:40 1050 4050-5100 0 п.т. цирк пер. Вымпелком
16.08 32 8 7:00 300 5100-5400 4840 400 п.т.- пер. Вымпелком (3А,5400, первопро-хождение) л. С.Зулумарт
17.08 33 9 4:30 0 4840-4380 0 п.т.- р. С. Зулумарт
18.08 34 14 8:25 750 4380-4300 4450-3800 4400 0 п/т озеро у правого борта л. Дзержинского
19.08 35 8 6:15 500 4400-4900 45 п/т - л.Дзержинского (сразу выше среднего ледопада)
20.08 36 7 6:30 1188 4900-6088 0 п/т - седловина пер. Раздельного
21.08 37 4+(4) 8:00 1046 6088-7134 6088 0 рад. выход на вершину пика Ленина
22.08 38 18 6:55 230 6088-6140 3950-4128 3000 100 седловина пер.Раздельного - л.Ленина - пер. Путешественников (1А,4128) - а/л Ачикташ

2. ДНЕВНИК ПОХОДА И ТЕХНИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРЕВАЛОВ

2.1. Заезд

14.07.99. В 1999 году обескровленная кризисом публика перестала летать из Москвы в Ош. Прямого самолета не было. Рейс Москва-Ош был реализован по средам в транзитном варианте через Бишкек с пересадкой на Як-40. Билет до Оша стоил 160 долларов США. Стоимость каждого килограмма багажа вне 20-ти килограммового лимита бесплатной перевозки составляла 1% от стоимости билета.

PP9Группа вылетела 14.07.99 в 16 часов 30 минут. В ночь с 14.07.99 на 15.07.99 мы приземлились в Ошском аэропорту. Там нас ожидала машина, которая перевезла нас на перевалочную базу, расположенную на Ошском стадионе. Койка с постелью стоила 1 доллар за одну ночь.)

15.07.99. Разместившись утром в чайхане в центральном парке г. Ош, мы занялись решением главных организационных вопросов, а именно, получением пропуска в погранзону, закупкой на рынке недостающих продуктов и наймом автобуса.

Пропуск в погранзону мы получили при содействии председателя Ошского областного комитета по туризму и спорту ( ул.Карла Маркса д.1 ) Шамиева Бекмата. Паспортные данные участников похода были переданы ему по факсу за 2 месяца до отъезда. Накладные расходы на получение пропуска составили 15 долларов США с каждого участника.

На центральном рынке г. Ош можно купить крупы, соль, сахар и сухофрукты. Удивляет бедный ассортимент сладостей. Мясо, рыбу, колбасу, супы и сухари группа привезла из Москвы.

Автобус арендовали на городском автовокзале у центрального рынка за 200 долларов США. За эту сумму водитель обязался доставить нас до летовки Уручбулак по дороге на Кудару. При найме необходимо убедиться в наличии у водителя пропуска в погранзону. К 18-ти часам мы закончили все дела и в 20 ч. покинули г.Ош.

16.07.99. В 3 часа ночи машину остановили на таможенном посту перед перевалом Кызыларт. Досмотр обещали провести на рассвете. В 7 утра мы начали подъем к перевалу. На перевале Кызыларт остановились сфотографироваться. Всем было не по себе от высоты и от бессонной ночи. За перевалом стояла бочка, в которой размещалась Бадахшанская таможня. Бадахшанцы встретили нас весьма приветливо. Во время беседы за чаем они мягко подготовили нас к необходимости заплатить налог за эксплуатацию автодорог Горного Бадахшана. С киргизского автобуса при наличии в нем более 20-ти мест полагалось заплатить 50 долларов США. Если бы мест было меньше, то мы могли бы ограничиться налогом в 25 долларов. На руки нам была выдана квитанция с печатью государственной таможенной службы Таджикистана. Эта бумага была весьма полезна, так как по существу утверждала, что мы находимся на территории Бадахшана с разрешения его властей.

На каракульской заставе около часа улаживали проблему отсутствия пропуска в погранзону у наших водителей. Их прописка в Чон-Алайском районе Ошской области не служила основанием для въезда в зону пограничного контроля другого государства. Удивительно, что наши пропуска, выданные начальником ОПВР УВД Ошской области, пограничников вполне удовлетворили.

Наконец, автобус пропустили и, похоже, что только из уважения к альпинистам из Москвы (для простоты мы представлялись участниками альпинистской экспедиции, не объяснять же пограничникам, что такое спортивный туризм). Кстати, командир наряда был бадахшанцем.

В 20-ти километрах от поселка Каракуль мы повернули направо и поехали по грунтовой дороге, ведущей на Кудару. В пяти километрах за бродом через небольшую речку нас остановил, каким то чудом сконденсировавшийся из пустыни, пограничный наряд с автоматами и в масках. Проверка документов заняла не более 5-ти минут.

В зеленой пойме реки Кокуйбель мы миновали кош, в котором стоял УАЗик. Долина здесь весьма узкая, дорога петляет по склону над рекой точно в ущелье. Затем долина расширяется. Около столбика с указателем Акташ дорога поворачивает на запад, отходит от реки и снова попадает в безжизненную пустыню. Через 10 километров мы въехали в горную долину и незаметно миновали перевал Аильутек (3795). Справа к дороге спустилась река Шуралысу. Река уходила в глубокий каньон, а дорога продолжала подниматься по ее левому борту. Нам предстояло забраться на перевал, так здесь называют наивысшую точку дороги, возвышающуюся над рекою примерно на 400 метров. За перевалом начинается крутой и опасный серпантин, см. ф.12.

День заезда выдался очень тяжелым. Конечно, пребывание на высоте от 4000 до 4500 метров полностью выбивало из нормального состояния, но это не самое главное. Водители довезли нас только до ручья перед перевалом, и с 16 часов до 21 часа мы выдержали чудовищно изнурительный челнок к реке Танымас в урочище Топтал. Воды не было, высота 3700 метров, груз тяжелейший, башка трещит, сердце не качает. С ума сойти можно! Хорошо, что помогли два брата бадахшанца. Они навьючивали своего единственного ишака и носили сами. Если бы не они, то нам пришлось бы работать до полуночи. Палатки ставили в темноте на плоском левом берегу вырывающейся из каньона реки Кекджар. По существу, мы выполнили по объему программу целого дня, поэтому 16.07.99 можно считать первым днем пути.

2.2. Долина реки Танымас

17.07.99, 2-й день. Утром мы осмотрели место стоянки. Обещанной в отчетах тополиной рощи мы не обнаружили. Зато здесь много симпатичных березок и ивовых кустиков. Встречаются облепиха и цветущий шиповник.

Сразу отметим, что река Танымас ниже ледника Грумм-Гржимайло не преодолима вброд. Поэтому мы следовали только по ее левому берегу. С половины десятого до половины одиннадцатого мы перенесли челноком вброд через реку Кекджар весь свой груз. Мы опасались, что после обеда брод станет трудным. Меньшую часть груза мы оставили вместе с дежурным в березовой роще, а большую взяли с собой. Сразу за Кекджаром брод через мелкую речку Южный Янгидаван.

До Кырчинджилги (следующего левого притока реки Танымас) три неполных перехода по хорошей тропе. По пути вспугнули двух зайцев и встретили стадо быков. В 10 минутах ходьбы до Кырчинджилги имеются облепиховые заросли и рядом - протока с чистой водой. Здесь мы установили палатки. Предупреждаем, что пригодная для питья вода отсутствует на всем участке пути от сравнительно чистого Янгидавана до облепиховой рощи, если не считать ручья в 30-ти минутах ходьбы до установленного нами лагеря. Однако и этот ручей хорош только в первой половине дня. В 14 часов 15 минут мы вышли из лагеря вниз за второй частью груза. Обратный путь налегке длился 1 час 15 минут. В березовой роще мы пообедали и отдохнули. Затем снова 2 часа до лагеря. Вечером все были изрядно утомлены. Спали плохо, некоторые просили димедрол.

18.07.99, 3-й день, начало пешеходных трудностей. От лагеря в облепиховых зарослях до реки Яманджилги три перехода. Вышли в 8 часов 15 минут. Через 10 минут брод через Кырчинджилгу, которая разливается перед впадением в Танымас на несколько мелких, преодолимых по камням, рукавов. Еще через 30 минут дошли до ручья на широченном конусе выноса. Здесь повстречали еще одно стадо быков. К концу второго перехода подошли к короткому прижиму, который образован маловодной протокой. Прижим прошли по воде. Далее хорошая натоптанная быками тропа исчезает, и начинается серия из трех прижимов, образованных основным руслом реки Танымас.

Первый прижим обходится на высоте около 30-ти метров. Подъем производится по высохшему руслу ручья. Последующий траверс 70-100 метрового осыпного склона приводит к глубокому оврагу, в который приходится спускаться по крутой и мелкой осыпи. За оврагом второй прижим, который также обходится на высоте около 30-ти метров. Подъем начинается с преодоления полутораметровой скальной стенки и продолжается по осыпному склону. Далее снова 70-100 метровый траверс по осыпям и спуск во второй овраг. Обход третьего 200 метрового прижима осуществляется на высоте около 15-ти метров и частично проходит по сохранившимся отрезкам древней тропы. Сразу за третьим прижимом спуск к устьевому конусу реки Яманджилги. Река показалась нам серьезной. Поэтому мы организовали лагерь на ее левом берегу, откладывая, тем самым, брод на утро следующего дня.

Спуск налегке к старому лагерю в облепиховых зарослях занял 1 час 40 минут. В лагере мы встретили группу Евгения Лапшина. Не имея авиабилетов из Бишкека в Ош, они воспользовались автотранспортом, в результате отстали от нас на пол дня. Им было очень тяжело, так как они выбрали тактику медленного, но поступательного продвижения со всем своим огромным, рассчитанным на 30-ти дневную автономию, грузом. Тем не менее, их средняя скорость была выше, и через день или два они нас непременно обгонят. Мы не могли перенять их способ передвижения, так как каждый из нас нес на 10 килограммов больше. Ведь наши ресурсы были рассчитаны на 40 дней.

После обеда за два 65-ти минутных перехода мы поднялись к устью Яманджилги. Вот уже второй день каждое утро и каждый вечер мы развлекаемся, измеряя друг другу кровяное давление. Результаты просто поразительны. Например, в этот вечер были сняты следующие показания.

1. Лебедев 150-70
2. Габуния 111-75
3. Львов 158-35
4. Люлин 134-83
5. Максимович 151-65
6. Малахов 172-97
7. Нистратов 161-80
8. Рыкалов 103-36
9. Серов 132-36

Обратите внимание на нижнее давление участников N 3, 8 и 9. Наш врач, заведующий отделением одной из московских клиник, только смеялся и разводил руками. В Москве с таким давлением путь один - на скорую помощь и в реанимацию! Между прочим, участники 3 и 8 прошли весь маршрут и побывали на обеих вершинах.

19.07.99, 4-й день, апогей пешеходных трудностей. Вышли в 8 часов 25 минут. За полчаса переправили челноком весь груз в брод через Яманджилгу, см. ф.15. Еще через 30 минут подошли к чистому ручью в изумительных зеленых берегах (прекрасное место для стоянки). Сразу за ручьем начинается грандиозный обход главного прижима в долине реки Танымас, см. ф. 16.

Подъем начинается по глиняному или конгломератному ребру, которое ограничивает с запада долину ручья, см. ф.17. Внизу ребро острое, а на высоте около ста метров удобно сойти с ребра в ложбину (слева по ходу) и уже по ней продолжить подъем. Здесь мы вспугнули выводок уларов. Сразу отметим, что реальный дневной план на этот день должен включать лишь радиальный выход с заброской до реки Таштджилги, так как трижды пройти этот отрезок пути за один день, наверное, никому не под силу. Мы не осознавали этого. Более того, мы не поверили автору описания обхода [7] в необходимости 400 метрового набора высоты. Мы набрали около 250 метров и начали траверс травянистых склонов. Это привело к тому, что мы пошли по очень трудному пути, заблудились и, в результате, потеряли пол дня. Ночевали на берегу Ташджилги.

20.07.99, 5-й день. Вышли в 7 часов 45 минут. Налегке за три с половиной часа вернулись к снаряжению, оставленному на правом берегу Яманджилги. За 20 минут снова поднялись к ручью (перед подъемом на ребро) и остановились на обед.

Поднимаясь по ребру, не спешите уходить на траверс травянистых склонов. Глубочайшие овраги неизбежно заставят вас набрать необходимую высоту. Поэтому лучше сделать это сразу. Тем самым, вы обеспечите себе легкий проход через большинство из этих оврагов. Ориентиром, указывающим на то, что вы набрали достаточную высоту (около 400 метров), служит тонкая (высотой около метра) полоска скальных выходов на травянистом склоне. В 70-100 метрах ниже этой полоски склон слегка выполаживается, образуя еле заметную террасу. По ней и следует уходить на траверс травянистых склонов. Подъем до этой террасы длится около полутора часов. Последующий траверс длится не менее часа.

На противоположном правом берегу реки Танымас хорошо виден огромный конус выноса, по которому удобно ориентироваться, исчисляя длину пройденного на траверсе пути. Напротив середины этого конуса, по нашему берегу спускается первый из глобальных (рассекающих весь склон) оврагов. Именно в этом овраге мы заблудились в предыдущий день. Спуск по нему до реки очень опасен и без страховки не возможен. На 400-метровой высоте этот овраг преодолевается сравнительно легко. Миновав еще четверть конуса выноса, мы подошли к краю второго глобального оврага. Этот овраг еще глубже. Ниже чем на 400-метровой высоте в него не войти. По мелкой осыпи спустились на дно, по которому протекает чистый ручей. Очень быстро овраг превращается в узкий каньон с отвесными скальными стенами. Каньон легко проходим, спокойный спуск вдоль ручья до реки занимает около 45-ти минут. Еще 35 минут шли по широкому берегу Танымаса до лагеря в устье реки Ташджилги.

21.07.99, 6-й день. Ночью у Люлина Саши начался кашель. Вышли в 8 часов 20 минут. За два 40-минутных перехода по широкому плоскому берегу р. Танымас подошли к чистому и полноводному ручью в километре до устья реки С.Танымас. Берега ручья заросли травой. Место было настолько привлекательным, а перспективы найти чистую воду в ущелье р. С.Танымас настолько неопределенными, что мы решили прекратить дальнейшее движение и поставить палатки, см. ф. 18 и 19. Люлина оставили готовить обед. Обратный путь занял около часа. К обеду вернулись в лагерь. У Люлина температура - 37.8. Полудневка.

2.3. Перевал Арал (4810,2А)

Пер.Арал расположен между хребтами Арал и Танымас и соединяет ледник С. Танымас на востоке с ледником Наливкина (приток ледника Федченко) на западе. В перечне классифицированных перевалов [8] Арал значится как перевал 1Б к.с. высотой 4685 м. Однако на топографических картах указана иная высота 4810 м, которая согласуется с нашими измерениями, проведенными с помощью датчика GPS. Мы считаем также, что категория сложности этого перевала в перечне занижена, аргументация в пользу этого приводится в конце описания 23.07.99. Перевал односторонний: основная сложность ледопад ледника С. Танымас. Спуск на ледник Федченко производится по очень пологому и спокойному леднику Наливкина. Описание дается от устья реки С. Танымас до устья ледника Наливкина.

22.07.99, 7-й день. Радиальный выход с заброской на ледник С.Танымас. Выход в 8 часов 45 минут. Люлин остался лечиться в лагере. Описание наилучшего пути подъема мы приурочим к следующему дню. А пока отметим, что заброска была оставлена за ледопадом на высоте около 4500. Спуск к лагерю занял 3 часа 10 минут. Люлин продолжал кашлять, температура 37.2. Вечером мы получили следующие неутешительные для него показания.

1. Лебедев 151-57
2. Габуния 135-68
3. Львов 122-62
4. Люлин 137-75
5. Максимович 135-84
6. Малахов 144-72
7. Нистратов 130-59
8. Рыкалов 109-64

23.07.99, 8-й день. За один час 10 минут по левому берегу реки С.Танымас поднялись к языку ледника. Описанного в [9] сложного прижима мы не обнаружили. По-видимому, в период с 1973 года на леднике были подвижки, существенно изменившие правый борт ущелья реки С.Танымас. Выход на ледник прост и производится по средней осыпи. В центре ледник сильно протаял. В образовавшийся котлован по скользким ледовым стенам слетают камни. Проще всего идти вдоль левого борта ледника, см. ф. 21. Здесь образованные селями плоские площадки чередуются со спускающимися от кромки скал моренными валами. Скалы борта рассечены кулуарами, по которым гремят камнепады. Напротив таких кулуаров навалено много камней со свежими сколами. В таких местах следует быть предельно осторожными. Мы пересекали их по одному у самой кромки перегиба в котлован ледника. В случае обстрела здесь можно выскочить за перегиб и укрыться за большим валуном. Камнепады идут каждый час и продолжаются по 5-10 минут. К концу второго 50-минутного перехода мы миновали первый левый приток, стекающий с ледника северных склонов пика Шериф.

К этому моменту стало ясно, что с каждой сотней метров Люлину становится все хуже и хуже. Горы не пустили его в этом сезоне. Инфекционный процесс в бронхах можно вылечить только внизу, а для этого не достаточно спуска в долину Танымаса на высоту 3500 метров. К сожалению, необходимо покинуть памирские горы. В результате длительного совещания сопровождать Люлина вызвался Алексей Серов. Мы поделили снаряжение, распрощались с ребятами и в мрачном настроении продолжили свой путь.

Через 15 минут мы спустились в котлован, пересекли ручей и поднялись на начинающуюся здесь полоску свободного от камней белого льда, см. ф. 20. В течение следующего часа мы подошли к основанию ледопада, см. ф. 23. Правее левой (по ходу) заваленной камнями полосы имеется дорожка чистого льда без сложных трещин и сераков. По этой дорожке за 50 минут поднялись к основанию лестницы характерного ледопада с серией широких поперечных разломов, спускающегося со склонов хребта Арал. Перед лестницей повернули направо, пересекли цепь кальгаспоров и следующей за ней котлован и к концу короткого 25-минутного перехода поднялись на относительно спокойный ледник правее (по ходу) нагромождения высоких сераков. Здесь на зачехленном камнями островке мы оставили заброску. Здесь же и встали на ночлег.

Даже на самом легком пути, найденном нами при повторном прохождении ледопада, были многочисленные прыжки через метровые разломы. Этот путь можно было бы классифицировать как 1Б*. Однако, необходимо учесть, что с вероятностью близкой к единице идущая перевал группа не найдет оптимальный путь и заработает в ледопаде полноценную двойку А (если не двойку Б). Так случилось с нами при первом прохождении ледопада. Так случилось с группой Евгения Лапшина. Поэтому мы считаем, что, в целом, сложность ледопада ледника С.Танымас (с учетом сложности поиска оптимального пути) соответствует 2А к.с.

24.07.99, 9-й день. Утром за два часа отнесли и закопали заброску на осыпном склоне левого борта ледника С.Танымас. Заброску прятали фундаментально - на 20 дней. В 10 часов 35 минут выход на маршрут. За первый 55-ти минутный переход преодолели сеть поперечных трещин и поднялись на плато ледника С.Танымас. За следующие 55-ти минутный и часовой переходы миновали справа (по ходу) ледник перевала Риги, см. ф. 26, и встали на обед. Снег сильно раскис, дальнейшее продвижение в этот день стало не эффективным. Полудневка.

25.07.99, 10-й день. Вышли рано в 7 часов 45 минут, чтобы максимально использовать образовавшийся за ночь наст. Шли по широкому пологому закрытому леднику. Трещин мало, и они почти все были плотно забиты снегом. За перевалом Арал наст начал проваливаться. Часть участников перешла к волоку рюкзаков на полиэтилене. К концу пятого часового перехода мы миновали зону рыхлого снега, поравнялись с устьем ледника, стекающего с перевала Наливкина, и встали на обед. После обеда за два часовых перехода спустились к устью ледника Наливкина и встали лагерем на морене ближе к его правому борту, см. ф.28 и 29.

2.4. Ледник Федченко и ГМС

26.07.99, 11-й день. Вышли в 7 часов 40 минут. Полоса морены, на которой мы ночевали, плавно поворачивала направо и тянулась далее по леднику Федченко. Спустя 20 минут мы надели страховочные системы, пересекли прилегающую слева свободную от камней полосу и поднялись на серединную морену ледника Федченко. Следующие два перехода шли по ее правому заснеженному склону. Здесь трещины смыкались, да и камней было меньше. В конце второго перехода подошли к перегибу ледника, за которым начинался ледопад. Этот ледопад был особенно сложным правее центральной морены, см. ф. 32, поэтому мы повернули налево и, миновав сеть опасных трещин, вышли к центру левой половины ледника. К концу часового перехода подошли к краю котловины, в которую спускаются ледники Комакадемии и Кашалаяк. За котловиной на полке левого борта ледника Федченко виднелось здание гидрометеорологической станции (ГМС) имени академика Горбунова. Чтобы пересечь котловину и подняться к ГМС потребовалось еще около полутора часов. Там мы пообедали, там же и остались ночевать.

Уникальное здание ГМС сделано в виде дюралевой полубочки с двойными стенами, см. ф. 33 и 35. Между стенами метровый зазор. Мы постучали, в надежде застать ее обитаемой, а потом без труда открыли дверь. Все в доме свидетельствовало о срочной и неожиданной эвакуации. Питание в сети не было отключено от аккумуляторной батареи. Оставлен журнал с записями метеорологических данных. Журнал был разлинован на 1996-й год, однако последние заполненные строчки относились к декабрю 1995-го. Рядом с радиостанцией лежала телефонограмма, в которой говорилось о последнем вертолете на Хорог. По-видимому, зимовщик в одиночестве проживал последние не обновляемые ресурсы. На столе валялся почти пустой мешок мумифицированной картошки, всюду в доме висели гирлянды лампочек от карманного фонаря, свидетельствующие, что дизель давно не работал, и единственным источником электроэнергии служила стоящая в сарае аккумуляторная батарея. Кстати, она до сих пор давала хороший ток, и мы воспользовались этим для подзарядки аккумулятора спутникового телефона.

В шкафу стояла прекрасно подобранная библиотека. Здесь были книги по культуре народов востока, по истории средней Азии, художественная литература, восточная поэзия и, конечно же, книги о путешественниках. На некоторых экземплярах стояли автографы известных исследователей Памира.

С грустью и тоскою взирали мы на ГМС - этот символ разрушенной империи. Конечно, обремененный гражданской войною Таджикистан не в состоянии финансировать дальнейшее продолжение работ. И все же хочется верить, что станция возродиться вновь. Мы ходили по ее комнатам с предчувствием, что вот-вот увидим нечто очень важное и проливающее свет на мучившие нас вопросы. Напрасная надежда. Ведь главный вопрос, почему умерла эта станция, на уровне рационального восприятия был прост как смерть родного человека.

Мы поужинали за столиком у крыльца и переночевали в кают-компании. Утром мы тщательно закрыли дверь.

2.5. Перевал Лонжерон (5092,3Б)

Пер. Лонжерон расположен в хребте Академии наук между пиком Камакадемии 6419 на севере и вершиной 5355 на юге и соединяет ледник Комакадемии на востоке с ледником Русского географического общества (РГО) на западе. Перевал односторонний, все основные препятствия сосредоточены на западной стороне в бассейне ледника РГО. В связке с перевалом РГО имеет сложность 3А. При сквозном прохождении перевалы Лонжерон и РГО приобретают сложность 3Б. Описание дается от ГМС до истоков реки Ванч.

27.07.99, 12-й день, день рождения руководителя. Вышли в 7 часов 45 минут. За 20 минут поднялись на заснеженную полку под скалами на повороте к леднику Комакадемии, см. ф. 32. Ниже полки сложный ледопад. На полке связались и вышли на пологий закрытый ледник с многочисленными опасными трещинами. За два 40-минутных перехода поднялись к ледопаду ледника Комакадемии и вошли в него. Шел снег. Ледопад шли по центру. Идется легко, без кошек. Видимость практически нулевая. Во избежание недопустимой близости к лавиноопасным склонам на 10-й минуте следующего перехода пришлось остановиться и поставить палатки, чтобы переждать снежный заряд. Вышли через два часа, прошли еще один переход, приблизились к правому борту ледника и снова поставили палатки. Обед. К вечеру погода улучшилась. Успели пройти еще один переход и встали в самом начале плато перевального цирка, см. ф. 32 и 38.

28.07.99, 13-й день, ясное утро. Вышли в 7 часов 30 минут. За два получасовых перехода подошли к основанию перевального взлета. Надели кошки и за полчаса поднялись на полку перед бергшрундом. Бергшрунд оказался сложным, он имел 3-5 метровую отвесную снежную стенку. До льда докопаться было невозможно. Над бергшрундом возвышалась короткая (20-ти метровая), но очень крутая (60-ти градусная) заснеженная стена. Первый прошел с лопатой и ледорубом. Организовал перила. Рюкзаки вытянули отдельно. На преодоление бергшрунда и взлета над ним потребовалось около полутора часов. В 11 часов все были на перевале.

Перевалом Лонжерон является самая левая на ф. 38 седловина. Гребень на седловине очень узкий. При необходимости поставить палатки следует пройти по снежному гребню около 50-ти метров в сторону пика Комакадемии и взойти на маленькую вершинку, ограничивающую с севера седловину перевала. На вершине имеется широкая площадка для нескольких палаток.

Спуск с перевала на ледник РГО начинается с узкого снежно ледового кулуара (50 градусов, 200 метров). В этом сезоне в кулуаре лежал глубокий снег, до льда докопаться было невозможно. Первую веревку перил повесили на снежном якоре - капроновом парашюте. Вторую веревку закрепили на скальном острове, где висела старая петля из 10-ти миллиметровой веревки. Третью и четвертую веревки пришлось повесить на крючьевых базах, организованных в скалах правого борта кулуара.

Ниже кулуара 500-метровый 45-градусный снежный склон, подрезанный очень опасным глубоким бергшрундом с несколькими параллельными разрывами, см. ф. 40. Склон проходили с перильной страховкой через ледоруб (10 веревок), последний спускался на три такта с нижней страховкой. Очень спешили, так как на противоположных с раннего утра освещенных склонах правого борта ледника РГО начался сход лавин. Поэтому, начиная с верхней трети склона, мы спускались двумя параллельными группами: отдельно связка тройка и отдельно пара двоек. И все равно на плато оказались только в 16 часов. К этому времени в желобе в центральной части пройденного склона уже непрерывно тек снежный ручеек.

Во время обеда и послеобеденного отдыха мы собственными глазами увидели демонстрацию нашей будущей гибели. Две огромных лавины с перерывом в два часа перекрыли от борта до борта ледопад, ведущий от нашего плато к взлету перевала РГО. Первая лавина сошла со стены пика Комакеадемии, а вторая лавина с противоположной стороны с пика Вооруженных сил. Лавины шли до позднего вечера. Лавины шли весь следующий день.

29.07.99, 14-й день, дневка. Быстро наступила жара. Весь день грохотали лавины. О переходе через перевал РГО нечего было и думать. В течение двух недель перед нашим отъездом в Ош телевидение передавало о непрекращающихся ливневых дождях в Таджикистане и о вызванных ими селях, унесших десятки человеческих жизней. Две недели в памирских горах не прекращался обильный снегопад. Мы привезли с собою хорошую погоду. В первые дни похода стояла солнечная, но прохладная погода, сохранившая на горных склонах значительное количество снега. Теперь этот снег начал сходить. Во всех просмотренных мною описаниях перевала РГО [3,4,5] отмечается лавиноопасность его северного склона. И это в обычных условиях!

На следующее утро планировалась эвакуация. Рассматривались два варианта: возвращение через перевал Лонжерон и спуск по ледопаду на спокойную часть ледника РГО.

30.07.99, 15-й день, день рождение Зураба Габуния. Ночь была очень теплой, поэтому снежного наста утром не было. Горы окутал туман. Как потом выяснилось, пришел афганец теплый и влажный юго-западный ветер с Индийского океана. Глубокий снег на склоне перевала Лонжерон препятствовал организации надежной ледобурной страховки. Мы рисковали быть сметенными выскочившей из тумана лавиной. Поэтому возвращение через перевал Лонжерон в это утро стало смертельно опасным. Оставался один выход вниз по ледопаду.

Выход в 8 часов 20 минут. Вошли в ледопад около его левого борта. Многочисленные 2-5 метровые разломы со снежными мостами проходили с попеременной страховкой. Иногда попадались короткие (2-4 метра) стенки крутизной до 55 градусов. При движении старались максимально использовать лавинные конусы. Перед выходом на большой лавинный конус, см. ф. 42, преодолели две стены крутизной около 50 градусов, в общей сложности провесив 50 метров перил. За лавинным конусом к концу второго перехода поднялись по снежному склону крутизной 35 градусов и протяженностью 80 метров на седловину в отроге пика 5355. Этот отрог простирается в юго-западном направлении и поджимает ледник РГО, образуя особенно крутой и, наверное, непроходимый участок ледопада, см. ф. 45 и 46. За седловиной последовал 40-минутный траверс со спуском по снежному склону крутизной 35 градусов и протяженностью около 250 метров до скального утеса, разделяющего пару спускающихся на ледник кулуаров. На траверсе шли одновременно, вырубая ступени при преодолении крутых стенок лавинных желобов. Первый (верхний) кулуар на всем своем протяжении заснежен и спокойно выводит на ледник. Второй (нижний) кулуар содержит отвесные скальные сбросы. Спуск по первому кулуару (30-35 градусов, 600 метров) до рандклюфта занял 50 минут. Перед рандклюфтом, повернули налево и прошли около 50-ти метров по скальным полкам до относительно простого выхода на ледник. Обед.

Для спуска со скальной полки на простой и пологий ледник пришлось провесить 2 веревки перил, см. ф. 43 и 44, которые обеспечили страховку на нескольких коротких, но сложных и опасных участках, а именно, на отвесной 2-х метровой скальной стене, на остром 5-ти метровом ледовом гребешке, на 15-метровой 55-ти градусной ледовой стене, на 5-ти метровом траверсе при обходе серака и снова на 15-ти метровой ледовой стене. Прохождение этого участка заняло 1 час 5 минут.

Далее шли без связок по открытому леднику. Миновав слева ледопады перевала Кашалаяк, см. ф. 47, мы повернули направо и вошли в основной створ ледника РГО ближе к его левому борту. Для спуска по леднику выбирали свободные от камней белые ледовые полосы. Когда полоса становилась неудобной для передвижения, мы перелезали через морену на соседнюю полосу. За 2 часа 20 минут чистого ходового времени мы миновали устье Красноармейского ледника, прошли еще около 2-х километров и заночевали на леднике РГО в ста метрах от его левого борта. Вечером и ночью шел дождь.

31.07.99, 16-й день. Утром пасмурно. Вышли очень рано в 6 часов 45 минут, так как боялись, что к обеду начнется дождь. Сначала спускались по белой полосе. Напротив ущелья с Комсомольским ледником свободные от камней полосы заканчиваются. Начиная с этого места, поверхность ледника РГО представляет собой нагромождение покрытых камнями ледовых валов. Мы не смогли придумать ничего лучшего, чем сойти в левый карман ледника. Удобной для прохождения морены у левого борта нет. Высокая древняя морена разбита на фрагменты оврагами и скальными контрфорсами и не пригодна для быстрого передвижения вдоль ледника. Карман между склоном и ледником очень узкий и завален камнями. Идти неудобно, но лучшего пути нет. Периодически попадающиеся на пути лавинные конусы воспринимаются как подарки. Иногда карман упирается в скалу, за которой следует сброс. В таких местах приходилось высоко подниматься по склону высокой древней морены и переваливать в ее живописные заросшие цветами карманы, см. ф. 48. Путь по зеленке был не долгим, через 100 200 метров мы упирались в овраг или скалы и снова спускались в узкий нижний карман. В описанном стиле мы спустились вдоль ледника РГО до плоской поймы реки Ванч. От ночевки - 3 часа 35 минут чистого ходового времени. Обед.

2.6. Долина реки Дустироз

От языка ледника РГО до моста через Абдукагор 30 минут пути. За мостом по левому берегу Абдукагора плавно поднимается старая тракторная дорога, ведущая в долину реки Дустироз. В конце второго 55-минутного перехода после моста дорога размыта ручьем на участке длиною около 25 метров, см. ф. 49. Пришлось вырубать ступени ледорубом. На преодоление препятствия ушло около 25-ти минут. Через сотню метров за поворотом дороги протекает чистый ручей. У ручья решили остановиться на ночлег. Палатки поставили прямо на излучине поворота: тут и склон безопаснее, и дорога пошире, см. ф.50.

Далеко внизу в трехстах метрах ревел Абдукагор. Прямо напротив, на другой стороне реки стояли заброшенные домики поселка геологов. Чуть дальше по долине Абдукагора виднелся язык ледника Медвежьего. Подвижки давно не было, см. ф. 52, 53 и 54. В конце ужина нас посетила медведица с двумя медвежатами, см. ф. 51.

01.08.99, 17-й день. Вышли в 8 часов 10 минут. Через 25 минут завернули в ущелье реки Дустироз и к концу 50-ти минутного перехода подошли к водопаду, см. ф. 55. По пути неоднократно встречали медвежий помет, перевернутые камни, а иногда и разрытую почву. По-видимому, медведи искали под камнями насекомых и откапывали сладкие корешки. Перед водопадом дорога обвалилась. На преодоление с рубкой ступеней 100-метрового участка жесткого конгломератного склона потребовалось 50 минут, см. ф. 56. Перед устьем правого притока р.Дустироз Джангальдары дорога поворачивает налево, переходит Дустироз вброд и возвращается по его правому берегу. Мы покинули дорогу, перешли вброд Джингальдару и по левому берегу реки Дустироз поднялись в живописную березовую рощу, см. ф. 57, 58 и 59. Через рощу протекает полноводный и чистый ручей. От водопада до ручья 1 час 10 минут пути. Здесь идеальное место для лагеря. Чтобы постоять в таком красивом месте мы остановились на обед, хотя для обеда было слишком рано.

После обеда около получаса шли по краю террасы левого берега реки Дустироз, см. ф. 60. В конце террасы спустились к воде и вошли в осыпной каньон. В каньоне по первому снежному мосту перешли на правый берег. Далее шли по камням вдоль воды. Короткие прижимы облезали по конгломератным склонам, поднимаясь над рекой не более чем на три метра. На прохождение каньона потребовался один час. За следующий 55-ти минутный переход по террасам правого берега подошли к лужайке над слиянием Левого и Правого Дустироза. По лужайке протекает чистый ручей, водопадом срывающийся со скалы правого борта долины, см. ф. 61.

За лужайкой за 20 минут подошли к снежному мосту через Правый Дустироз. По мосту перешли на его левый берег и к концу 45-минутного перехода траверсом осыпного склона поднялись к живописной группе родников, см. ф.62, 63 и 64. Здесь на заросшей луком и геранью поляне встали на ночлег.

2.7. Перевал МВТУ (4615,2А)

Перевал МВТУ расположен в Ванчском хребте западнее пика Соколова 4808, ориентирован с севера на юг и соединяет ледники Правый Дустироз и Язгулемский. Перевал МВТУ является самым простым и безопасным перевалом между упомянутыми ледниками. Описание перевала дается от поляны родников в нижней части долины реки Правый Дустироз до озера 3653 в кармане правой морены ледника Захарченко.

02.08.99, 18-й день. Вышли в 7 часов 40 минут. Сразу за поляной родников в долину Правого Дустироза сползает ледник с огромным моренным валом, см. ф. 62. Проход вдоль реки очень труден. Поэтому целесообразно воспользоваться археологическим феноменом - древней тропой, которая серпантином взбирается на моренный вал. Поражает фундаментальность тропы. Шаг серпантина весьма мал, откуда можно предположить, что тропа когда-то использовалась для вьючного транспорта. Наверное, она вела на перевал МВТУ, который связывал жителей долины Ванча с верховьями Язгулема.

За один час 5 минут мы поднялись на моренный вал, пересекли ледник и, потеряв около 30 метров, спустились на сковородку плоскую пойму реки, покрытую галькой и песком, см. ф. 65. Далее шли вдоль реки до высокой черной морены, которая спускается со склона Ванчского хребта. Подъем на ледник начинается по правому склону этой морены. Поднявшись над долиной на 250-300 метров, мы траверсом влево вышли на ледник. От привала на сковородке у подножия моренного вала до ледника шли 1 час 30 минут. Далее шли по пологому леднику между характерной черной двугорбой скалой слева по ходу и черным моренным валом справа. К сожалению, кадр, иллюстрирующий этот участок пути, оказался испорчен, поэтому мы отсылаем читателя к фото 22 из отчета [6]. Выше моренного вала начинается ледопад, который легко обходится слева по ходу, см. ф. 67. Над ледопадом имеется плато, ограниченное с юга стеною Ванчского хребта. Перевалом МВТУ является самая низкая седловина в этой стене, см. ф. 69. От выхода на ледник до подножия перевального взлета 1 час 50 минут. Перед взлетом на перевал встали на обед.

С 1991 года снежно ледовая обстановка на перевале сильно изменилась. Сравните ф. 24 из [6] , ф. 7 из [10] и ф. 69 из настоящего отчета. Сейчас в районе седловины образовались крутые ледовые сбросы, вплотную примыкающие к очень сложному карнизу. Поэтому для выхода на перевал приходится совершать весьма длинный 50-ти минутный обход, включающий подъем по 120-метровому 40-градусному снежному склону на ледовую полку, косой траверс (с подъемом) на гребень Ванчского хребта (50 метров перил) и спуск по простому широкому заснеженному гребню на седловину перевала, см. ф. 69.

Спуск с перевала на маленькое снежное плато в южном цирке осуществляется по 350-метровому 40-градусному снежному склону с безопасным выкатом в его нижней части, см. ф. 71. Снег был вязким, лавиноопасность отсутствовала. Со склона скатились на задней точке за 10 минут. Подчеркнем, что в утренние часы на жестком снегу здесь необходима страховка, см. [6]. Нижний край плато завален крупной осыпью и ограничен слева и справа осыпными кулуарами. Мы вошли в левый кулуар и, спустившись по мелкой и средней осыпи на 150200 метров, траверсом влево перешли в соседний заснеженный до самого низу кулуар крутизной 25-30 градусов. Путь от плато южного цирка до морены правого борта Язгулемского ледника длился около 50-ти минут.

Морена круто обрывается к леднику, пришлось пройти вдоль нее на восток около двух сотен метров, пока не наткнулись на сухое русло размывшего морену ручья. По руслу спустились к леднику (20 минут от кулуара). Ледник чистый, практически без камней, легко пересекается за один переход, некоторую трудность представляют только выход и сход с ледника, где все же удалось обойтись без веревок и кошек. На противоположной стороне поднялись на высокую заросшую травою морену между ледниками Язгулемский и Захарченко, см. ф. 70, и к концу 40-минутного перехода по гребню этой морены спустились к живописному озеру 3653, см. ф. 72, 73 и 74. На зеленом и пологом западном берегу озера встали на ночлег, см. ф. 75.

2.8. Перевал Язгулемский (5295,2Б)

Язгулемский перевал расположен в хребте Академии наук к северу от пика Парижской коммуны, ориентирован с запада на восток и соединяет ледники Язгулемский и Федченко. Перевал слабо выражен, по сути, это огромное плато на переметном леднике. Спуск на ледник Федченко отсутствует. Все сложные участки сконцентрированы на обходе ледопада Язгулемского ледника. Описание перевала дается от озера 3653 в кармане морены ледника Захарченко до ночевки на леднике Федченко под южными склонами пика Гидростроителей 5818.

03.08.99, 19-й день. Погода начинает устанавливаться. Вышли в 8 часов 10 минут. Обошли озеро по южному берегу и поднялись на гребень левой морены Язгулемского ледника. К концу второго 40-минутного перехода дошли до конца морены и оказались вблизи зоны обвалов со стены пика Рокзоу 6251. Дальше идти вдоль борта было опасно. Перешли на открытый свободный от камней ледник и начали подъем по его центру. Через полтора часа поднялись на плато перед ледопадом Язгулемского ледника, см. ф. 76. Отсюда видно начало пути подъема на перевал. Перед крутым ледопадом правого притока Язгулемского ледника следует подняться по коричневой осыпи на 400 метров и пересечь этот приток в его спокойной средней части. Затем выйти на заснеженную ледовую полку, расположенную за острым нунотаком. Далее следует плавно подниматься вдоль заваленного лавинами правого кармана Язгулемского ледника.

За полчаса подошли к правому борту Язгулемского ледника напротив языка его отступившего правого притока. Следующие полчаса преодолевали зону разломов, преграждающую выход в карман. И еще полчаса шли по лавинным конусам в кармане Язгулемского ледника к началу подъема по осыпи. Обед.

После обеда за два перехода по осыпному склону крутизной 35 градусов поднялись на маленькое плато правого притока Язгулемского ледника и встали на ночлег, см. ф. 78.

04.08.99, 20-й день. Ясное утро. Вышли в 7 часов 50 минут. За два 50-минутных перехода по заснеженной ледовой полке у правого борта ледника и по засыпанному лавинами карману подошли к скальному прижиму за крутым ледопадом второго правого притока Язгулемского ледника. От прижима повернули направо и, преодолев по снежным мостам несколько разломов, вышли на Язгулемский ледник выше его ледопада. Далее поднимались по леднику в 200-250 метрах от его правого борта, придерживаясь встречного следа молодого барса. Барс превосходно обходил трещины. По-видимому, он мигрировал на Язгулемский ледник и далее в долину Мазардары в поисках новой территории. К концу третьего 50-минутного перехода миновали последнюю трещину и вышли на плато Язгулемского перевала. Очень пологий, практически незаметный, подъем на расположенную к северу от пика Парижской коммуны высшую точку перевала занял еще 50 минут, см. ф. 80 и 81.

За перевалом снежный наст начал проваливаться, сначала изредка, затем систематически. За три перехода (50, 45 и 25 минут) миновали Южную мульду ледника Федченко и подошли под южный склон пика Гидростроителей 5818. В небольшой мульде с лужей встали на обед. Там же и заночевали, см. ф.82.

2.9. Связка перевалов Омара Хайяма и Юбилейного (6174,3А)

Существует 5 вариантов пути от истоков ледника Федченко до ледника Грумм-Гржимайло: пер. Революции, пер. Вертикаль, пер. Паустовского и пер. Омара Хайяма в связке с перевалами Юбилейный или Зимовщиков. Пер. Революции очень сложен и не согласуется с задачей дойти до пика Ленина. Пер. Вертикаль настолько вертикален, что и перевалом то его назвать очень трудно. Сложность и безопасность перевала Паустовского всецело зависит от состояния его восточного скрытого от нас склона. Пер. Зимовщиков выводит на ледник Грумм-Гржимайло слишком низко и далеко от основания пика Революции. Поэтому оптимальный вариант подхода к пику Революции определялся связкой перевалов Омара Хайяма и Юбилейного.

Перевал Омара Хайяма (6174,2Б) находится в водоразделе, отделяющем верховья ледника Федченко от ледника Витковского, расположен севернее пика Омара Хайяма 6315 и ориентирован с запада на восток. Перевал Юбилейный (6057,2Б) находится в водоразделе, отделяющем ледник Витковского от ледника Грумм-Гржимайло, расположен восточнее пика Омара Хайяма и ориентирован с севера на юг.

Несколько слов о классификации сложности пройденного нами маршрута. В Перечне высокогорных перевалов [8] Юбилейный значится как перевал 3А категории сложности. В 1990 году командой Лебедева А.А. был найден пешеходный вариант подъема с ледника Грумм-Гржимайло на пер. Юбилейный, который производится по склону восточного плеча пика Омара Хайяма [6]. Возможно, после этого пер. Юбилейный раздели до двойки Б, см. Дополнение к Перечню [11]. Мы же предпочли для спуска на ледник Грумм-Гржимайло классический путь - по 250-метровой 45-градусной ледовой стене на высоте 5850-6050 метров. Такой вариант был физически проще, так как не требовал 150-метрового подъема на плечо пика Омара Хайяма (6200). Физический фактор был главным: мы не должны были переутомляться при первом выходе на высоту 6000 метров за день до начала подъема к вершине пика Революции. Подъем на пер. Омара Хайяма в сочетании со спуском по ледовой стене пер. Юбилейного никак не легче перевала Раздельного (3Б), тем более, что все технические сложности в этой связке преодолеваются на значительно большей, чем у перевала Раздельного высоте. Будучи аккуратными с раздачей высоких категорий, остановимся для этой связки на оценке 3А. Но поистине это твердая тройка А.

05.08.99, 21-й день. Ясное утро. Вышли в 7 часов 35 минут. За 60-минутный переход подошли к взлету перед цирком перевала, см. ф. 83. За следующий 25-минутный переход в связках одновременно поднялись на 100-метровый 30-градусный снежный склон. Выше взлета по дуге под склонами пика Омара Хайяма за два 50-минутных перехода подошли к подножию перевала. Справа (по ходу) от седловины перевала с гребня спускается ледово-снежное ребро, см. ф. 83. В нижней части его крутизна незначительна 20-25 градусов. В верхней части крутизна ребра достигает 45 градусов (1 веревка перил). С ребра косой траверс по 45-градусному ледовому склону (1 веревка перил) с подъемом на седловину перевала. Путь от подножия перевала до его седловины занял 1 час 25 минут.

Спуск с перевала Омара Хайяма на ледник Витковского осуществляется по осыпи и занимает 15 минут, см. ф. 84. Еще 40 минут требуется для перехода по закрытому леднику до седловины перевала Юбилейного. Подъем на его седловину практически отсутствует (не более 20 метров). Спуск с перевала проходит по 250-метровому снежно-ледовому склону крутизной 45 градусов. Склон подрезан бергшрундом, в котором имеются снежные мосты, см. ф. 90.

На перевале на базе из скальных крючьев повесили одну веревку перил. Далее спускались в связках: первый на спусковом устройстве по собственной веревке, последний в три такта с нижней страховкой. Бергшрунд проходили с попеременной страховкой. На спуск с перевала до ледникового плато потребовалось 2 часа. Еще полчаса спускались к основанию скального гребня у левого борта перевального цирка. Здесь на безопасном расстоянии от следов ледовых обвалов мы встали на ночлег.

2.10. Восхождение на пик Революции (6974,3Б)

06.08.99, 22-й день. Вышли в 8 часов 15 минут. За 1 час подошли под стену плато перевала Вертикаль. Плато обрывается ледосбросом. У левого (по ходу) края плато в обрыве имеется корытообразный проход. Под ледосбросом подрезанный бергшрундом 250-метровый 45-градусный ледовый склон, см. ф. 91 и 103. На подъеме к проходу на ледобурах повесили 4 веревки перил, см. ф. 92. Поднимались, прижимаясь к скалам, так как боялись нависающей глыбы льда чуть левее (по ходу) и ниже прохода. Еще одну веревку повесили в самом проходе, в котором, ко всему прочему, пришлось преодолеть 10-метровую 55-градусную ледовую стенку. Подъем на плато перевала Вертикаль занял 4 часа. Высота 6000 метров. Обед.

После обеда вошли в снежный кулуар, ведущий на перевал Революции, см. ф 91 и 103. Бергшрунд у основания кулуара был плотно засыпан снегом. Над бергшрундом около 100 метров шли в связках одновременно. Кулуар становился все круче и круче. Когда стало страшно, начали вешать перила. Крутизна возросла до 45-ти градусов, однако до льда докопаться было невозможно. При прохождении третьей веревки попали в зону глубокого сыпучего снега на склоне 50-градусной крутизны. Идти вверх стало просто невозможно. Медленно пробивая косую траншею, траверсом влево (по ходу) и вверх к концу веревки вышли на скалы правого борта кулуара. Отсюда по скалам до гребня оставалось две веревки перил. Однако скалы были средней сложности или даже трудными. Их прохождение потребовало бы слишком много времени, которого у нас было совсем мало. Оставалось два варианта: либо вниз на плато перевала Вертикаль, либо вправо (по ходу) и вверх по снежному кулуару на седловину перевала Революции (одна веревка перил). В результате последней и отчаянной попытки, потребовавшей, возможно, самого большого напряжения сил за весь поход, мы все-таки преодолели 10 метров сыпучего снега и вышли на более плотный склон под карнизом. Прохождение отвесного двухметрового карниза было уже знакомой задачей. Весь подъем с плато перевала Вертикаль до перевала Революции занял 5 часов. Чуть ниже седловины разбили штурмовой лагерь и остановились на ночлег. Ужинали при свече.

Какая красивая и страшная звездная ночь! Нас 7 человек. Мы на высоте 6300 метров. Внизу крутой спуск 9 веревок перил, 40 километров по леднику Грумм-Гржимайло, 30 километров по Танымасу, 120 километров до тракта, а затем озеро Каракуль, перевал Кызыларт, Алайская долина. Господи, куда мы забрались, маленькие кусочки протоплазмы? Кто нас спасет? Даже на станции Мир человек интегрирован в цивилизацию куда в большей степени. Да что там говорить, конечно же, станция Мир это Казанский вокзал по сравнению с плато Революции! Ну, попробует космонавт заболеть, за ним будет следить целый институт врачей и давать советы, а потом его рано или поздно вывезут! А вот тот из нас, кто сломает завтра ногу, наверняка умрет! Да, мы, как говориться, в дальнем космосе, где-то за орбитой Марса.

07.08.99, 23-й день, день рождения Игоря Нистратова. Вчера он сам себе подготовил лучший подарок: прошел труднейшую последнюю веревку на перевал Революции и обеспечил группе восхождение на вершину. Вышли в 8 часов 40 минут практически с полным боекомплектом: связки, кошки, ледобуры, карабины, пуховки, запасные шерстяные носки, перекус и рюкзаки. Наст был хрупким, поэтому сразу за лагерем началась тяжелая тропежка. За 20 минут спустились на плато Революции и начали подъем между ледопадом слева (по ходу) и северным гребнем пика Революции справа, см. ф.95. Сначала мы надеялись выйти на северный гребень у основания его взлета к Северной вершине и реализовать, тем самым, путь спуска команды МАИ в 1990 году [6]. Однако, приблизившись к конусу Северной вершине вплотную, мы наткнулись на широкий и длинный разлом, спускающийся на восток прямо с северного гребня. Пришлось обогнуть разлом, а заодно и Северную вершину слева (по ходу).

От седловины между Центральной и Главной вершинами пика Революции на северо-восток спускается желоб. Между этим желобом и склоном Северной вершины имеется наклонная полка, выводящая на маленькое плато, ограниченное с юга и с севера Главной и Северной вершинами пика Революции. На полке обнаружили жесткий фирн и надели кошки. Крутизна подъема по полке близка к 30-ти градусам. В верхней части полки ее левый (по ходу) край трансформируется в ребро наддува, упирающееся в стену восточного гребня Главной вершины. С этого ребра до гребня Главной вершины одна веревка перил по ледовому склону крутизной 45 градусов. При выходе на гребень преодолели метровый карниз. Зураб Габуния, Юрий Максимович и Борис Малахов остались у нижнего конца веревки. Остальные вышли вверх. После продолжительного отдыха Малахов, все-таки, пересилил себя и дошел до вершины, но об этом - позже.

На широком заснеженном восточном гребне Главной вершины повернули направо и начали пологий подъем. Справа с гребня свисают внушительные карнизы, см. ф. 88. Тур находится на осыпной площадке над скальным обрывом чуть севернее и ниже заснеженного гребня Главной вершины. На подъем от штурмового лагеря потребовалось около 6-ти часов. Разобрав тур, мы достали железную банку и извлекли ее содержимое. Бережно развернули полиэтиленовую пленку. В ней находился вымпел Спортклуба МАИ и записка Лебедева А.А. от 1990 года. Девять лет никто не поднимался на эту вершину. Значит, не было экспедиций в 1991 году. Не получилось восхождения у совместной татарско-английской экспедиции 1992 года. Ну а позже началась гражданская война.

Мы сфотографировал старую записку, см. ф. 100 и 101, написали новую, и обе записки уложили в тур. На обратном пути на гребне встретили Бориса. Мы подождали его у подножия гребня на высоте 6900, в том месте, где остановились Зураб и Юра. На спуск по пути подъема в штурмовой лагерь ушло около двух часов.

08.08.99, 24-й день. Вышли в 9 часов 10 минут. Сначала спустились по кулуару на плато перевала Вертикаль, см. ф. 103. Первую веревку продернули через петлю, закрепленную на капроновом снежном якоре парашюте. Остальные 3 веревки продернули через петли в проушинах. Чтобы найти для проушин лед специально маневрировали к выходам скал. Оказывается, под скалами имелся натечный лед. Проушины высверливались медленно и с большими усилиями. Зато страховка была надежной. Через два с половиной часа мы оказались на плато перевала Вертикаль.

На спуске с плато провесили еще 5 веревок перил. Ниже прохода спускались по склону прямо вниз: на коротком интервале спуска нависающая ледовая глыба нам показалась не столь опасной как при медленном подъеме, см. ф. 103. Этот участок пути занял около двух часов. На плато на безопасном расстоянии от ледосбросов встали на обед.

Долго по леднику Грумм-Гржимайло нам пройти не удалось. После обеда снег совершенно раскис. Промучившись около получаса, мы встали на ночлег.

2.11. Ледник Грумм-Гржимайло

09.08.99, 25-й день. Вышли в 7 часов 45 минут. Очень боялись, что наст перестанет держать до того, как мы сойдем с закрытого ледника. Поэтому шли подолгу и в быстром темпе. Свой путь прокладывали вдоль левого борта на расстоянии от него в 100-300 метров. Напротив перевала Зимовщиков прошли несложный ледопад. За два 65-минутных перехода поравнялись с пиком Полосатый (5884), см. ф. 107. Еще через 15 минут мы вышли на открытый ледник и развязались. Перед поворотом ледника на север преодолели серию поперечных трещин шириной до одного метра. На широком плато напротив пиков Шверника (6134) и Пасор (6020) попали в зону невысоких (15-20 см.) кальгаспоров, см. ф. 110. Пересекли плато на северо-восток и к концу 50-минутного перехода приблизились к правому борту ледника. В течение следующего 50-минутного перехода мы продвигались вдоль ледника на север слева от моренной полосы, которая образуется под отрогом пика Шверника и долго спускается вдоль правого борта, см. ф. 111. Отметим, что ледник Грумм-Гржимайло чистый и белый на всем своем протяжении. Чтобы отдохнуть от ослепительного солнца хотя бы на обеде, мы свернули направо и перешли на моренную полосу. Эта полоса представляет собой весьма редкое образование: ледник под нею протаивает, поэтому морена спускается в сравнительно глубоком желобе с крутыми 10-15 метровыми ледовыми стенами, см. ф. 113 и 114.

После обеда в течение двух переходов шли по моренному желобу. Перед ледопадом поднялись влево на ледник, вышли на полосу спокойного льда и в конце третьего перехода напротив перевала Холодный встали на ночлег.

10.08.99, 26-й день. Вышли в 7 часов 25 минут. Окончательно покинув рассеченный труднопроходимыми трещинами моренный желоб, мы продолжили спуск по леднику Грумм-Гржимайло, постепенно уклоняясь влево в поисках полосок ровного льда. Через 1 час 10 минут мы привалили на леднике около его левого борта. Следующие два перехода спускались вдоль борта по гребням протяженных ледовых валов или вдоль ручьев между ними. Впереди ледник поворачивал направо. На повороте у левого борта начиналась морена. Метров через 200 она прерывалась скальным ребром, а затем тянулась снова под зелеными склонами хребта, отделяющего ледник Грумм-Гржимайло от долины реки Танымас. Перед сходом с ледника к началу второго отрезка морены, мы повернули налево и уперлись в бортовой ледопад. На прохождение ледопада (короткие ледовые стенки протяженностью 2-4 метра и крутизной до 50 градусов, тонкие гребешки) и на подъем в карман левобережной морены затратили около получаса.

2.12. Перевал Луговой (4150,1А)

Перевал Луговой расположен в северо-восточном отроге вершины 5045, который разделяет ледники Грумм-Гржимайло и Танымас 2-й. Перевал ориентирован с юга на север и соединяет ледник Грумм-Гржимайло с долиной реки Танымас в ее верхнем течении. Перевал позволяет кратчайшим путем попасть с ледника Грумм-Гржимайло на тропу левого берега Танымаса выше устья С.Танымаса. Весьма вероятно, что перевалом пользовались охотники и гляциологи. Поэтому о первопрохождении следует говорить условно: мы первыми придаем этой перемычке статус перевала.

В кармане морены ледника Грумм-Гржимайло в изобилии растут эдельвейсы. Проследовав по карману около трехсот метров, мы начали круто подниматься по простым скалам и травянистым полкам на отрог, отделяющий ледник Грумм-Гржимайло от долины реки Танымас. Набрав 200 метров по высоте, вышли на травянистое плато в истоках ручья, спускающегося вправо к леднику Грумм-Гржимайло. Продолжая идти на север, миновали плато и к концу часового перехода поднялись на перевал Луговой (4150,н.к.). Нас окружал живописнейший луг. Сзади открывался замечательный вид на белоснежный ледник Грумм-Гржимайло. Заставившие нас изрядно попотеть огромные ледяные валы казались сверху ничем не примечательными складками на морщинистой поверхности ледника. Перспективу замыкала куполообразная вершина пика Шверника.

Спуск на север проходит по травянистым склонам. Недалеко от реки пересекли каньон. Спуск к реке Танымас по каньону очень сложен. Поэтому мы перевалили через его левый борт и спустились по распадку в 20-метровом жестком конгломератном склоне на плоскую галечную пойму реки Танымас прямо под язык ледника Танымас 2-й. Весь спуск с перевала до реки Танымас без учета разведки занял около 40 минут. И река Танымас, и, вытекающий из-под ледника, ее левый приток разбиваются здесь на множество рукавов. Несмотря на это переправа оказалась непростой, особенно через предпоследний рукав, который перешли со страховкой. На левом берегу Танымаса обнаружили райский уголок: три ручья с разноцветными берегами (зеленым, коричневым и ярко желтым) фильтруются из-под склона левого борта долины, образуя маленький зеленый оазис. Здесь мы остановились на обед.

После обеда поднялись на террасу левого берега реки Танымас, по которой обошли каньон. К концу 50-минутного перехода, постепенно снижаясь, сошли с террасы к воде. Вокруг очень зелено, травы в верхнем течении Танымаса значительно больше, чем в основной долине (ниже ледника Грумм-Гржимайло). За час спустились вдоль воды до устья реки С.Танымас. Здесь повернули налево и через 15 минут остановились на ночлег около родника в 50-ти метрах от реки С.Танымас.

11.08.99, 27-й день. Вышли в 7 часов 45 минут. За 1 час по правому берегу реки С.Танымас поднялись к языку ледника, пересекли его и вышли на набитую нами 22.07 и 23.07 тропу. Путь вдоль левого борта ледника С.Танымас до лагеря за ледопадом был уже описан в разделе 2.3. Во время подъема постоянно встречали следы за пару дней до нас спустившейся группы Евгения Лапшина. После обеда сходили за заброской. Вечером разбирались с продуктами и наблюдали солнечное затмение.

2.13. Связка перевалов Ю.Джайляу и Джайляу (5186,1Б)

Перевалы Западный Джайляу (5179,2А), Джайляу (5186,1Б) и Южный Джайляу (5150,1Б) расположены в непосредственной близости от скальной башенки вершины 5290 в ее северном, восточном и южном гребнях. Перевалы Джайляу и Западный Джайляу соединяют, соответственно, второй и третий ручьи левого борта ледника С.Танымас с ледником Джайляукумсай. Перевал Южный Джайляу связывает эти ручьи между собою. Этот перевал особенно удобен в связке с перевалом Джайляу для перехода с ледника С.Танымас на ледник Джайляукумсай. Такая связка проще даже перевала Джайляу, так как сквозное прохождение последнего осложняется трудным сходом с ледника С.Танымас в ущелье второго ручья его левого борта. Описание дается от ледника С.Танымас до озера в долине реки Джайляукумсай.

Первопрохождение перевала Ю.Джайляу произошло чисто случайно при попытке найти новый и более удобный путь подъема на перевал Западный Джайляу. Стандартный подъем на него с юга осуществляется по дуге в обход западного отрога вершины 5290, см. ф. 118. Нам показалось, что путь к перевалу станет значительно короче и экономнее, если траверсировать вершину 5290 с ее южного гребня на северный. Очевидно, что выход на южный гребень короток и прост, см. ф. 118.

Поднявшись на южный гребень, мы обнаружили, что стоим на перевале, который отделен от перевала Джайляу 300-метровым участком снежного плато, см. ф. 120. В результате такого открытия траверс вершины 5290 стал абсолютно бессмысленным.

12.08.99, 28-й день. Вышли в 8 часов 15 минут. За два перехода пересекли ледник С.Танымас к его левому борту и по карману поднялись к моренным валам левого берега третьего ручья. Не спускаясь к ручью, повернули направо и за 50-ти минутный переход поднялись по карману морены на маленькое осыпное плато, примыкающему к западному склону южного отрога вершины 5290. С плато открывался простой путь подъема на южный гребень, см. ф. 118. Подъем на перевал Ю.Джайляу проходил сначала по осыпному, а затем по заснеженному склону и занял, в общей сложности, около полутора часов. Седловина перевала широкая, осыпная и заснеженная в восточной части. Такой же характер имеет и весь южный гребень пика 5290 вплоть до скальной башенки на самой вершине. В ста метрах выше перевала на гребне имеются выходы рыжих скал. На этих скалах установили тур, см. ф. 119. От тура по снежному плато за 20 минут поднялись на седловину перевала Джайляу.

Спуск с перевала Джайляу на север проходит по снежному склону крутизной не более 20 градусов. Если бы не было простого бергшрунда и потенциальной и, скорее всего, чисто теоретической опасности провалиться в трещину на леднике Джайляукумсай, то связку перевалов Ю.Джайляу + Джайляу можно было бы оценить 1А к.с. Конечно, речь идет только об участке пути, который начинается у морены левого борта ледника С.Танымас. К концу второго перехода от седловины перевала спустились к маленькому озеру в начале левобережной морены ледника Джайляукумсай. Обед.

После обеда сошли с морены и вышли на открытый ледник. Сначала по центру ледника, затем вдоль его правого борта мы за один переход подошли к языку ледника, перешли на его правую морену и спустились на плоскую покрытую галькой сковороду. Впереди нас ожидало большое озеро с мутноватой водой. Еще один переход потребовался для обхода озера по его восточному берегу, и для спуска с завала к зеленым площадкам у родников на правом берегу реки Джайляукумсай. Здесь мы остановились на ночлег. Около палаток мы обнаружили коровьи лепешки. И хотя они оказались, как потом выяснилось, ячьими, сути это не меняло: необходимо было морально готовиться к встрече с пастухами. Завтра будет Пятница 13-е, будут сюрпризы!

2.14. Долины рек Джайляукумсай, Беляндкиик и З.Караджилга

13.08.99, пятница. 29-й день.

Сюрприз состоялся. Проснулись зимой, см. ф. 123. Высота снежного покрова утром достигала 15-20-ти сантиметров, а в некоторых местах среди высокой травы 30-ти сантиметров. Так нас встретил знаменитый своими заливными лугами Джайляукумсай. Мы сразу оценили, насколько нам повезло: таяние временно прекратилось, и это означает, что мы сможем перейти вброд Бекляндкиик по малой воде. Надо было только поспешить, иначе, если днем начнется жара, то эффект от выпадения снега может оказаться обратным.

Спешить было очень трудно. Особенно тяжело давалось прохождение крупных осыпей. Обычная техника бега по верхушкам камней при таком снегу очень опасна. Приходилось наоборот заклинивать ноги между камней. Первые 3-4 перехода шли в плотном тумане, периодически падал снег, см. ф. 124. Путь проходил в основном по правому берегу реки Джайляукумсай. Иногда, для обхода крупных осыпей мы переходили по камням 1-2 рукава Джайляукумсая, а затем снова возвращались на правый берег. Около устья Дусакасая с возвышения на противоположном берегу нас долго разглядывал одинокий волк. При подходе к Ичкелесаю встретились со стадом баранов в 30 голов. Бараны подпустили нас весьма близко, затем переместились на склон и с расстояния в 100-150 метров внимательно наблюдали за нами, пока мы не прошли вперед. На левом берегу паслось большое стадо яков. К концу восьмого перехода мы спустились к Ичкелесаю, перешли его вброд по колено в воде и с замиранием сердца вышли на берег Беляндкиика. Река была весьма широкой (около 30-ти метров), но маловодной. Страховка потребовалась только на узкой 5-ти метровой полосе перед выходом на правый берег, см. ф. 125. На правом берегу остановились на ночлег.

Прогуливаясь вечером около лагеря, мы неожиданно обнаружили две палатки на противоположном берегу Беляндкиика ниже устья Джайляукумсая. Рядом с палатками было стойбище яков. Никаких признаков присутствия людей. По-видимому, пастухи временно ушли в Алтын-мазар или на Каракуль для пополнения своих запасов. С наступлением темноты все стадо самостоятельно спустилось на стойбище.

14.08.99, 30-й день. С утра метель. Вышли в 8 часов 10 минут. Вниз по правому берегу Беляндкиика вела хорошая тропа. Она была основательно занесена снегом, поэтому мы ее часто теряли. К концу второго перехода подошли к устью Зулумарта. Воды было мало, и брод оказался очень простым, см. ф. 127. Далее мы повернули на северо-запад и направились к устью Западной Караджилги. Это было ошибкой: значительно короче и быстрее было продолжить движение на север и сразу подняться на плато в междуречье Беляндкиика и З.Караджилги. Мы же сделали крюк: один переход на северо-запад до устья З.Караджилги и еще один 50-минутный переход на северо-восток на плато, см. ф. 128. Тем самым мы потеряли около часа. Еще два часа мы потеряли около устья З.Караджилги, провозившись в красивом, но непроходимом каньоне.

По широкой возвышающейся над каньоном террасе левого берега за 1час 40 минут миновали каньон и спустились к оазису на берегу реки, см. ф. 129. Здесь остановились на ночлег. К вечеру небо полностью прояснилось.

2.15. Перевал Вымпелком (5400,3А)

Перевал Вымпелком расположен в хребте Белеули южнее вершины 5668 и севернее узловой вершины 5696, в которой хребет Белеули отходит от хребта Зулумарт. Перевал ориентирован с запада на восток и соединяет центральный ледник истоков З.Караджилги с восточной ветвью ледника С.Зулумарт. Первопрохождение было спланировано по фотоснимку из космоса. Свое название перевал получил в честь известной московской фирмы, развивающей сеть Билайн, которая безвозмездно передала нам в пользование станцию спутниковой связи системы Иридиум. Описание перевала дается из долины реки З.Караджилга до ледника Б.Саукдара.

15.08.99, 31-й день. Ясное утро. Вышли в 8 часов 10 минут. Долина З.Караджилги в ее верхнем течении очень живописна, см. ф. 130. До развилки (юго-западнее пика 5148), к которой стекаются ее четыре истока шли полтора часа и все время по левому берегу. Эти четыре истока условимся называть (с запада на восток) правым, правым центральным, левым центральным и левым. Выше развилки правый и левый центральные истоки протекают в каньонах. Поэтому за следующий переход мы перебродили три потока и поднялись на возвышающуюся над каньоном террасу правого берега правого центрального истока. Далее шли по террасе, загоняя все выше и выше по долине огромное стадо козлов. Наконец вожак не выдержал и увел стадо на скалы пика 5225 над правым бортом долины. Закончив четвертый переход, мы долго наблюдали шевелящуюся покрывающую скалы коричневую массу, надеясь, что хотя бы один из архаров свалится на морену. Но этого не случилось.

После привала за 20 минут подошли к развилке ручьев и встали на обед. Правый ручей вытекает из-под ледника, по которому проходит путь к перевалам ДСО Спартак (5450,3А) и З.Караджилга (5379,2А). Левый ручей вытекает из-под ледника, который находится в соседней (более восточной) камере. Цирк этого ледника окружен крутыми скалами, см.ф. 123 и 133, в которых имеется единственный не вызывающий отторжения проход это перевал Вымпелком, см. ф. 133, 136.1 и 137. Язык ледника скрыт за высокими моренными холмами, см. ф. 131. После обеда за два 55-минутных перехода по моренам поднялись на ледник. По пологому леднику за два 45-минутных перехода поднялись в цирк у подножия перевала и встали на ночлег, см. ф. 136.1.

16.08.99, 32-й день. Ясное утро. Вышли в 9 часов. Довольно грозный на вид перевальный взлет, см. ф. 136.1, вблизи оказался весьма простым и безопасным, см. ф. 137. Следов камней под кулуаром не было. 300-метровый ледовый кулуар крутизной 45 градусов, а в верхней части до 50 градусов (6 веревок перил), выводит на короткое 40-метровое 35-градусное ледовое ребро (одна веревка перил). Основание ребра расположено немного правее (по ходу) южной перевальной седловины. Поэтому для выхода с ребра на перевал необходим 10-ти метровый траверс по 50-градусному ледовому склону.

Перевал имеет две седловины: более высокую южную и северную, см. ф. 141 и 142. Седловины разделены невысоким скальным жандармом. Переход между седловинами прост. Обе седловины скальные и узкие, см. ф. 139. Установка палаток на перевале проблематична. Выход на перевал с ледового ребра осуществляется через южную седловину, спускаться на ледник С.Зулумарт проще с северной седловины.

Подъем на перевал завершили в 14 часов. Небо затянулось перистыми облаками. В 15 часов начали спуск: сначала 20 метров отвесных скал, затем 80 метров 40-градусного снежного склона, см. ф. 141 и 142. Бергшрунда под склоном не обнаружили. На спуске провесили одну веревку перил, которую продернули через веревочную петлю на базе из скальных крючьев. Весь спуск занял около 30 минут. На плато ледника С.Зулумарт остановились на обед.

20-ти метровые скалы на восточном склоне перевала не препятствуют его прохождению в обратную сторону. По альпинистской классификации эти скалы, скорее всего, средней сложности (III) или выше средней (IV).

После обеда по спокойному (без трещин) заснеженному леднику С.Зулумарт совершили два 50-минутных перехода, миновали слияние его западной и восточной ветвей и встали на ночлег напротив устья его первого сверху левого притока. К вечеру пошел снег.

2.16. Ледники С.Зулумарт и Б.Саукдара

17.08.99, 33-й день. Пасмурное утро, но снегопада нет. Вышли в 8 часов 10 минут. За два 50-минутных перехода сначала по заснеженным 20-ти сантиметровым кальгаспорам, а затем по заснеженной серединной морене подошли к языку ледника. Затем сошли вправо на морену и по ней за 30 минут спустились на песчано-галечную сковороду под языком ледника. Далее шли по плоскому правому берегу реки С.Зулумарт, вошли в короткий невысокий каньон и к концу 50-минутного перехода вышли на вторую галечную сковороду, которая простирается сразу за моренными валами ледника С.Зулумарт. Около нижнего (северного) края площадки имеется ручей с чистой водой. Обед. Первые капли дождя.

После обеда успели пройти всего два перехода. За площадкой река С.Зулумарт уходит в высокий и узкий каньон. Путь по террасам правого берега весьма утомителен, из-за глубоких оврагов. Вскоре пошел крупный снег с дождем. Видимость не более 30-ти метров. Не доходя до ручья с перевала Байгашка, остановились на ночлег. Лагерь поставили на берегу (наверное, красивого в иную погоду) озера. Всю ночь шел мокрый снег.

18.08.99, 34-й день. Пасмурное утро. Вышли в 7 часов 50 минут. За 50-минутный переход по террасе правого берега реки С. Зулумарт подошли к леднику Б.Саукдара, см. ф. 147. По пути преодолели два неглубоких оврага. Нам повезло, подвижки на леднике давно не было. Ледник был спокойный, его поверхность была холмистой и практически чистой от камней. За один переход пересекли ледник и поднялись на его правый борт. К концу 30-минутного перехода подошли к глубокому оврагу. Впереди открылся вид на ледники М.Саукдара и Дзержинского, см. ф. 149. Подчеркнем, что ледник М.Саукдара сейчас, как и в старые времена, сливается с ледником Б.Саукдара, см. ф. 150. За оврагом прошли вдоль террасы, перевалили через гряду и спустились в следующий овраг. Далее наш путь проходил по руслу высохшего потока у подножия конгломератной стены. Сначало русло было широкое и плоское, а затем сузилось и к концу 50-минутного перехода круто спустилось в широкую галечную пойму правее ледника Б.Саукдара, см. ф. 150. На всем протяжении пути по руслу ручья неоднократно попадались следы барсов, как взрослых, так и детенышей, а на спуске в галечную пойму обнаружили маркирующие путь туры. По-видимому, их сложили золотоискатели или охотники за барсами.

В течение следующего часа пересекли ледник М.Саукдара, спустились в пойму Сауксая, см. ф. 151 и 152, и подошли к чистому ручью, который вытекает из кармана левой морены ледника Дзержинского.

2.17. Перевал Раздельный (6140,3Б) и восхождение на пик Ленина (7134)

Седловина перевала Раздельного (6088) расположена в водоразделе Заалайского хребта между вершиной Раздельной 6140 и западным плечом пика Ленина. Перевал ориентирован с юга-запада на северо-восток и соединяет ледники Дзержинского и Ленина. Через перевал проходит самый простой путь из верховьев долины Сауксая (выше перевала Прижимного) в Алайскую долину. Спуск с перевала на ледник Ленина осуществляется через купол вершины Раздельная. Описание перевала дается от поймы Сауксая близ языка ледника Большая Саукдара до первого лагеря на серединной морене ледника Ленина.

Грандиозная левая морена ледника Дзержинского обрывается в долину Сауксая 300-метровой конгломератной стеной, см. ф. 151. Справа перед стеной имеется водопад. Так финиширует чистый ручей, протекающий по внешнему карману левой морены. Ниже водопада мы остановились на обед. Этот ручей служил маршрутом на ледник Дзержинского для некоторых туристских групп, например, для группы Бритарова [12]. Мы тоже решили попробовать этот маршрут. Трудно сказать, было ли это ошибкой. Впереди нас ожидал очень неудобный и весьма сложный путь. Единственной известной нам альтернативой был спуск по правому берегу Сауксая до кулуара, по которому мы поднимались в 1997 году. Однако на этом пути были брод через поток с ледника Дзержинского и возможные прижимы на реке Сауксай. Кроме того, этот путь был длиннее.

После обеда по 15-ти метровым скалам средней сложности влезли на водопад и вошли во внешний карман левой морены. За один 50-ти минутный переход поднялись на 400 метров и дошли до поворота в сухое русло правого притока основного ручья. В течение следующего 40-минутного перехода по руслу пересохшего ручья поднялись во внутренний карман левой морены и подошли к леднику.

Перед нашими взорами предстал непреодолимый 20-ти метровый забор из отвесных и острых голубых зубьев. Разведка показала, что ледник с 1997 года подвинулся и спустился примерно на 300 метров, преодолев половину пути от своего прежнего конца до реки Сауксай. Подниматься по левому карману было рискованно: ледовый забор мог оставаться непреодолимым и выше. К тому же, подвинутый ледник мог вплотную приблизиться к скалам левого борта, образуя непроходимый рандклюфт. Оставалось идти вниз и при первом удобном случае попытаться пересечь ледник к его правому борту.

Спуск по карману до выхода на ледник занял около 30 минут. На этом участке мы потеряли по высоте около 150-ти метров. Переход через ледник оказался трудным и занял с разведками около двух часов. За это время мы успели преодолеть многочисленные ледовые стенки высотой от полутора до восьми метров и крутизной до 50 градусов, а также многочисленные острые ледовые гребешки. Окончательно вывалявшись в грязи, мы, наконец, вылезли на осыпи правого борта. Еще полчаса поднимались по сухому руслу ручья в карман между скалами и ледником, рядом с которым среди моренных валов обнаружили маленькое озеро с чистой водой. Около озера встали на ночлег.

19.08.99, 35-й день. Вышли в 8 ч. 25 мин. Ледник Дзержинского образует три ледопада. Нижний и средний ледопады свободны от снега. Нижний ледопад начинается на широте вершины 5845 (которая находится в хребте между л. Дзержинского и ледника Малый Саукдара) и спускается, практически, до конца ледника.

В 1997 году правый карман ледника был неудобен, поэтому мы быстро вышли на ледник и начали движение сначала по ледовым холмам, зачехленным темно серым обломочным материалом (темно серая полоса - орографически самая правая в нижнем ледопаде), а затем сместились вправо (по ходу) на полосу мраморных обломков. Следующую (третью полосу) образовывал позвоночник из высоких кальгаспоров (совершенно не пригодный для движения). Нижний ледопад технически не сложен, но утомителен. Постоянное петляние между поперечными трещинами и хождение по холмам сильно тормозят движение по леднику [1].

В период с 1997 по 1999 год ледник в результате подвижки сбросил в правый карман много обломочного материала. Карман стал проходимым. За три 50-ти минутных перехода по правому карману и осыпным склонам правого борта мы обошли нижний ледопад и вышли к мраморной полосе спокойного пологого ледника выше ледопада. Обед.

После обеда за один переход подошли к среднему ледопаду - главному препятствию перевала Раздельного, см. ф. 154 и 160. В ледопад вошли по орографически левому краю мраморной полосы. Здесь по дну котлована удается вплотную подойти к крутому 200-метровому ступенчатому взлету и, тем самым, обойти множество поперечных трещин. Ключевое место на взлете последняя 10 метровая 70-градусная ледовая стенка. Выше стенки ушли вправо (по ходу) в более пологий ледопад и оказались перед зоной широких поперечных разломов. Петляя между трещинами, подошли к упирающемуся в борт финальному разлому шириной около 15-ти метров. В результате разведки в разломе на глубине около 10-ти метров нашли перемычку и приступили к организации переправы. Участники проходили разлом по перилам без рюкзаков, см. ф. 156-159. Рюкзаки переправили по натянутой горизонтальной веревке. Последний участник снял перила, продернув веревку через закрепленную в проушине петлю. За разломом остановились на ночлег. На прохождение ледопада затратили около трех часов.

20.08.99, 36-й день. Вышли в 7 ч. 35 мин. За два перехода по закрытому ровному леднику подошли к началу подъема на верхний ледопад. В центре ледопада имеется нунатак. В 1999 году нунатак практически полностью закрывал лед, скалы были видны лишь через небольшую дырочку, см. ф. 162. Это было еще одним подтверждением, что льда на Памире прибавилось. Традиционный путь через ледопад начинается в заснеженном желобе между нунатаком и склоном (орографически) левого борта [1]. За первый переход в ледопаде поднялись до середины желоба, а за второй - до небольшого плато выше нунатака. Здесь повернули налево (по ходу) и пересекли ледник к правому борту, чтобы обойти ледосбросы с перевального цирка, протянувшиеся от центра ледника до его левого борта. Наст начал проваливаться. Началась тяжелая тропежка. К концу второго перехода (от края плато над нунатаком) мы достигли центра перевального цирка. К этому моменту небо затянули тучи, в районе пика Дзержинского началась гроза, а на нас повалил снег. Поставили палатки и встали на обед.

Снег прекратился только к половине седьмого вечера. В семь часов вышли к перевалу Раздельный. К перевалу вел 200 метровый 30-градусный снежно-ледовый склон, подрезанный нешироким бергшрундом. В верхней часть склона осыпь. По склону поднимались в связках одновременно. На осыпи мы развязались. На перевал поднялись в метели к девяти часам вечера. Разбили штурмовой лагерь, ужинали при свече.

За этот день мы набрали около 1200 метров, поднявшись с 4900 до 6088. Во второй раз нам предстояло подниматься на семитысячник после утомительного дня. Однако мы чувствовали себя уверенно. За нами была акклиматизация на пике Революции. Общая усталость проявлялась весьма своеобразно. Если попытаться выразить наше состояние словами, то мы очень устали быть. Однако, на мощности группы это не сказывалось. К концу похода нам ничего не стоило после сытного обеда за один 50-ти минутный переход под рюкзаками набрать по высоте более 400 метров. Спустя два часа ноги становились ватными. Стоило чего-нибудь съесть, например, щербет или сало, так силы возвращались вновь. Поэтому мы ели по пять - шесть раз в день.

21.08.99, 37-й день, радиальный выход на пик Ленина. Из лагеря вышли, поздно, в 8 ч. 30 мин. Зураб Габуния, уже два дня страдавший животом, остался в палатке. Иностранцы были уже все на гребне вершины. Первые прошли мимо нас с фонариками уже в половине четвертого утра. Но, несмотря на это, нам повстречался в районе тура лишь один опередивший нас итальянец. Утро было ясным. На юге и особенно над Ванчской долиной громоздились облака. С северо-востока дул сильный ветер. Снежные иглы больно кололи лицо. За час мы поднялись на плечо 6500. Далее шли по широкому пологому гребню, см. ф. 163. К середине третьего перехода подошли под взлет у мраморной скалы. К этому моменту мы обогнали более половины иностранцев. На 50-ти метровом 35-40 градусном снежно-ледовом ребре ветер просто сдувал с ног. На нем отчаянно боролась испанская альпинистка. Очень упорная девушка, жалко, что она не успела взойти на вершину. Немного промучившись на ребре, мы свернули по ходу влево, вышли на 45-градусный снежный склон и набили собственную тропу, которая стала весьма популярной у иностранцев. На пологом гребне встали на привал и плотно поели.

Выше взлета продолжался широкий гребень. На следующем переходе подошли ко второму взлету и обошли его по снежному северному склону крутизной около 40 градусов. Тропа отсутствовала. Следы были полностью заметены снегом. Очень помогли периодически встречающиеся красные флажки, установленные проводниками из Ташкентского лагеря (Алексеем Докукиным или его женой Зулей). Четвертый переход закончился выше взлета на пологой заснеженной понижающейся к северу подкове 6840. Ветер стих. За подковой возвышается заснеженный местами осыпной предвершинный склон. На технически простой, но утомительный подъем по этому склону затратили около двух часов. Весь подъем с перевала Раздельного до пика Ленина занял вместе с привалами около шести часов.

На вершину поднялись группой в полном составе (с отрывом в 3-4 минуты) все 5 участников восхождения. Видимость была ограниченной: с юга все ближе и ближе подступали грозившие затянуть вершину облака, см. ф. 164 и 165. Значительно ниже вершины на высоте около 5000 метров простирался сплошной облачный покров, см. ф. 166. Через полчаса начали спуск, который продлился около двух часов.

22.08.99, 38-й и последний день похода. Ясное утро, только на юге снова громоздились облака. Вышли в 9 часов 10 минут. Сначала по тропе траверсировали северо-восточный склон вершины Раздельная, затем спустились на пологий и широкий северо-восточный гребень (40 минут от седловины перевала). Далее шли по гребню пока не достигли скал на его правом склоне. Спуск вдоль скал по заснеженному кулуару к концу второго перехода завершился в лагере 5300. Отсюда начиналась набитая тропа. Она, не теряя высоты, пересекала ледник Ленина примерно до середины между его центром и правым бортом. Отсюда она круто спускалась вниз и вела через несложный ледопад. В ледопаде воспользовались двумя трехметровыми лестницами, вмороженными над разломами ледника, миновали присыпанный снегом труп австрийского альпиниста и, спустившись по стационарным 100-метровым перилам, вышли на пологую часть ледника. Путь от лагеря 5300 до пологого ледника занял 1 час 20 минут. Еще около 25-ти минут затратили на переход к первому лагерю на серединной морене ледника Ленина. Обед. По спутниковому телефону позвонили в Ош и вызвали к 20-ти часам машину в альплагерь Ачикташ.

2.18. Перевал Путешественников (4128,1А) и отъезд

Перевал Путешественников находится в восточном отроге хребта, отходящего к северу от вершины Раздельной. Перевал ориентирован с юго-востока на северо-запад и соединяет ледник Ленина с истоками реки Корумдучукур. Перевал позволяет обойти пешеходные препятствия под языком ледника Ленина.

После обеда два перехода шли по хорошо набитой тропе по леднику Ленина, постепенно приближаясь к его левому борту. К концу второго перехода по зачехленным камнями валам спустились к потоку в ледниковом кармане. За потоком, который легко преодолевается по камням, тропа поднимается на осыпной склон левого борта и после 500-метрового траверса круто взбирается на перевал. От кармана ледника до перевала один переход. На перевале нас застала гроза. Решили не останавливаться и не переодеваться, чтобы сберечь ресурс сухой и теплой одежды.

Короткий спуск с перевала по мелкой осыпи завершается выходом на тропу правого берега реки Корумдучукур. От седловины перевала до Луковой поляны (в междуречье реки Корумдучукур и стекающей с ледника Ленина реки Ачикташ) один переход. Еще за один переход мы, полностью вымокшие под непрекращающимся дождем, достигли домиков бывшего международного альпинистского лагеря. Теперь все это хозяйство принадлежит коммерческому предприятию Ачикташ.

23.08.99. Наша машина прибыла только в 2 часа ночи. Водитель пожаловался на грязную и скользкую от дождя дорогу на участке с.Кашкасу а.л. Ачикташ. К 10-ти утра мы уже были в Оше. К концу похода мы прогнозировали у себя значительный иммунодефицит и нарушение микрофлоры кишечника. Поэтому все были морально готовы заболеть. К нашему удивлению этого ни с кем не случилось. Возможно, это объясняется тем, что мы мало кушали, в основном, налегая на водочку, которая, кстати, на высоте Оша практически не действовала вот такой постмарафонский феномен! Днем свободно обменяли билеты в офисе Киргизских авиалиний. К вечеру выехали в аэропорт.

24.08.99. В 8 часов вылетели на Як-40 в Бишкек. Наш рейс Бишкек Москва, следующий по расписанию в 14 часов, постоянно откладывался по причине периодических приземлений лидеров стран шанхайской пятерки. В Бишкеке открывался международный форум. Только вечером мы вылетели в Москву.

На второй третий день московской жизни у всех участников похода начались тяжелые процессы реакклиматизации. Игорь Нистратов на неделю загремел в инфекционную больницу с отравлением. Слава Львов жаловался, как дважды отдыхал на лавочке, преодолевая трудный подъем по пути на работу. Колбасило всех без исключения, заметное улучшение наступило только, когда мы начали проводить кроссы в парке.

3. МАТЕРИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОХОДА

3.1. Питание в походе

Очевидно, что энергетические затраты в сложных горных походах настолько велики, что не может быть и речи об их полной компенсации с помощью соответствующего питания. С одной стороны, организм просто не усвоит такое количество пищи, с другой стороны, участники физически не смогут идти с такими рюкзаками. Поэтому истощение в сложных походах неизбежно. Главная задача состоит в том, чтобы это истощение привело к минимально отрицательным последствиям для организма. Эта проблема решается путем правильного планирования питания и витаминно-солевого комплекса.

Методология, которой мы придерживались при составлении раскладки, отражена в статье Питание в горных походах, см. раздел 5.1. Весь маршрут естественным образом разбивается на три части, которые мы условимся называть: челнок, кольцо и линейный отход. На каждую часть планировалась отдельная раскладка весом 680 грамм, 780 грамм и 950 грамм, соответственно. Чтобы предотвратить расщепление белков у истощенных участников на линейном отходе особое внимание уделялось повышенному содержанию в рационе белков. Дополнительно на 15 грамм было увеличено потребление мяса, кроме того, на каждом обеде в суп добавлялось мясо из сои.

В длительном горном походе происходит постепенное вымывание из организма важных для жизнедеятельности микроэлементов. Необходимый для нормальной работы сердца калий пополнялся, главным образом, при потреблении кураги. Возможный дефицит йода устранялся йодированной солью, а дефицит кальция - сухим молоком. Нарушение кислотно-щелочного баланса ликвидировалось употреблением лимонов в сахаре. Находкой оказался кислый и богатый витамином С красный чай (каркаде и суданская роза). Чтобы питание казалось более разнообразным, активно употреблялись специи. Особенно радовали чилийский соус и самодельная аджика.

Для экономии (на стоимости провоза багажа) часть продуктов закупалась и развешивалась в Оше. В Москве закупались, прежде всего, те продукты, которые требуют предварительной обработки: вываренное в сале (в течение 6-ти часов) мясо, лимоны в сахаре, сухари. Кроме того, в Москве закупали дефицитные для Оша продукты: специи, топленое масло, чай, супы, сыр, колбасу, рыбу, сало, картофельное пюре, качественные макаронные изделия, шоколадное масло, сладости.

3.2. Медицинское обеспечение

Многодневные спортивные походы в условиях высокогорья при полной автономии группы требуют серьезной и разноплановой медицинской подготовки. Следует понимать, что возможные заболевания, травмы, экстремальные воздействия природно-климатических факторов и экстремальные физические нагрузки, практически неизбежны.

Медицинская подготовка к походам 5-6 к.с. должна включать в себя: предпоходную подготовку организма каждого участника, формирование походной аптечки, специальную подготовку медика группы.

В части, касающейся предпоходной подготовки участников, следует отметить положительный опыт употребления в течение последнего (перед походом) месяца таких общеукрепляющих препаратов, как оротат калия, глюконат кальция, фенюльс, поливитамины. Употребление поливитаминов необходимо и в течение всего похода. Основу нашего витаминного комплекса составлял олиговит. Тяжесть акклиматизации смягчалась приемом витамина С (до грамма в сутки). Накачку витамином С мы осуществляли не только в начале похода, но и в середине похода (перед перевалом Омара Хайяма и пиком Революции) и даже в конце (перед пиком Ленина).

Важно, чтобы участники выезжали в поход здоровыми и не переутомленными. За один месяц до похода рекомендуется прекратить тренировки и вести здоровый образ жизни.

Приведем список походной аптечки. Сокращение ст. (стандарт) означает стандартную бумажную упаковку таблеток (чаще всего, 6 или 10 штук).

1. Сульфаниламиды

Стрептоцид 3 ст.
Сульгин 5 ст.
Бисептол-800 3 ст.

2. Антибиотики

Гентамицина сульфат 20 ампул (4% ,2мл.)
Тетрациклин 6 ст.

3. Антигистаминные

Димедрол 1 ст.
Супрастин 3 ст.

4. Анальгетики

Анальгин 6 ст.
Спазган 5 ампул 5мл.
Баралгин 10 ампул 5мл

5. Спазмальгетики

Но-шпа 1 банка

6. Психотропные

Реланиум 1 ст.

7. Сосудорасширяющие

Ксатинола-никотинат 2 ст.
Трентал 1 банка.

8. Стимулирующие

Нитроглицерин 1 ст.
Валидол 1 ст.
Кофеина бензонат натрия 10 ампул (10%, 1мл.)
Эфедрин 2 ампулы (5%, 1мл.)
Адреналина гидрохлорид 3 ампулы (0,1%, 1мл.)

9. Специальные

Преднизолон 3 ампулы 25мг.

10. Мочегонные

Триампур композитум 1 банка
Гипотиазид 1 ст

11. Снотворное

Радедорм. 1 ст.

12. Желудочно-кишечные

Иммодиум 1 банка
Дигестал 3 ст.
Левомитицин 5 ст.
Активированный уголь 5 ст.

13. Успокаивающее

Экстракт валерианы 1 банка

14. Разное

Раствор аммиака 1 ампула (10%,1мл.)
Новокаин 20 ампул (0,5%,10мл.)
Реопирин 1 ст.
Ибупрофен 1 банка
Бромгексина гидрохлорид 5 ст.
Альбуцид 2 капсулы 30%
Борный спирт 1 банка
Аспирин 5 ст.
Фалиминт 5 ст.
Кальция глюконат 6 ст.
Цитрамон-П 5 ст.
Фурацилин 2 ст.

15. Мази и растирки

Линимент синтомицина 1 банка 10%
Левомиколь 1 банка
Календула 1 пузырек
Финалгон 1 тюбик
Завиракс 1 тюбик
Пантенол (спрей) 1 флакон
Звездочка 2 банки

16. Бактерицидные

Йод 2 пузырька
Бриллиантовая зелень 1 пузырек 1%
Калия перманганат 3г.

17. Перевязочный материал

Бинт медицинский стерильный 10 шт.
Вата медицинская 200г.
Лейкопластырь бактерицидный 10 листов
Лейкопластырь фиксирующий 4 рулона
Повязки фиксирующие 4 шт.
Эластичный бинт 1 рулон

18. Шприцы одноразовые

5мл. 6 шт.
10мл. 10 шт.

19. Инструменты

Ножницы 1
Зажимы 1
Термометр ртутный 1
Иглы и шовный материал.

Удивительно, что после челнока никто не болел. В аптечке расходовались только пантенол, мазь звездочка и йод для прижигания ссадин. Единственным исключением было заболевание кишечника у двоих участников на леднике Дзержинского после приема сырой воды из застойного озера в правом кармане ледника.

3.3. Снаряжение

Общественное специальное снаряжение (на 9 человек).

N Наименование Количество Вес [кг]
1. Веревка 10мм 4*50м 4*2.8
2. Веревка 6мм 50м 1.3
3. Крючья ск. лепестковые:
горизонтальные
вертикальные
швелерные
 
6
5
5
0.9
4. Петли для ск. крючьев 5 0.2
5. Сн.крюк - парашют 5 0.3
6. Лопаты 3 3*0.55
7. Лав. лист 1 0.5
8. Молотки ледовые 2 2*0.75
9. Ледобур-сверло 2 2*0.22
9. Дистанционный ледобур 1 0.95
10. Кошка запасная 1 0.45
11. Тормоз запасной 1 0.06

Комментарии.

С 1989г. в группах под руководством Лебедева установился стандартный способ и стандартные технические средства спуска. Возможно, что они не вполне современны, но зато действуют безотказно. Способ прост - спуск последнего по сдвоенной веревке с ее последующим продергиванием через оставленную на склоне петлю. Средство закрепления петли зависит от типа склона. На льду петля крепится через высверленную специальным ледобуром проушину (диаметр ледобура 30мм, длина 300мм). На скалах петля связана с базой из нескольких крючьев (2-3), которые вбиваются в трещины разных блоков. На снегу используется парашют, который представляет собой равносторонний треугольник из плотного капрона (типа тормозного парашюта), по периметру обшитый тонкой стропой. Длина стороны треугольника составляет 50 см. На каждом углу стропа образует петлю для крепления расхожей веревки. Треугольник вкапывается в снег углом вниз. Два других угла треугольника выступают наружу. Три веревки, прикрепленные к углам треугольника, связываются в одной точке, за которой вяжется петля для основной веревки или карабина. При этом нижнюю веревку необходимо под наклоном вкопать в снег. Такой парашют весит не более 60-ти грамм. Парашют можно использовать и для страховки. По словам московского туриста В.Осокина, парашюты отлично выдерживают срывы, будучи вкопанными, даже, в рыхлом подмосковном снегу. Описанное средство было изобретено в 1989 г. для спуска с зафирнованных ледосбросов Адишского ледопада и с тех пор ежегодно используется в горных походах.

Обычно мы берем столько лопат, сколько в группе палаток. Тогда обустройство лагеря на снегу производится без задержек. Кроме того, лопата является превосходным средством для закрепления на снегу перильной веревки, поэтому желательно распределить лопаты по разным связкам. Наконец, лопата незаменима при подъеме на карнизы и на высокие снежные сбросы в бергшрундах.

Дистанционный ледобур представляет собой разборный 5-ти метровый дюралевый шест с не прокручиваемым креплением элементов. На конце шеста жестко закреплен ледобур с вращающейся серьгой. Такой шест легко передает необходимые для завинчивания ледобура усилия на расстояние до 5м. Дистанционный ледобур используется очень редко, однако его наличие придает дополнительную уверенность.

Личное специальное снаряжение.

N Наименование Количество Вес [г]
1. Ледоруб 1 900
2. Страховочная система 1
3. Карабины 6
4. Жюмар 1
5. Прус 2
6. Веревка 6 мм. 4.5 м.
7. Тормозное устройство 1
8. Ледобуры 3
9. Поясная сумка 1 2500 ( 2-9 в сумме )
10. Кошки 1 пара 800
11. Каска 1 400
12. Рукавицы для веревки 1 пара

Общественное неспециальное снаряжение.

Ограничимся кратким комментарием. После схода с маршрута А.Люлина и А.Серова в группе было 2 палатки (3+4чел.). Шесть человек спало в двух групповых синтепоновых спальниках, один - в индивидуальном пуховом. В группе имелись автоклав, чайник, 3 примуса Шмель-2 (1 примус в заброске) и запасная головка от примуса Шмель-2.

Личное неспециальное снаряжение.

Набор теплых вещей был рассчитан на утреннее дежурство в 20-ти градусный мороз, например: шерстяной лыжный костюм (0.8кг), синтепоновые штаны (0.7кг), тонкий свитер (0.4кг), меховая подстежка от куртки (0.4кг), пуховая куртка (1.4кг.), шерстяная лыжная шапочка (0.15кг), поларовые или шерстяные перчатки (0.08кг).

Наименование Количество Вес [г]
Рюкзак и коврик (1700) 1 комплект 1250 + 450
Обувь ( 4100 )
Ботинки кожаные (однослойные) 1 пара 1600
Галоши с бахилами 1 пара 1600
Кросовки 1 пара 900
Одежда ниже пояса ( 2500 )
Носки шерстяные ходовые 2 пары 300
Носки шерстяные спальные 1 пара 150
Носки хлопчатобумажные 3 пары 90
Трусы или плавки 2 150
Шорты 1 200
Штаны капроновые выходные 1 150
Штаны капроновые ходовые 1 150
Штаны шерстяные (от лыжного костюма) 1 400
Штаны синтепоновые 1 900
Одежда выше пояса ( 3300 )
Тениска выходная 1 150
Рубашка хлопчатобумажная ходовая 1 200
Куртка капроновая тонкая 1 200
Кофта шерстяная (от лыжного костюма) 1 400
Свитер шерстяной 1 450
Подстежка от куртки меховая синтетическая 1 400
Пуховая куртка с капюшоном 1 1500
Прочая одежда ( 200 )
Поларовые перчатки 1 пара 50
Шапочка шерстяная лыжная 1 100
Шапочка от солнца 1 50
Разное( 1200 )
Полиэтиленовая накидка 1 400
Фляга или лавсановая бутылка 1 30
Миска, кружка, ложка, нож 1 комплект 250
Паста, щетка, мыло, станок, туалет. бумага 1 комплект 200
Часы наручные 1 20
Очки запасные оптические 1 20
Очки солнцезащитные 1 20
Крем от загара (фактор 20-30) 1 тюбик 20
Помада гигиеническая 1 тюбик 8
Лекарства индивидуального назначения 30
Полиэтиленовые пакеты 20 см. на 30 см. 20 100
Зажигалка 1 12
Спички (число дней/число участников) 50
Сигареты
Паспорт и деньги 20

4. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Лебедев А.А. Отчет N 5509 о горном походе 5 к.с. библ. МГЦТК, 1997
  2. Лебедев А.А. Отчет N ____ о горном походе 5 к.с. библ. МГЦТК, 1998
  3. Бредикис А. Отчет N 3109 о горном походе 6 к.с. библ. МГЦТК, 1976
  4. Майоров А.С. Отчет N 5067 о горном походе 6 к.с. библ. МГЦТК, 1988
  5. Гущина М.В. Отчет N 5377 о горном походе 5 к.с. библ. МГЦТК, 1991
  6. Лебедев А.А. Отчет N 5345 о горном походе 6 к.с. библ. МГЦТК, 1990
  7. Остроухов. Отчет N 2890 о горном походе 5 к.с. библ. МГЦТК, 1975
  8. Высокогорные перевалы. Москва, Профиздат, 1990
  9. Посниченко А.В. Отчет N 2413 о горном походе 5 к.с. библ. МГЦКТ,1973
  10. Лебедев А.А. Отчет N 5344 о горном походе 4 к.с. библ. МГЦТК, 1991
  11. Дополнение к перечню высокогорных перевалов
  12. Бритаров И. Отчет N 2082 о горном походе 6 к.с. библ. МГЦТК, 1970

5. СТАТЬИ, ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

К тому, что вы обнаружите в этой главе,
отнеситесь спокойно: количество моих серых
мозговых клеточек от долгого пребывания на высоте
сократилось настолько, что, кажется,
я окончательно сошел с ума.

А.А.Лебедев

5.1. Питание в горных походах

Питание в горных походах планируется и управляется завхозом. Берегите девушек! Не поручайте им эту работу! Должность завхоза требует от участника повышенной выносливости, интеллекта и собранности. Бывает, что после утомительной работы, когда вся группа отдыхает, завхоз, не смотря на свою усталость, вынужден разбирать заброску или производить переучет продуктов питания.

На этапе предпоходной подготовки завхоз

  1. планирует питание в походе, иначе говоря, составляет раскладку;
  2. поручает участникам закупку продуктов;
  3. организует совместную расфасовку и упаковку приобретенных продуктов;
  4. составляет план размещения продуктов по рюкзакам.

В походе завхоз

  1. отдает распоряжения дежурному о меню;
  2. сообщает дежурному у кого из участников брать продукты;
  3. контролирует равномерный расход продуктов среди участников;
  4. контролирует равномерный расход продуктов на маршруте;
  5. для выполнения пунктов 3-4 осуществляет периодический переучет продуктов.

Основным показателем раскладки является средний вес продуктов питания, потребляемых одним участником за один день. По этому показателю раскладки делятся на

  • экстремально легкие менее 580г.;
  • легкие от 580 до 660г.;
  • облегченные от 660 до 740г.;
  • нормальные от 740 до 820г.;
  • тяжелые более 820г.

Вес раскладки устанавливается руководителем. Экстремально легкие раскладки возможны в непродолжительных теплых походах. Лично я ходить так не пробовал. На легкой раскладке мы однажды прошли 18-ти дневный 200-километровый поход 3-й к.с. по Центральному Памиру. Поход в основном проходил по жарким долинам, и, несмотря на это, у меня остались самые теплые воспоминания, как мы 2 раза отъедались в кишлаках. На облегченной раскладке пройдена наша чемпионская пятерка на Памире 1997 года. Очень длительные походы следует разбивать на 2-3 этапа, и для каждого этапа составлять автономную раскладку, увеличивая ее вес на последних этапах.

Объясню, как быстро составлять легкие, облегченные и нормальные раскладки. Условимся, что группа из 8-ми человек отправляется в 16-ти дневный поход. Сначала составляем список ежедневно и равномерно потребляемых продуктов с указанием их среднего расхода на одного участника за один день.

Продукты ежедневного потребления.

  • чай 9г.;
  • соль 9г.;
  • сахар 80г.;
  • сухари 80г.;
  • вываренное в сале мясо (на ужин) 60г.;
  • масло топленое (на завтрак) 10г.;
  • сладости (на ужин) 45г.;
  • суп (из пакетиков) 45г.

Под сладостями на ужин я понимаю такие высококалорийные продукты как халва, сливочное полено или щербет. Суп лучше всего планировать на каждый день. Во время продолжительной технической работы на перевалах приходится отказываться от обеда в обычное для него время. В такие дни группа останавливается на ночлег в 15-17 часов и в течении оставшегося дня успевает и пообедать и поужинать. Если обеда все-таки не получается, то сэкономленный суп становится удобным резервом к концу похода.

Общий расход перечисленных продуктов составляет 338г. Если используется тушенка, то ее расход 100 г. В этом случае следует увеличить также расход топленого масла до 15г. Общий расход по списку будет составлять 383г.

Далее планируются завтраки. Предположим, что их 16.

  • гречка 2 раза 70г.;
  • рис 2 раза 70г.;
  • геркулес Экстра 3 раза 60г.;
  • манка 2 раза 50г.;
  • рожки 2 раза 70г.;
  • пшенка 2 раза 70г.;
  • картофельное пюре 3 раза 60г.;

Необходимо опросить участников относительно манки и геркулеса, так как встречаются яростные противники этих продуктов. В манку и рис будем добавлять изюм 15г. на одного участника. Рожки будем готовить с сыром, в остальные дни каша и картошка варятся на молоке. Молоко обязательно, так как в нем необходимый для ваших костей запас кальция. Если в группе 8 человек, то расходуя пол пачки сухого молока за один раз, получим 31г. на одного участника. Поэтому запишем

  • Сыр в рожки 2 раза 40г.;
  • Молоко в кашу 14 раз 31г;
  • Изюм в манку и рис 4 раза 15г .

Половину завтраков будем сопровождать дополнительной колбасой, а другую половину сыром, поэтому запишем

  • Колбаса 8 раз 45г.;
  • Сыр 8 раз 45г.

Не следует сокрушаться о некоторой неравнозначности завтраков по весу и калорийности. Эта неравнозначность удобна для компенсации неравномерных энергетических затрат на маршруте. Тип завтрака (его меню) удобно назначать в рабочем порядке по мере прохождения маршрута. Проконтролируем расход продуктов.

(70*8+60*6+50*2+40*2+31*14+15*4+45*16)/16 = 2314/16 = 145г.

Теперь спланируем ужины. Они должны быть более сытными, чем завтраки. Отмечу, что завтраки и ужины с картофельным пюре хороши для быстрого приготовления пищи в тяжелых условиях, когда трудно довести до кипения воду.

  • гречка 5 раз 90г.;
  • рис 4 раза 90г.;
  • рожки 4 раза 90г.;
  • картофельное пюре 3 раза 65г.;

Проконтролируем расход круп на ужин (90*13+65*3)/16 = 1365/16 = 85г.

Планируем перекусы, которые добавляются к обеду или проводятся между завтраком и обедом.

  • колбаса 5 раз 45г.;
  • сало 5 раз 45г.;
  • рыба 6 раз 63г.

Не следует экономить на железе и отказываться от рыбных консервов. В рыбе имеются незаменимые питательные вещества. Лучше брать рыбу в масле, такие консервы лучше сохраняются на жаре. Средний вес перекусов (45*10 + 63*6)/16 = 828/16 = 52г.

Итого, минимальный список продуктов для завтрака, обеда и ужина обеспечивает расход 338+145+85+52 = 620г. Предположим, что вы желаете выйти на 700-граммовую облегченную раскладку. У вас есть резерв 80*16*8 = 10240г. Этот резерв расходуем на добавки. Вес добавок укажем на всю группу и на весь поход.

  • курага 3000г.;
  • лимоны в сахаре 2800г.;
  • чеснок 500г.;
  • лук 500г.;
  • специи (аджика, соус Чили,
  • перец, лавровый лист) 240г.;
  • кетчуп 1000г.;
  • шоколад 1200г.
  • грецкие орехи 1000г.

Отметим, что курага очень важна для работы сердца, так как обеспечивает организм калием. Лимоны в сахаре очень помогают на большой высоте, так как в них содержится витамин С и лимонная кислота, необходимая для восстановления нарушенного на высоте кислотно-щелочного баланса. Лук, чеснок и острые приправы совершенно необходимы в походном питании. Шоколад часто рассчитывают по количеству перевалов (приз за восхождение на перевал).

При желании в добавки включаются конфеты, вафли и прочая дребедень с не ярко выраженными функциональными признаками.

Если вы желаете иметь более основательную раскладку, то увеличьте расход круп на 10г., сладостей на ужин на 5г., все порции колбасы сала и сыра доведите до 50г. Это увеличит вес раскладки примерно на 35г. В добавки включите 1000г. меда, 2000г. вяленых бананов или фиников и 2000г. воблы. Это дополнительно увеличит вес раскладки еще на 40г. В итоге получится нормальная раскладка весом в 775г.

Предположим, что вы желаете получить легкую 650-граммовую раскладку. Полученный ранее минимальный состав в 620 грамм ущербен без специй, лука, чеснока и кураги. Необходимо увеличить резерв для добавок. Для этого утренние порции колбасы и сыра можно уменьшить до 40г., аналогично, на 5 г. уменьшаются перекусы из сала, сыра или колбасы. В итоге мы получаем список продуктов на 610г. Резерв в 40*16*8 = 5120г. используем для добавок следующим образом

  • курага 2000г.;
  • лимоны в сахаре 1600г.;
  • чеснок 400г.;
  • лук 400г.;
  • специи ( аджика, соус Чили,
  • перец, лавровый лист ) 240г.;
  • шоколад 480г.
А.А.Лебедев, 25.04.1998

5.2. Вымпелком на Памире

Далеко на Памире в хребте Зулумарт появился новый перевал Вымпелком. Его первопрохождение было включено в план супертрекинга Памирский марафон 99 уникального пешего путешествия, совершенного горными туристами из Московского авиационного института (МАИ) под руководством Андрея Лебедева. Спортсмены МАИ поставили перед собой дерзкую еще никем не решенную задачу: в одном полностью автономном походе (без помощи вертолета или каравана) подняться на две удаленных друг от друга вершины высотою 7000 метров.

В качестве объектов для восхождения были выбраны пик Революции (6974) и пик Ленина (7134). 38 дней потребовалось путешественникам, чтобы пройти 476 километров труднейшего Памирского бездорожья. Они преодолевали снежные болота и каменные завалы, распутывали лабиринты ледниковых трещин, спускались в разломы и поднимались на отвесные ледовые стены, по пояс в воде преодолевали в брод холодные бурные реки. Они перевалили через 11 горных хребтов, трое из которых возвышались более чем на 6000 метров. На 23-й день они поднялись на пик Революции, а на 37-й день на пик Ленина. Расстояние между исполинскими вершинами в 171 километр было преодолено за 14 дней.

Восхождение на семитысячник всегда считалось труднейшей и почетной задачей. Сбалансированное распределение сил между двумя семитысячниками, удаленными друг от друга на две недели пути, является архисложной задачей, в решение которой не верил ни кто, даже сама команда, пока полностью не прошла свой удивительный маршрут.

Путешествие проходило по совершенно дикой никогда и никем не заселенной местности. В течение 36-ти дней пути команде не повстречался ни один человек. Для эвакуации с маршрута группы с абсолютно здоровыми участниками требовалось около недели пути. В таких условиях любой, повредивший серьезно ногу, практически обречен на гибель в горах. Единственный шанс спасти пострадавшего давал вертолет, но для этого нужна связь. Компания Вымпелком решила помочь спортсменам в организации путешествия и предоставила в их распоряжение станцию спутниковой связи системы Иридиум. Станция оказалась очень практичной: быстрый выход на связь, постоянное присутствие в зоне видимости хотя бы одного спутника. Только в тесных ущельях связь была ограниченной, но такое встречалось весьма редко. Для подзарядки аккумулятора достаточно было взять с собой имеющееся в комплекте устройство зарядки от автомобильной сети и батарею из восьми спаянных элементов SONY общим весом 850 грамм. Упакованная в паралон и уложенная в железную банку из-под ветчины, станция оказалась невосприимчивой к механическим нагрузкам. Она выдержала многочасовую тряску по Памирским автодорогам, спуски по снегу на задней точке и неаккуратное обращение до предела уставшего участника. По вечерам на привалах станция дарила радость общения с родственниками и друзьями в Москве. Быть может, эта психологическая разрядка также поспособствовала успешному прохождению маршрута.

В спортивном туризме особенно престижно включать в маршрут хотя бы маленькие участки пути, где никогда не ступала нога человека. Самонадеянно утверждать, что на центральном леднике в истоках реки Западная Караджилга не было никогда ни геологов, ни топографов, ни гляциологов. Однако, можно с уверенностью утверждать, что никто и никогда до лета 1999 года не переваливал с этого ледника через хребет на север на ледник Северный Зулумарт. Еще в Москве на космическом снимке была выявлена седловина потенциального перевала в этом богом забытом уголке Памира. Теперь эта седловина пройдена. На ней в специально сооруженном конусе из камней лежит записка: Перевал Вымпелком, высота 5400 метров, категория трудности 3А. Впервые пройден группой туристов МАИ, совершающей горный поход 6-й категории трудности под руководством Лебедева А.А., 16 августа 1999 года. Группа поднялась на перевал со стороны долины Западная Караджилга в 14 часов. Погода солнечная, на небе перистые облака. Состояние группы отличное.

Подождем издания Перечня Высокогорных перевалов стран СНГ, в который перевал Вымпелком будет включен обязательно!

А.А.Лебедев, 03.09.1999

5.3. Маевская вершина

Здесь птицы не поют, деревья не растут,
И только мы плечом к плечу врастаем в землю тут.

Булат Окуджава.

Эта вершина изображена на всех картах. Она имеется и в Малом атласе мира. Она находится в сердце Памира, там, где начинаются его самые крупные ледники: 77-ми километровый ледник Федченко и 37-ми километровый ледник Грумм-Гржимайло. Ее называют пиком Революции. Опираясь на огромное основание, высоко к небу вознеслись ее четыре главы как лепестки волшебного цветка: Южная, Центральная, Главная (6974) и Северная вершины.

Стремительны наши рейды на вершины Памира. Мы слишком привыкли к динамичному изменению окружающего ландшафта и не выдерживаем длительной осады горных вершин. Вот и в этом походе на восхождение на пик Революции у нас имелось три дня.

Первый день - веревки, веревки, веревки. Казалось бы, не так уж и много, всего 9 штук, но на какой высоте! До обеда 5 веревок перил по льду на плато перевала Вертикаль 5900 м. А после обеда всего 4 веревки на перевал Революции 6300. Только эти четыре веревки потребовали 4 часа и заставили нас вылезти из кожи вон! Солнце из кулуара ушло очень рано. Начался мороз. На третьей веревке снег был настолько крут и глубок, что дальнейшее продвижение вверх стало невозможным. Не помогла и смена лидера. Ребята пробили в снегу косую траншею и вышли на скалы. Отсюда до перевала по прямой было не более 30 метров трудного снега, если же идти вверх по скалам, то до гребня пришлось бы провесить еще 2 веревки перил. Все более реальной становилась угроза обморожений. И вот тут потребовалась предельная мобилизация, возможно, самая экстремальная за весь поход! Мышечный взрыв и пройден последний участок глубокого снега. Далее отвесный карниз, но это значительно привычнее и проще. И вот Игорек уже на перевале: - А здесь солнышко и еще тепло!, доносится с плато, и у каждого появляются силы пройти эту последнюю веревку. Ужинали при свече.

Какая красивая и страшная звездная ночь! Нас 7 человек. Мы на высоте 6300 метров. Внизу крутой спуск 9 веревок перил, 40 километров по леднику Грумм-Гржимайло, 30 километров по Танымасу, 120 километров до тракта, а затем озеро Каракуль, перевал Кызыларт, Алайская долинаГосподи, куда мы забрались, маленькие кусочки протоплазмы? Кто нас спасет? Даже на станции Мир человек интегрирован в цивилизацию куда в большей степени. Да что там говорить, конечно же, станция Мир это Казанский вокзал по сравнению с плато Революции! Ну, попробует космонавт заболеть, за ним будет следить целый институт врачей и давать советы, а потом его рано или поздно вывезут! А вот тот из нас, кто сломает завтра ногу, наверняка умрет! Да, мы, как говориться, в дальнем космосе, где-то за орбитой Марса.

На следующее утро после короткого спуска с перевала Революции на одноименное плато, мы начали изнурительный подъем к вершине пика. Шли медленно. Сказывался глубокий снег и усталость от предыдущего дня. Путь на Северную вершину преградил широкий разлом. Пришлось обходить его слева, а заодно и всю Северную вершину. На крутом и жестком склоне между Центральной и Северной вершинами надели кошки. Здесь на бесконечном и нудном подъеме нас стали покидать последние силы. Кое-как доплелись до подножия восточного гребня Главной вершины.

Спасло то, что приступы бессилия к нам приходили и уходили по очереди. Вот и теперь, у подножия гребня на долгий привал расположилась вторая связка: Зураб, Юра и Борис. Я, отвязавшись от своей связки, медленно дожимал последние метры. Ноги были ватными, изголодавшемуся по кислороду мозгу безумно хотелось спать. А впереди железный Славик провешивал перильную веревку на гребень Главной вершины. На перилах ребята пропустили меня вперед, так как я знал, как устроена верхняя окутанная туманом часть горы. Оказавшись на гребне, я дунул, что есть мочи, к вершине. Содержимое тура настолько интриговало меня, что я забыл про усталость и в одиночестве дошел до заветной маленькой осыпной площадки с маленькой башенкой из камней туром Главной вершиной пика Революции. О ребятах я не беспокоился: гребень простой, дойдут по следам.

Разобрав камни, я достал железную банку и извлек содержимое. Бережно развернул полиэтиленовую пленку. В ней находился вымпел Спортклуба МАИ и моя записка 1990 года! Девять лет никто после нас не поднимался на эту вершину. Значит, не было экспедиций в 1991 году. Не получилось восхождения у совместной татарско-английской экспедиции 1992 года. Ну а позже началась гражданская война.

Подошли Слава, Игорь и Петр. Я сфотографировал записку, написал новую и обе уложил в тур. На обратном пути на гребне встретили Бориса. Все-таки он пересилил себя и решил сходить на вершину. Мы подождали его у подножия гребня на высоте 6900, в том месте, где остановились Зураб и Юра.

Конечно, в 1990 году команда МАИ выступила на пике Революции гораздо круче. Она не просто взошла на вершину, но проложила с ледника Федченко новый маршрут по ледовому ребру восточного края стены Мышляева. 1000 метров перил, две ночевки на ребре, последнюю из которых можно назвать висячей, а затем выход на плато Революции по крутым скалам на высоте 6100 метров! Заместитель руководителя команды 1990 года Валерий Логинов спросил меня:

- Почему вы не пошли с ледника Федченко по ребру?
- Во-первых, команда 1999 года не настолько сильна технически, как наша старая команда, а во-вторых, после пика Революции нам предстояло еще пройти 170 километров и взойти на пик Ленина. Поэтому мы не могли так сильно напрягаться. - ответил я.
- А физически новая команда сильнее?
- Я думаю, что так.
- А технически послабее? - не унимался Логинов.
- Конечно.

И я почувствовал, что Валере это приятно: он гордился походом 1990 года, и это справедливо. Не даром нам дали Большие золотые медали на Чемпионате Союза.

Но прав ли я в том, что новая команда физически сильнее? Да, конечно же, нет. Ее составляют обычные ребята с обычными среднестатистическими в туристской среде данными. Однако признаюсь, что более волевой и сплоченной команды мне даже трудно представить. И этого достаточно, потому что проблема прохождения маршрута 1999 года не является физической, а является интеллектуальной и духовной. Я это говорил до похода, говорю и сейчас. И именно в этой сфере, в конечном итоге, было найдено ее решение.

А.А.Лебедев, 02.09.1999

5.4. Медвежий

При подвижках пульсирующих ледников лед может
двигаться со скоростью сотен метров в сутки,
проходя за несколько месяцев 8-10 км.

Л.Д. Долгушин и Г.Б. Осипова, Ледники

Я убежден, что ледники живые существа. У каждого из них есть свой характер. Злобный и агрессивный как белая акула Адишский ледник, могучий и уверенный как синий кит ледник Федченко, игривый и веселый как дельфин ледник Грумм-Гржимайло, скрытый и коварный как крокодил Абдукагор, хищный и грациозный как пантера ледник Дзержинского. И еще ледники кушают, однако не будем развивать эту мрачную тему.

Медведь опаснейший непредсказуемый зверь. Он может казаться спокойным и добродушным, и часто бывает действительно таковым. Бывает труслив как заяц и убегает от громкого крика. Но в состоянии неистовой ярости он способен нанести человеку чудовищные травмы. Вот каким мне представляется пульсирующий ледник Медвежий самый знаменитый после Федченко ледник на Памире.


Из грота в самом кончике ледника Русского географического общества вырывается река Ванч. Над ее широкой корытообразной долиной в два ряда выстроились облака. А по середине прямо над рекою простирается узкая полоска голубого неба. Я был уверен: это пришел афганец теплый и влажный юго-западный ветер с Индийского океана. Непогода продержится еще 3-4 дня. Значительных осадков не ожидается, однако горы и впредь будут окутаны плотным туманом.

Наш послеобеденный отдых подходит к концу. В получасе ходьбы нас ожидает мост через непреодолимый в брод левый приток Ванча Абдукагор. Пора принимать решение: правый берег реки приводит к перевалу Абдукагор, левый берег в долину реки Дустироз и далее через перевал МВТУ к Язгулемскому перевалу. Оба пути выводят на ледник Федченко и оба мне хорошо знакомы. По Абдукагору мне идти в 7-й раз, а по Дустирозу в 12-й.

Интересно, в каком состоянии сейчас находится ледник Медвежий? Этот удивительный ледник периодически совершает подвижки: он начинает быстро сползать в долину, поверхность его растрескивается и становится непроходимой. Язык удлиняется, пересекает реку Абдукагор и упирается в скалы противоположного берега. Река поднимается и образуется опасное своим неожиданным прорывом озеро. В советские времена такую ледниковую запруду бомбили авиабомбами, предотвращая грозящее наводнением накопление воды. Интересно, бомбят ли запруду в независимом Таджикистане?

Раньше в долине реки Абдукагор добывали хрусталь, и через ледник Медвежий поддерживалась тракторная дорога. В 1992 году здесь уже никто не работал, трактор уехал, очевидно, что его нет и сейчас. Если Медвежий подвинулся в этом или прошлом году, то он составит очень серьезное препятствие. На пересечение его языка может уйти целый день, если его вообще возможно пересечь. Во избежание этой ловушки решаю идти на Дустироз.

За все время обеда к нам никто не подошел. А я ждал. К абдукагорскому мосту местные всегда приезжали на пикники. В полутора километрах ниже моста у дороги всегда находился кош. Похоже, что все изменилось. Дорога имеет заброшенный вид. Местами она завалена камнями, и никаких следов протектора. Вспоминаю, что в пяти километрах ниже моста дорогу пересекает лавинный вынос. Теперь понятно: дорога поддерживалась только благодаря абдукагорскому трактору.

Вот он, знаменитый абдукагорский мост! Сколько походов начиналось или заканчивалось около этого моста! 1981, 1988, 1990, 1991, 1992 это только мои походы. А еще существуют сотни других руководителей по всей стране. Мост сработан на века. Он еще в очень приличной форме. На поперечной перекладине стальной конструкции на высоте около пяти метров в совершенно недоступном, на первый взгляд, месте красуется надпись: МАИ н/к 08.90 П.М.. Ее сотворил маевский турист Пименов Миша в 1990 году.

Дорога на Дустироз почти не изменилась, быть может, только чуть гуще заросла травой. Под ногами попадается лошадиный помет. Интересно, сколько ему лет? Вся дорога в цветах. Особенно много душистых белых метелок, которые я по подмосковному опыту привык считать болотным растением. А еще здесь очень много такой знакомой по средней полосе лиловой герани.

Мы кого-то гоним, смотрите, как примята трава замечаю я. А вот и помет. И я перешагнул через внушительную кучу темно зеленых, почти черных колбасок с волокнами растительного происхождения. Мы обсудили, кто бы это мог оставить, однако, об истинном творце этой кучи мы даже и в шутку не упомянули. До встречи с ним оставалось не более двух часов.

Шли быстро. Меня не покидала надежда дотянуть к вечеру до замечательной березовой рощи в устье Джингальдары. Однако этому не суждено было сбыться. Пересечение оврага продемонстрировало, как сильно мы все устали. В шести километрах от моста дорогу размывает ручей. Склоны его сухого русла были настолько круты, что было страшно идти даже по вырубленным ступеням. На противоположный склон поднимались, поддерживая друг друга за руки. Потеряв много времени и вспомнив, что через час перед водопадом предстоит пройти аналогичное, но гораздо более протяженное препятствие, мы решили остановиться на ночлег.

Через сотню метров за поворотом протекал чистый ручей. Палатки поставили прямо на излучине поворота: тут и склон безопаснее, и дорога пошире. Это было мое старинное место ночлега. Здесь заканчивался первый день челнока в долину реки Дустироз.

Далеко внизу в трехстах метрах ревел Абдукагор. Прямо напротив, на другой стороне реки стояли заброшенные домики поселка геологов. Мне почему-то казалось, что я должен увидеть там одинокую фигуру крестьянина, и я часто и подолгу всматривался, невольно пытаясь ее найти. Чуть дальше по долине Абдукагора виднелся язык ледника Медвежий. Подвижки давно не было. Смеркалось, ужин подходил к концу.

К этому времени Она подошла уже совсем близко. Молодая, красивая, Она уверенно шла по своей дороге, наверное, уже в трехсотый раз. Рядом с ней то, забегая вперед, то, слегка отставая, семенили два самых родных для нее существа. К лету эти существа подросли, и Она их начала выводить на свою дорогу. Здесь они учились находить сладкие стебли, переворачивать камни и ловить уховерток. Сейчас за поворотом будет чистый вкусный ручей. Вечерний ветерок гнал из долины сверху знакомые запахи. Около ручья Она подняла голову и остолбенела. Прямо перед ней на ее любимой дороге сидело семеро двуногих существ и еще лежало два огромных толстых и безногих существа. Затем существа вскочили и одно из них начало сотрясать воздух какими-то непонятными звуками, что-то вроде: Давай уфигивай! Ты еще яйцеклеткой не была, когда я уже топтал эту дорогу!

Мы тоже сначала остолбенели. Сейчас мы не помним, чей сдавленный голос произнес первым: Ребята, медведица с медвежатами!. Она стояла на дороге в 25-ти метрах от наших палаток. Мы увидели друг друга одновременно. Медведица была в совершенном смятении. Она поднялась на задние лапы и начала, покачивая головой, разводить передними. Возможно, она еще никогда не видела ни одного человека. Юра ринулся за фотоаппаратом. В следующее мгновение медведица пришла в себя, повернулась к склону и стремительно начала набирать высоту. Медвежата ринулись за ней. Один из них упал, на два метра откатился назад, вскочил и снова побежал за своей мамашей. Это был крутой травянистый склон со скальными выходами. Горная техника у медведей была изумительной, а скорость передвижения потрясающей. За 5 минут они поднялись метров на двести. Затем мать обернулась, последний раз посмотрела на нас и скрылась за перегибом.

Перед сном я затащил в палатку и разложил по удобным местам наши ледорубы, ледовый молоток, бутылку с бензином и зажигалку. Больше вроде притащить было нечего. Спали спокойно.

А.А.Лебедев, 06.09.1999

5.5. Идеология успеха

В рассказе Маевская вершина я выдвинул тезис о том, что проблема прохождения Памирского марафона-99 не является физической, но является интеллектуальной и духовной. Один из бывалых путешественников сказал, что догадывается, какой смысл я вкладываю в эти слова. И для проверки попросил меня высказать мою собственную трактовку.

Начнем с того, что пройденный маршрут позволяет несколько раз вымотать даже самого сильного и тренированного спортсмена. Поэтому силой его не пройдешь. Так в чем же секрет? Секретов много. Сформулировать их не так просто, так как подобные формулировки рождаются в результате анализа часто не осознанных, но инстинктивно найденных абсолютно правильных действий. И все же попытаемся это сделать.

Нашим лозунгом будет компенсация ограниченности физических возможностей за счет совершенства процессов управления на всех уровнях сложной иерархической системы люди в горах.

Первое. Необходимо ввести и строго соблюдать очень важное ограничение: прохождение подобного маршрута следует превратить в обыденную жизнь в горах. Следует исключить или хотя бы свести к минимуму любые преодоления, напряжения или надрывы. Каждое напряжение оставляет последствия, которые склонны накапливаться. Чтобы жить на большой высоте обыденной жизнью надо иметь определенный запас физических сил, отменное здоровье, но главное привычку и опыт. Тогда дежурства не раздражают, а проходят легко и быстро. Непогода и холод не портят настроения. Путешественнику всегда тепло и сухо, а вечерняя усталость переводится в разряд приятной усталости после лыжной прогулки.

Очень многое зависит от руководителя. Чтобы исключить всякого рода перенапряжения, планирование дневных переходов, а также серий из дневных переходов обязано быть совершенным. Для этого, кроме интуиции, существует множество приемов: от многократного переживания похода на прогулках с сыном по Москве, до применения регрессионного анализа с целью прогнозирования временных затрат на отдельных участках пути. При исполнении плана никогда не следует упираться рогом. Исполнение должно быть гибким, и эта гибкость призвана компенсировать не только ошибки планирования, но и последствия непредсказуемого развития процессов в сложной иерархической системе люди в горах.

Второе. Руководитель обязан сознавать, что его реализацией в походе и предметом гордости является его искусство, благодаря которому группа в полном составе и в нормальном состоянии доходит в срок до конечной точки маршрута. Этим он отличаетесь от участников, каждый из которых решает свою индивидуальную задачу. Фундаментом этого искусства являются: знание гор, знание людей, умение предсказать развитие процессов и умение предвидеть случайные события, запускающие эти процессы. Все это приходит с опытом, однако, скорость обучения зависит от ума руководителя и его наблюдательности. Типичная ошибка заключается в повышенном внимании ко второй компоненте системы люди в горах (к рельефу, погоде) при забвении первой - людей. Руководитель обязан видеть своих участников, читать в их глазах, не надеяться, что все необходимое будет произнесено вслух. Тогда он сохранит группу, а группа пройдет то, что она может объективно пройти.

Третье. Все, что говорилось о руководителе, остается справедливым и для участников, каждый из которых обязан сознавать себя руководителем в подсистеме тело и дух в горах. В частности, с опытом к участнику приходит понимание того, что необходимо постоянно прислушиваться к своему организму, анализируя его реакции на изменения во внешней среде. Более того, необходимо правильно интерпретировать полученные от организма сигналы. Как только ни колдовали мои участники перед сном: запихивали звездочку в нос, закладывали за щеку лук. Что это - мнительность? Нет, это найденные индивидуальные меры профилактики простудных заболеваний. В целом такое поведение обеспечивается наблюдательностью, сосредоточенностью и самоорганизованностью и при реализации требует воли и опыта. Когда моя молодежная команда в первый раз выехала на Памир, чем только не болели ее участники. В этом третьем по счету памирском походе, начиная с восьмого дня, из аптечки разбирались только крем от солнечных ожогов и вьетнамская мазь звездочка. Исключение составили заболевания кишечника у двоих участников на леднике Дзержинского после потребления сырой застойной воды из озера в его правом кармане.

Пример. Я не считаю справедливой установку веса рюкзаков в зависимости от веса участников. Дело в том, что кровеносно-сосудистая система развивается не пропорционально размеру тела. Следовательно, тяжелые участники с тяжелыми рюкзаками будут испытывать непомерно большие нагрузки. Поэтому я придерживаюсь наиболее распространенной системы раздачи по участникам равного веса. Конечно, и эта система далека от совершенства. И я уверен, что самому легкому участнику нашей команды Петру Рыкалову было особенно тяжело. Однако он нашел для себя механизм компенсации. Он единственный из команды, кто систематически спал после обеда в течение всего похода. Это не было проявлением чрезмерной усталости, но это было проявлением мудрости и самоорганизованности.

Следующим шагом постижения системы тело и дух в горах является приобретение навыков управления физиологией своего организма. Это означает, что каждый участник обязан стать чуточку йогом. Умение вовремя включить на уровне физиологии механизмы адаптации, и в нужный момент активизировать обмен веществ позволяет гораздо эффективнее воспользоваться ограниченными ресурсами физической силы и здоровья.

Четвертое. Поход это кульминация сложного процесса, самая длительная часть которого проходит в Москве. К сожалению, я не умею готовить экстремальные походы, не манипулируя сознанием участников. Необходимо как можно раньше консолидировать группу вокруг идеи будущего маршрута. Лучше всего это сделать не позднее октября. Мой метод таков: под видом двух еженедельных тренировок по общефизической подготовке, я получаю систематический доступ к мозгам участников. Это позволяет мне заражать их своим фанатизмом и, тем самым, поддерживать у них постоянное эмоциональное напряжение. Идеально, если участники, как и я, многократно переживают весь поход день за днем. За год они успевают вложить в поход так много времени и сил, что неучастие в нем воспринимается как трагедия. Один из участников перед походом вдрызг разругался с директором своего предприятия, где он получает немалые деньги. И, все же, он ушел в поход, несмотря на угрозу увольнения. Лично я целый год намеренно не устраивался на работу, обрекая себя и свою семью на материальные трудности. Но иначе я просто не мог качественно готовиться к такому походу. В результате подготовка к походу проводилась с любовью. Только так можно нащупать нестандартные и абсолютно правильные решения. С любовью планировались: раскладка, витаминно-солевой комплекс и примусное хозяйство.

Группа состояла только из участников памирского похода 1998 года. Пятеро из них прошли памирский поход в 1997 году. Мы намеренно не брали никого, кто не участвовал бы в наших походах. Мы даже уклонились от включения в группу одного очень известного и выдающегося спортсмена, который только своим присутствием оказал бы нам великую честь. Все это делалось для того, чтобы обеспечить в группе хороший психологический климат. Все были прогнозируемы. Все гадости, которые могли полезть из переутомленного и неконтролирующего себя участника, были наперед известны и заранее прощены. В результате люди не утомляли друг друга в изнурительном и очень длительном походе. От этого группа становилась сильнее, гораздо сильнее аналогичной группы с одним очень сильным, но незнакомым всем остальным участником.

Ну, вот и все. Главное из того, что оформляется в слова, я, кажется, рассказал. Если читатель сочтет все это тривиальным и не объясняющим наш успех, то мне остается только сослаться на тонкое искусство, колдовство и божью помощь.

А.А.Лебедев, 01.10.1999

5.6. Почему мы уходим в горы

О каком бы состоянии ни помнил человек,
он и достигнет непременно.

Бхагавад-Гита, глава 8, текст 6.

Знаменитый и банальный вопрос: почему вы ходите в горы? Сколько раз нам его задавали в Москве, сколько раз нам его задавали крестьяне в горах! А теперь задают журналисты. Так вот, дорогие мои журналисты и обыватели, держитесь, я сейчас вам отвечу! Но не за мою жену Вику и не за моего друга Славу, а за себя. При этом я отвечу на более конкретный вопрос, почему я, рискуя жизнью, хожу в походы высоких категорий. Я погружусь в глубину моего подсознания и вытащу из него ответ. И постараюсь быть честным. Но только предупреждаю: честные и вытащенные из подсознания ответы обычно шокируют сознание людей. Боюсь, что многие мне этого не простят.

Когда-то в доисторические времена древние люди встали на задние ноги и создали искусственный мир цивилизацию. И за первое и за второе им пришлось заплатить. Существует много болезней, которые обусловлены прямохождением. Ученые выяснили, что с прямохождением связана дополнительная нагрузка на весь организм и, в особенности, на позвоночник. Жизнь в цивилизованном мире это тоже нагрузка, но уже на психику человека. Человек устает от постоянной ответственности, от кучи обязанностей, от монотонности и, в конечном счете, от бессмысленности жизни. И поэтому он стремится хоть на короткое время превратиться в животное. Наиболее распространены следующие способы: секс без любви, дискотечная трясучка, пьянка и наркотики. Дороже изысканная жратва. Еще бывают бани и сауны. И еще бывают всевозможные комбинации. Кстати, все ли они продвинуты на нашем рынке? Не знаю, продаются ли где-нибудь танцы под рок-музыку в бане и в обнаженном виде? Все это, конечно, свинство. Удивительно, что когда человек хочет стать животным, он чаще всего превращается в свинью. А слабо превратиться в слона?

Так вот, я каждый год ухожу в сложные походы, потому что чувствую в них себя волком. Да, я стремлюсь стать животным. К разочарованию многих, дело здесь не в красотах природы, и не в стремлении что-либо покорить, и тем самым возвыситься над собою или окружающими. И не в твердой руке друга или напарника по связке. И не в приближении к Богу или к абсолютной истине. Конечно, все эти романтизмы имеют место, но они не составляют базового инстинкта. А ведь только сильнейшим инстинктом можно объяснить столь фанатичную тягу к горам.

И теперь, когда я догадался об этом, становится понятным очень многое. Например, в походе мне не нужна женщина. Я же не обезьяна, готовая заниматься сексом каждый день. Ежедневный секс чужд волчьей натуре, так же как он чужд эстетике сложных горных походов. Моя команда это моя стая. А я сильный, мудрый, но еще молодой вожак.

С каждым днем пребывания в горах мои жилы наполняются горячей кровью. Я начинаю наслаждаться своим движением. Как чудесно, с огромным рюкзаком, но на легких ногах быстро бежать по верхушкам камней: все проходится на чисто динамическом равновесии. Какая ловкость! Сердце работает с наполнением, дыхание ровное, и вот за час я уже набираю 500 метров по высоте! Моя стая бежит за мной, и мы все бежим, подчиненные единственной и чисто животной цели дойти до конца маршрута и остаться в живых.

С каждым днем мои чувства становятся все более обостренными. Я чувствую замысловатый ход трещины под слоем снега, я предчувствую изменение погоды. Я заранее вижу, кто готов заболеть. Я инстинктивно принимаю решения, а потом удивляюсь, почему они оказались настолько точными и правильными.

С каждым днем мы говорим все меньше и меньше, а наш лексикон беднеет и заполняется матом, в котором полностью отсутствует сексуально-эмоциональное содержание. Это просто лай стаи волков. Наш запах становится резким. Нас боятся все звери: козлы и бараны, медведи и барсы. Когда в 1997 году мы на 27-й день линейного маршрута спустились с пика Ленина на Луковую поляну, нас испугались даже люди. У нас были дикие волчьи глаза! И не один из местных причастных к поборам киргизов даже не заикнулся о плате за восхождение на пик Ленина.

Наши желания становятся простыми и естественными. Мы всегда хотим есть, даже ночью. Иногда хотим пить. Каждый день мы ходим и по большому, и по малому, и каждый раз не далеко. Иногда нас мучают газы. После обеда и ужина мы хотим спать, а утором - скорее бежать дальше. Мы легко переносим холод и жару, чувство голода и тяжелые переходы. Нам не нужен отдых. В этом году мы бежали 38 дней подряд и пробежали в горах 470 километров. Ночью мы любим прижиматься друг к другу и, свернувшись калачиком, спать в нашей общей норе, то есть, в коллективном спальном мешке. Иногда мы любуемся внезапно открывшимся красивым ландшафтом, или звездной ночью, или луною. Волки очень любят любоваться луною.

Вынужденные жить в квартирах как в клетках и задыхаться на улицах в окружении тысяч людей, мы испытываем в городах чудовищные стрессы. И все потому, что волки нуждаются в территории. В горах же мы ощущаем свободу пространства и слушаем музыку тишины. И чем меньше мы встретим людей, тем лучше. Волки не любят людей. В этом году мы их не видели 36 дней. Как это прекрасно, не видеть людей 36 дней! За эти дни мы пили только чистую горную воду, дышали только чистым горным воздухом, за поход мы испарили по центнеру пота. Лично я похудел на 17 килограммов. Многие мои клетки обновились, а старые прочистились. Я опять помолодел. И я не прилагал для этого никаких специальных усилий. Я просто жил нормальной волчьей жизнью.

Мой четырехлетний и гениальный, как все дети, сын, увидев бегущую под перевалом Фишт стаю из пятнадцати волков, спросил: Они нас будут кушать? Да, они могут это сделать, - ответил я. И тогда он спокойно и рассудительно произнес: Нет, они меня не скушают. Я буду с ними дружить. Ведь я песик. Значит, и он вырастит волком.

Лебедев А.А., 25.09.99

5.7. Страшная правда высоких категорий
(детям без опыта пятерки читать воспрещается)

Подготовка к смерти проходит
Через ряд упражнений на не хочу

Александр Седов

Полностью сумасшедшая затея удалась! так озаглавлен мой плакат с картой Памирского марафона, который в апреле 1999 года я вывесил в нашей штаб-квартире Турклубе МАИ и с которым я так люблю выступать на встречах. Последнее слово в заглавии дописано после похода. Что касается первых трех, то это не бравада, а скорее самокритика. В апреле маховик подготовки к походу был полностью раскручен, все мосты сожжены, и я ходил слегка ошалевшим от неизбежности скорого выполнения сверхзадачи. Я по-настоящему сомневался, действительно ли этот маршрут при определенных условиях можно пройти до конца, или у меня что-то сдвинулось в голове, и я потерял чувство реальности? Затея была сумасшедшей сразу по нескольким признакам.

Во-первых, маршрут проходил во внутреннем Памире на территории Горного Бадахшана, по существу, не контролируемого официальными Таджикскими властями. Уже только это для некоторых людей может служить признаком сумасшествия, хотя я и не согласен с этим. Более того, при вынужденной эвакуации из точек на значительной части маршрута мы попадали в Ванчскую долину, полностью контролируемую отрядами самообороны, которые равнозначны, для многих, отрядам боевиков.

Во-вторых, перед участниками похода ставилась дерзкая, или даже, наглая задача. Видите ли, нам было мало подняться на семитысячник и не обмороженными спуститься в базовый лагерь. Нам даже мало подойти к вершине, взойти на нее и счастливыми спуститься с гор в автономном походе. Нет, надо, спустившись с вершины, пройти еще 170 километров через несколько перевалов, по пути совершить первопрохождение тройки А, перебродить Беляндкиик и Зулумарт и примерно на сороковой день похода подняться еще на один семитысячник! Думать серьезно о таком походе это признак сумасшествия в глазах уже подавляющего большинства.

В-третьих, участникам похода предстояло прожить в горах более месяца с сознанием того, что для эвакуации группы с полностью здоровыми участниками может потребоваться около недели. А эвакуация со сломавшим ногу участником может обернуться беспомощным созерцанием его медленного угасания. А ведь сломать ногу, будучи под тяжелым рюкзаком, так легко на любом из десятка тысяч ежедневно попадающихся камней! А уж о падении в ледниковую трещину и говорить не приходится. Поэтому от этого маршрута попахивало смертью. И надо быть сумасшедшим, чтобы длительное время переносить такой запах.

Мои мысли о смерти, озвученные на собрании группы, как-то особенно возбудили членов команды. Реакция была неоднозначной. Некоторые разозлились, другие расстроились. И первые, и вторые запретили мне говорить об этом впредь. Я еще молодой и умирать не собираюсь!, - резко сказал один из участников. Да кто же собирается? Может оказаться, что просто придется. Лично меня особенно угнетала специфическая для нашего маршрута преобладающая вероятность именно длительной и мучительной смерти и даже не моей, а одного из членов команды. В стандартной шестерке с множеством крутых и опасных мест проще: там шлепнулся участник, и труп готов. А вот видеть процесс в течение нескольких дней это круто!

Прав был Сергей Стрыгин, когда в особых указаниях на нашей маршрутке расписал необходимые действия после гибели члена команды. Все это надо каждому прочувствовать и пережить до отъезда, чтобы выйти на маршрут холодным и спокойным как танк. Или же остаться дома. Тогда и деньги будут сэкономлены, и безопасности в группе будет больше.

Конечно, мысли о смерти для юных особенно противоестественны. Я хорошо помню, как в 1981 году Никита Степанов, показав в Турклубе МАИ слайд с трупом Миши Вьюнова на пике Коммунизма, сказал: Он очень сильно устал. Тогда мне было 26 лет, и я расценил подобный комментарий как проявление высшего цинизма. Буду руководить всегда сам и никому не позволю утомить меня таким образом, подумал я. Это и определило мой нестандартный путь в спортивном туризме. С 1981 года я ни разу не ходил участником. С каждым годом я матерел и мое отношение к вопросу о смерти изменялось. Теперь я уверен, что нужно серьезно задумываться о смерти именно для того, чтобы вернуться из похода живым.

Приведу простой и до безобразия утилитарный пример. Как-то раз, когда до отъезда из Москвы осталось не более трех недель, я разозлился на легковесное отношение к своим обязанностям врача и завхоза. На упрек, что они тянут с обсуждением наших общих проблем, они сослались на какие-то личные дела, связанные то ли с работой, то ли с аспирантурой. Дурашки, - подумал я, а вслух сказал: На что вы тратите драгоценное время? Зачем вам аспирантура, если вы не вернетесь домой? Вероятность несчастного случая в этом походе около трети (тогда у нас не было еще спутниковой связи, и я был настроен особенно пессимистично). Нас девять человек, поэтому каждый из нас играет в русскую рулетку с 27-зарядным револьвером. Так не лучше ли потратить все оставшееся время на установку барабана с сотней мест для патронов? Каждый час наших усилий по подготовке похода оценивается некоторым количеством дополнительных шансов остаться в живых! Теперь вы понимаете, что означает сейчас предельная концентрация и сосредоточенность на подготовке к походу?

Дорогие мои участники, простите меня за столь экспрессивные методы воздействия на ваше сознание. Я бесконечно рад, что вы сейчас все живы и здоровы. Победителей не судят, в том числе и руководителей. А статистически проверить правильность моих действий невозможно, потому что такие походы удаются один раз в жизни. Надеюсь, вы все-таки поняли простую и печальную истину, что с юношеским мировоззрением необходимо распрощаться каждому, кто всерьез собирается в экстремальный памирский поход.

Лебедев А.А., 24.09.99

5.8. Печальный символ разрушенной империи

И уже не найти тот разрушенный дом -
Разоренье кругом, запустенье кругом.
Запустение мест до горячки родных.
Уходи, не смотри. Подними воротник.

Юрий Лорес

Никогда не посещайте мест, где вы были счастливы в детстве, - гласит народная мудрость. Конечно же, я не был ребенком девять лет назад, однако этот срок уже достаточно велик, чтобы правило начинало действовать. И на Абдукагорском мосту, и в березовой роще Дустироза, и на озере у ледника Захарченко и на вершине пика Революции происходило одно и тоже. При приближении к объекту я начинал тосковать, к горлу подступал комок, и в этом нервном возбуждении я убегал от группы вперед и приходил в одиночестве первым. Особенно ярко все это проявилось при подъеме к гидрометеорологической станции (ГМС) имени академика Горбунова. Там я опередил всех на 20 минут! И были еще, как это говорится, скупые мужские слезы. Возможно, я успел сильно устать, раз проявил такую слабость.

Уникальное здание ГМС построено на скале около ледника Федченко на высоте 4200 метров над уровнем моря. Здание сделано в виде дюралевой полубочки с двойными стенами. Между стенами метровый зазор. Я постучал почти без всякой надежды застать станцию обитаемой, а потом без труда открыл дверь. Все в доме свидетельствовало о срочной и неожиданной эвакуации. Питание в сети не было отключено от аккумуляторной батареи. Оставлен журнал с записями метеорологических данных. Журнал был разлинован на 1996-й год, однако последние заполненные строчки относились к декабрю 1995-го. Рядом с радиостанцией лежала телефонограмма, в которой говорилось о последнем вертолете на Хорог. По-видимому, зимовщик в одиночестве постепенно проживал последние ресурсы. На столе валялся почти пустой мешок мумифицированной картошки, всюду в доме висели гирлянды лампочек от карманного фонаря, свидетельствующие, что дизель давно не работал, и единственным источником электроэнергии служила стоящая в сарае аккумуляторная батарея. Кстати, она до сих пор давала хороший ток, и мы воспользовались этим для подзарядки аккумулятора спутникового телефона.

В шкафу стояла прекрасно подобранная библиотека. Здесь были книги по культуре народов востока, по истории средней Азии, художественная литература, восточная поэзия и, конечно же, книги о путешественниках. На некоторых экземплярах стояли автографы известных исследователей Памира.

С грустью и тоскою взирал я на ГМС - этот символ разрушенной империи. Конечно, обремененный гражданской войною Таджикистан не в состоянии финансировать дальнейшее продолжение работ. И все же хочется верить, что станция возродиться вновь. Я ходил по ее комнатам с предчувствием, что вот-вот увижу нечто очень важное и проливающее свет на мучившие меня вопросы. Напрасная надежда. Ведь главный вопрос, почему умерла эта станция, на уровне рационального восприятия был прост как смерть родного человека.

А.А.Лебедев, 30.09.1999

5.9. О композиции горных маршрутов

Спортивные путешествия принято сравнивать по сложности набора препятствий. О гармоничности маршрута говориться вскользь, а между тем, именно в достижении гармонии кроются практически неограниченные возможности для самовыражения.

С точки зрения анализа восприятия любое путешествие, в том числе спортивное, является рядом организованных во времени впечатлений. В этом смысле путешествия мало отличаются от произведений искусства в музыке, поэзии или кино. Уже одно только наличие фактора времени определяет схожесть элементов формы и приемов композиции в этих видах искусства. В частности, огромную роль играют контраст, противопоставление развивающихся во времени разнохарактерных тем, непрерывность развития от спокойного вступления до кульминации и т.д.

Наибольшее разнообразие устоявшихся и проверенных временем форм проявляется в музыке. И это естественно, поскольку музыка является самым абстрактным искусством. Можно смело сказать, что в музыке найдены наиболее совершенные формы организации временного ряда впечатлений, и, по-видимому, наиболее адекватные природе человеческого восприятия.

Чтобы не быть голословными обратимся к стихотворению А.Блока "Бледные сказания" (1907).

- Посмотри, подруга, эльф твой (1)
Улетел!
- Посмотри, как быстролетны
Времена!
Так смеется маска маске, (2)
Злая маска, к маске скромной Обратясь:
- Посмотри, как темный рыцарь (1)
Скажет сказки третьей маске
Темный рыцарь вкруг девицы
Заплетает вязь
Тихо шепчет маска маске, (2)
Злая маска маске скромной
Третья смущена
И еще темней на темной (1)
Завесе окна
Темный рыцарь только мнится
И стрельчатые ресницы (2)
Опускает маска вниз,
Снится маске, снится рыцарь
- Темный рыцарь, улыбнись
Он рассказывает сказки, (1)
Опершись на меч.
И она внимает в маске.
И за ними тихий танец (2)
Отдаленных встреч
Как горит ее румянец! (1)
Странен профиль темных плеч!
А за ними тихий танец (2)
Отдаленных встреч.
И на завесе оконной (3)
Золотится
Луч, протянутый от сердца
Тонкий цепкий шнур.
И потерянный, влюбленный
Не умеет прицепиться
Улетевший с книжной дверцы
Амур.

Справа выделены цифрами две музыкальных темы. После двукратной экспозиции, в которой эти темы сохраняют свой размер, начинается разработка. Темы переплетаются все сильнее и сильнее, истончаются, их изложение превращается в перекличку. Завершается стихотворение кодой. Замечательный пример прелюдии Скрябина.

Я долго не догадывался о связи спортивного туризма с музыкой, и мои походы были далеки от гармонии. В частности, получившее первое место на последнем Чемпионате СССР, путешествие 1990 года имело весьма уродливый маршрут. Он состоял из 8-ми дневного челнока, короткого первого кольца с первовосхождением на пик Рокзоу, короткого второго кольца с восхождением на пик Революции и длинного отхода по леднику Федченко до ГМС, призванного намотать километры. По сути, это было чисто альпинистское мероприятие. Первовосхождение на пик Рокзоу и восхождение на пик Революции доминировали над идеей гармоничного похода.

С 1991 года я стремился строить совершенные по форме походы. Это были простые походы: тройки, четверки и пятерки. Особенно удачными оказались памирский поход 1991 года (4 к.с.) и два памирских похода 1992 года (5 к.с. и 3 к.с.). Весьма гармоничным оказался поход 1997 года. Он высечен в форме двух частной сонаты наподобие 32-й сонаты Бетховена. Динамичное allegro с множеством технически сложных и близко расположенных перевалов сменяется созерцательным и философски углубленным Largo протяженного пешего путешествия по долине Сауксая. Отличается этот поход от 32-й сонаты финалом. Вместо постепенного угасания, как это происходит в бетховенской сонате, поход завершается эмоциональным взлетом и кульминацией в виде восхождения на пик Ленина.

В Памирском марафоне-99 абсолютно точно воспроизводится форма большой одночастной сонаты эпохи позднего романтизма с множеством тем, объединенных в крупные тематические комплексы, и сложной поликульминационной разработкой. Это очень похоже на си минорную сонату Листа и еще больше похоже на симфоническую Поэму экстаза Скрябина.

Организованные в сонатной форме музыкальные произведения начинаются с экспозиции демонстрации основных тем. Первая тема, призванная сразу захватить внимание слушателя, чаще всего динамична. Противостоящая ей вторая тема лирична или созерцательна. Но бывает и наоборот, например Поэма экстаза Скрябина начинается с комплекса медленных и певучих тем. Именно такое обращенное построение особенно характерно для горных походов.

Экспозиция Памирского марафона открывается певучей Темой прекрасной долины. Неторопливо развивается ее чистая мелодия, строгая, без лишних украшений. Фактура прозрачна, сознание фиксирует каждый звук: красивый камень, куст облепихи, шиповника или холодный чистый ручей. Порой эта мелодия кажется совсем аскетичной или холодной: пустынные галечные берега Танымаса, безжизненные светло-коричневые скалы, лиловые осыпные склоны. И тем оживленнее воспринимается скромная интермедия в виде зеленой заросшей коноплей лужайки на берегу ручья в полутора километрах от устья Северного Танымаса.

Теме прекрасной долины противопоставляется комплекс из трех динамичных тем: Темы борьбы, Темы победы и Темы тревоги и мрачных предчувствий. Первые две представлены в экспозиции в весьма скромном обличье. Настоящая борьба еще развернется, но это будет в разработке в середине симфонии. Действительно, тропежка на леднике Наливкина составила лишь трехчасовой эпизод, а выход на ледник Федченко, хоть и радостное, но далеко не триумфальное событие. Зато тема тревоги и мрачных предчувствий разворачивается в экспозиции во всей своей красе. Подъем в тумане на перевал Лонжерон, страх перед лавинами, непрекращающийся грохот обвалов 28 и 29 июля. Как в калейдоскопе мелькают сюрреалистические картинки: чудовищные бергшрунды, бездонные разломы, готовые рухнуть в любой момент нагромождения сераков.

И тем контрастнее воспринимается переход к разработке, которая снова начинается с темы прекрасной долины. Здесь она представлена в совершенно преображенном чувственном виде. Гармонии альтерированы, многочисленные украшения, среди которых преобладают трели, почти сливаются, образуя последовательность, плавно перетекающих друг в друга, звуковых комплексов. Хрустальные ручьи в мшистых берегах, бриллиантовые водопады, герани с огромными лиловыми цветками, березовые рощи. И каждый аккорд как будто взывает к нам: Куда вы идете? Жизнь так прекрасна!

Но вот Дустироз пройден. За коротким эпизодом с темой борьбы на перевале МВТУ снова развивается тема прекрасной долины, но теперь уже в сочетании с темой тревоги и мрачных предчувствий. Мы на озере у ледника Захарченко. Прекрасный пример полифонии: западный берег озера мягкий и зеленый с многочисленными кустиками золотого корня, а восточный берег холодный, суровый, с отвесными сколами Язгулемского ледника. На спокойной задумчивой глади плавучая льдина, а на заднем плане устрашающе громоздится чудовищный ледопад.

Медленно и планомерно идет подготовка к кульминации разработки. Подъем по Язгулемскому леднику в обход ледопада, пересечение ледника Федченко. И вот ее первый вал перевал Омара Хайяма. Тема борьбы захватывает все звуковое пространство. Надрывно ревут трубы, неистовым свистом отвечают им струнные. Волевым напором обеспечивается каждое движение залитых истомой ног. Сядь и поспи - вкрадчиво напевает мелодия из темы прекрасной долины. И снова трубы, и снова свист, и снова пройден очередной метр пути!

Второй вал кульминации разработки связан с подъемом на плато пика Революции, и, наконец, третий вал с восхождением на его вершину. В нем соединяются и тема тревоги, и, предательски соблазняющая прекратить восхождение, тема прекрасной долины, и, конечно же, темы борьбы и победы.

Плавно затухает разработка после последнего, содрогнувшего стены концертного зала, триумфального аккорда. Мы спускаемся по леднику Грумм-Гржимайло. Состояние радостное и безмятежное. Впереди нас ожидает прекрасная долина и наша заброска, укомплектованная удивительно вкусными продуктами.

В репризе, как это и принято, производится повторная демонстрация тем. Только темы после разработки часто оказываются совершенно преображенными. Вспомните поруганную святыню из девятой сонаты Скрябина. Нежная, девственно чистая вторая тема сонаты в репризе превращается в гимн сатане! Так и в нашем походе. Тема прекрасной долины становится основным носителем тревожных и мрачных настроений. Заливные луга Джайляукумсая засыпаны снегом, группа медленно ковыляет по валунам. Внимание напряжено. Каждый боится подвернуть или даже сломать ногу. С противоположного берега за группой наблюдает волк. А через два часа встреча со стаей волков! Сознание подготовлено к самому худшему, поэтому мы долго не замечаем, что это не волки, а всего лишь бараны. Но даже волки лучше каравана вооруженных людей с наркотиками. По мере приближения к Беляндкиику следы присутствия человека становятся все более явственными. Наконец, неожиданная находка двух временно покинутых палаток, и это в трехстах метрах от нашего лагеря!

За темой тревоги и мрачных предчувствий перед первопрохождением перевала Вымпелком следуют темы борьбы и, конечно, победы. Перевал пройден, реприза завершена. Начинается выстроенная из того же тематического материала кода с грандиозным эмоциональным подъемом в виде восхождения на пик Ленина. Симфонию завершает скерцо (так заканчиваются си-бемоль минорная соната Шопена и Прометей Скрябина). Это бегут под рюкзаками с перевала Путешественников к альплагерю Ачикташ до последней нитки промокшие под дождем счастливые участники путешествия.

А.А.Лебедев, 03.10.1999

5.10. Напутствие начинающим руководителям

Спортивная цель похода - преодоление пространства в горах. Грандиозность похода, глубина, сила и незабываемость впечатлений прежде всего зависят от протяженности преодоленного пространства и в меньшей степени от сложности отдельных препятствий. Поэтому, планируя поход, стремитесь к линейному маршруту или маршруту в форме ключа (кольцо с линейным участком во второй половине похода), а на маршруте делайте все возможное, чтобы группа прошла его до конца.

Постоянно помните, что вашей реализацией в походе как руководителя и предметом гордости должно стать ваше искусство, благодаря которому группа в полном составе и в нормальном состоянии доходит в срок до конечной точки маршрута. Этим вы отличаетесь от участников, каждый из которых решает индивидуальные задачи. Слагаемыми этого искусства являются: знание гор, знание людей, умение предсказать развитие процессов и умение предвидеть случайные события, запускающие эти процессы. Все это приходит с опытом, однако, скорость обучения зависит от вашего ума и наблюдательности. Второе качество можно развить. Объект, который вам приходится изучать, и которым вы пытаетесь управлять, это люди в горах. Типичная ошибка начинающих руководителей заключается в их повышенном внимании ко второй компоненте этого объекта (к рельефу, погоде) при забвении первого - людей. Учитесь видеть своих участников! Учитесь читать в их глазах! Не надейтесь, что все необходимое будет произнесено вслух. Тогда вы сохраните группу, пройдете то, что группа может объективно пройти и, возможно, обойдетесь без помощи врача.

Я лишь слегка наметил контуры той грандиозной по сложности задачи, которую приходится решать руководителю. Нужно быть очень сильным, чтобы индивидуальные проблемы вашего пребывания на маршруте не отвлекали от решения этой задачи.

Теперь о самом страшном - о смерти, и о самом тяжелом - о вашей ответственности за жизнь участников.

Руководителям походов первой категории сложности

Меня не очень беспокоят простуды, ангины, потертости ног и растяжения суставов. Ваши маршруты проложены вблизи от цивилизованных мест и, максимум за два дня, вы спустите пострадавшего к людям. Фатальным может оказаться укус змеи или каракурта, поражение молнией, снос рекой, селем, быстрый камень и нападение бандитов.

Если кого-то укусят, то ему страшно не повезло. Никаких специальных и общеизвестных рекомендаций по этому поводу я давать не буду. Однако напомню, что каракурты водятся не только в пустынях и пустынных предгорьях Средней Азии, но и в Крыму (проходили сообщения о вспышках численности крымской популяции), не исключена возможность их проникновения на Кавказ.

Гроза в горах значительно мощнее, чем на равнине. Она может составить светопредставление, которое навсегда останется в вашей памяти. Я дважды пережил такую грозу на Кавказе в 1982 и в 1989 годах. Чтобы исключить поражения молнией правильно выбирайте места ночевок. Не останавливайтесь на пупырях. В грозу не поднимайтесь на холмы или вершины и не ходите по гребням. Не пережидайте грозу под отдельно стоящими высокими деревьями. При приближении грозы лучше всего остановиться лагерем, поставив палатки на непритягательной для молнии площадке. Занесите рюкзаки в палатки или оставьте их около палаток под полиэтиленом и спокойно переждите грозу.

Снести рекой кого-то может только по его собственной дурости. В единичке через речки ходят по мостам, а в брод переходят лишь через горные ручьи, и то, чуть-чуть выше щиколотки. И, все же, предупредите участников об этой опасности. Некоторые не поверят, что их легко завалит ручей глубиной по колено. Утром при чистке зубов можно нечаянно оступиться и попасть в стремнину.

Остерегайтесь селей! Не вставайте лагерем около селевых выносов или напротив них. Очень часто туристы ночуют на берегу реки. Это не запрещается, однако у руководителя обязано появиться беспокойство, если мощный ливень (стена воды) продолжается более часа. На втором часу это беспокойство обязано перейти в настоящую тревогу. Лучше гарантированно вымокнуть под дождем и переставить лагерь в безопасное место, чем с маленькой вероятностью попасть под сокрушительный сель. Катастрофические ливни на Кавказе в августе 1989 года унесли с селями десяток человеческих жизней. Помните, что высота сметающей все на своем пути грязе-каменной стены может достигать десяти и более метров.

Однако самой реальной смертью в единичке и в походах посложнее я считаю смерть от камня. Падение камней в горах является обыденным явлением. Поэтому его и надо больше всего бояться. Не разбивайте лагерь напротив кулуаров, не ставьте палатку на пути подозрительно лежащих валунов. Слабые землетрясения в горах не так уж редки. Я пережил в походах, кажется, 3 таких землетрясения. Даже незаметный толчок в 2-3 балла может вывести камень из его ложа, и он скатится на вашу палатку.

На привалах не садитесь спиной к склону, но садитесь боком и поглядывайте на склон. Это касается каждого участника! По траве камень может скатиться бесшумно. Остерегайтесь долгого пребывания под скалами, особенно, если видны свежие сколы на камнях или вы заметили выбитый из грунта дерн. Остерегайтесь коз и людей, если они находятся над вами. Чаще всего камни сходят по вине ваших товарищей. Поэтому не бегайте бездумно по склонам, каждый турист обязан развивать технику хождения, благодаря которой камни под ногами не приходят в движение. Поднимаясь группой по склону, не растягивайтесь. Идти следует плотной группой. Тогда спущенный первым камень не успеет разогнаться и покалечить последнего. Когда группа поднимается или спускается по камнеопасному склону, то необходимо идти наискосок, постоянно пересекая линию падения камней. Если необходимо подниматься прямо вверх, то закладывайте галсы. На поворотах замирайте, дожидаясь выхода последних из-под первых.

Руководители! Не допускайте отставания участников! Отставшие новички вами не контролируются, поэтому они остаются наедине с опасностями. Необходимо учиться ходить плотной группой. Идите первыми, задавая темп для самых слабых. Чтобы чувствовать самых слабых поставьте их сразу после себя. Замыкать группу должны спортивные ребята с избытком мощности. Не допускайте безобразия, когда сильные участники начинают вопить, что им скучно идти в хвосте группы. Обычно такие вопли от скрытой слабости. Припугните их разгрузкой слабых участников. Но не спешите разгружать слабых: прежде всего вы должны быть полностью уверенными, что такая разгрузка действительно необходима для продолжения похода. Помните, что предложения о разгрузке могут обидеть участника. Поэтому разгружайте парней только в крайнем случае. Эти предостережения не относится к случаю заболевания.

Помните, что девушка в походе хороша, если она мало несет. Сделайте девушке легкий рюкзак (15 кг). Уверяю, всем от этого будет только легче! Не включайте в группу больше трети девушек. Е cли вес рюкзаков у парней превышает 28 кг, то это признак того, что вы плохо подготовились к маршруту. Рюкзак тяжелее 32-х кг опасен для здоровья.

В последнее время приходится специально напоминать об опасности нападения бандитов. Чтобы избежать агрессии надо правильно выбирать район путешествия, правильно планировать ночевки на маршруте и правильно обращаться с чужими людьми. На подъездах старайтесь не разделяться. В городах не отпускайте участников от группы в одиночку. Не пейте спиртное сами и, тем более с местными. Избегайте дискотек, танцплощадок и тому подобных увеселительных объектов. Не ночуйте вне гостиниц, а в случае вынужденной ночевки на вокзале, выставляйте дежурных.

Не разбивайте лагерь вблизи населенных пунктов. Старайтесь уклониться от конфликта. Самая трудная, но и самая типичная задача это суметь отвязаться от липких гостей. В подобных ситуациях от руководителя требуется не только дипломатичность, но и неординарность решений. Помните, что развивающуюся агрессивность можно сбить резкой сменой темы разговора. Задайте вопрос, не заботясь о логичности перехода к этому вопросу. Клиент задумается, и если он пьян, то забудет о предмете прошлого неприятного для вас разговора.

И последнее. Я специально не упоминал о переломах ног и разбитых вдребезги черепах. Надо умудриться, чтобы совершить такое над собой в единичке. Однако не забывайте, что основной причиной глупых травм является спешка утомленного участника. Не переутомляйте участников, старайтесь прочувствовать порог усталости каждого из них. Ни в коем случае не подгоняйте уставших. Относите срыв графика похода и не прохождение маршрута к своим ошибкам и, прежде всего, к плохой подготовке похода, а точнее к допущенному вами несоответствию мощности группы и сложности маршрута. Если такое несоответствие объективно существует, то в походе вы сможете лишь сгладить вопиющие противоречия, но кардинально изменить ситуацию вам не удастся.

Начинающие руководители! Вы поднимаетесь на новую ступень туристского мастерства. Те, кто никогда не руководил, даже при наличии пятерочного опыта обладают недоразвитым и ущербным туристским сознанием. Только груз ответственности за жизнь людей вправляет мозги и делает туриста зрелым. Мне, как руководителю походов высших категорий сложности, приходится систематически страдать от неполноценности ни разу не руководивших зеленых суперменов. Поэтому руководите! От этого вы сами вырастите как участники, и, кроме того, вы принесете радость многим, очень многим начинающим туристам. Выращенное дерево должно плодоносить. Не зря же вас учили учителя!

Руководителям походов второй категории сложности

В двоечке к уже перечисленным опасностям добавляется возможность погибнуть в ледниковой трещине. Как только появляется закрытый ледник, как бы глупо не выглядели меры предосторожности при всей очевидности отсутствия трещин, жестко и тупо следуйте правилу: идти следует в связках. Не поддавайтесь провокациям альпинистов, которые зачастую прокладывают безопасные тропы для одиночного хождения по ледникам. Двое альпинистов МАИ один за другим погибли в трещинах на Эльбрусе. На памирском леднике Абдукагор и в других местах я наблюдал дырки на альпинистской тропе. Каждая такая дырка это труп или, в лучшем случае, травмированный участник. Даже на самом ровном, казалось бы, безобидном леднике можно угодить в трещину. Так было на леднике Федченко: мгновение - и вместо одного из товарищей Валерия Логинова над абсолютно ровной снежной поверхностью торчала одна голова. Только благодаря связке он остался в живых. Когда его вытащили и заглянули в дыру, дна никто не увидел.

Когда идете по леднику в связках, следите за натяжением веревки. Веревка должна быть натянутой, в руках никаких колец. Если нужно прыгнуть через трещину, притормозите, предупредите товарищей по связке о готовящемся прыжке, слегка подтяните идущую от вас веревку и, воспользовавшись образовавшейся слабиной, прыгайте через трещину. Если прыгнули первым, то побеспокойтесь о своих товарищах, вовремя притормозите, помните, что они у вас на поводке. Если провалитесь с натянутой веревкой, то не получите никаких ощущений. Однажды, двигаясь в метель к памирскому перевалу Кашал-аяк, мы забурились в ледопад. Трещины были припорошены свежим снегом, идентифицировать их было невозможно. Я шел первым и, провалившись десять раз подряд, так устал, что обложил трехэтажным матом этот ледник и передал право проваливаться следующему участнику группы. Ничего особенного, рабочий момент.

Но если вы провалитесь с ненатянутой веревкой, то наверняка создадите проблему. Углубление головы более чем на метр потребует специального мероприятия по вашему извлечению. Углубление на три метра может привести к травме. Стандартная ситуация: группа собралась отдохнуть, никто не развязывается, веревки собраны или просто валяются под ногами. Группа перекусила, попила водички, и первый пошел вперед. Не успела веревка натянуться, как он попадает в трещину, с углублением головы в 10 метров.

Так было на альпинистских сборах в Дигории в 1979 г. Девушка в спортивной двойке после выхода на связь углубилась на 8 метров. Ее напарник растерялся, и в результате его неправильных действий ее углубленность возросла еще на 4 метра. После этого он решил ничего не предпринимать, а только орать и махать пуховкой. До следующей связи 2 часа. Хорошо, что они успели спуститься практически через весь ледопад и находились от лагеря в зоне прямой видимости. Размахивающего альпиниста случайно обнаружили в бинокль, и тотчас выступил спасотряд. Пока спасотряд поднимался, девушка просидела в трещине два с половиной часа. Она не травмировалась, но была совершенно мокрой и переохлажденной. На следующее утро, почерневшая, она ковыляла по лагерю, на нее было страшно смотреть.

В 1990 г. на Памире на Язгулемском леднике я и Гущин лакомились курагой. Мы стояли в ледопаде около борта ледника, путь был трудным, но трещины были неглубокими. Я пошел, сказал Гущин и тут же провалился в трещину на 3 метра. Ему не повезло: он ударился грудью о ледовый выступ и сломал ребро. Я не буду подсказывать, как избегать таких случаев, ответ очевиден.

Итак, по закрытым ледникам ходите всегда в связках и на натянутой веревке. Тройка надежнее двойки. Расстояние между участниками 12 - 15 метров. Остальная веревка в рюкзаке у последнего участника. Проникнетесь мозжечком, спинным мозгом, короче, возбудите в себе следующий инстинкт: неожиданно падая в трещину, заваливайтесь на спину на рюкзак. Это не относится к случаю перепрыгивания через потенциальную трещину. Если вы технично заваливаетесь на спину, то в 90 случаях из 100 вы не провалитесь глубже пояса.

На горизонтальном заснеженном леднике рывок слабый и не сбивает второго с ног. При спуске по наклонному леднику второго может затянуть в трещину. Поэтому он обязан быть начеку, и в случае падения первого немедленно зарубиться. Однако, это не надежно, поэтому в ледопадах со спуском (более характерных для перевалов 2Б и 3А к.с.) старайтесь идти с попеременной страховкой, а еще лучше по перилам.

В большинстве случаев провалившийся по грудь или по шею участник выбирается сам. Второй в этом случае помогает ему, натягивая телом веревку (отходит как бурлак на Волге). Такая помощь обязана быть ненавязчивой и выполняться по командам потерпевшего. Если напарник не в состоянии самостоятельно выбраться, то лучше всего ничего не делать, а просто стоять (или лежать), сохраняя натяжение веревки и дожидаясь помощи второй связки. Вот почему не следует допускать большой дистанции между связками.

Подоспевшая на помощь связка в первую очередь фиксирует веревку. Для этого проще всего воспользоваться петлей со схватывающим, который вяжется на веревке. Петля протыкается ледорубом и на него встает человек. Если участник не пострадал, то он вытаскивается блоком через середину веревки. На край трещины под веревку обязательно подложите подстрахованный ледоруб, иначе веревка врежется в фирн. Сначала блоком вытяните рюкзак, а затем его обладателя. Вытаскивать грузы следует со страховкой. Если трещина широкая, а провалившийся полон сил, то можно попытаться вытащить его с рюкзаком. В процессе подъема в каждый момент времени специальный наблюдатель и потерпевший должны находиться в прямой видимости. Это обязанность наблюдателя, который руководит подъемом пострадавшего. В одной из туристских групп МАИ в 80-е годы девушку насмерть удавили полиспастом, не заметив, что она головой упирается в нависающий край трещины. Кстати, какой дурак придумал тащить ее полиспастом?

Вытаскивание из трещины усложняется, если в результате рывка веревка врезалась в фирн, и провалившийся повис под снежным мостом. Зачистка трещины над участником может травмировать его глыбами фирна, льда или свисающими с моста сосульками. Лучше всего аккуратно (чтобы не обвалить мост) расчистить противоположный край дыры, спуститься к потерпевшему и передать ему веревку для оттяжки. Далее начинается творческая работа, суть которой в переносе натяжения к новой веревке и вытаскиванию пострадавшего по этой веревке через расчищенный край дыры. Такого творчества можно избежать, если передвигаться по леднику поперек трещин и с натянутой веревкой. Вдоль трещины можно идти только, если ее граница явно выражена, и вы уверены, что двигаетесь по монолитному ледовому блоку.

Пока потерпевший находится с рюкзаком за плечами, он быстро теряет силы. Достаточно представить, что ваш товарищ находится в сложном положении под нависающим мостом и к нему необходимо спуститься, чтобы понять, как важна специальная профилактика, позволяющая потерпевшему самостоятельно освободиться от рюкзака и перевесить его на основную веревку. Разве не маразм спускать потерпевшему каску, чтобы тот мог защититься от сосулек? Однако вы будете вынуждены дойти до маразма, если провалившийся шел без каски. Поэтому не пренебрегайте профилактикой, ступая на закрытый ледник: надевайте каски и страхуйте рюкзаки. И последнее, как руководитель я бы не доверил свою жизнь спасателям с опытом единички. Поэтому в двоечке руководитель должен максимально избегать попадания в трещину. Ему лучше идти в передовой связке вторым, направляя живца и качественно его страхуя.

Теперь снова поговорим о камнях. Для двоечки характерна новая опасность - разогнавшиеся на снегу камни. Многие перевалы 1Б к.с. в той или иной степени камнеопасны. Это относится, прежде всего, к перевалам со снежными кулуарами в скальном обрамлении, к перевалам со снежно-ледовыми склонами под осыпной или скальной седловиной и к перевалам со снежно-ледовым траверсом под скалами. Разгоняясь на снегу или на льду, камни приобретают поистине убойную силу. В вязком мокром снегу они летят медленнее, оставляя возможность туристам принять решение. Однако днем камней больше. На замороженном снегу камни летят как пули. Вот почему особенно опасно, когда кулуар еще в тени, а скалы уже осветились солнцем. Камнепады особенно интенсивны утром и вечером, когда оттаивают или смерзаются трещины в скалах. Все камнеопасные участки безопаснее всего проходить до первых лучей солнца на прилегающих к вашему пути скалах. Поэтому правильно планируйте график движения, и если это необходимо, корректируйте его на маршруте.

Все участники обязаны быть в касках. Первый, кто заметил камень, предупреждает группу криком камень. Если камень идет на вас - уйдите с его пути, однако помните, что камни в неровном кулуаре легко изменяют направление своего движения. Если ваши возможности для маневра ограничены сложным рельефом или страховкой, то, пригнувшись к склону, закройтесь рюкзаком.

Последнее напутствие. В двоечке закладываются основы техники и стиля хождения по горам. Следите, чтобы участники правильно рубили ступени, правильно держали ледоруб, чтобы учились работать с веревкой. Руководитель обязан быть сдержанным. Если кто-либо из участников вас окончательно достал, устройте привал (перекус или обед), подойдите к нему и спокойно предложите провести с ним индивидуальное занятие (теоретическое или практическое). Если в группе имеются лица, не отработавшие самозадержание в период предпоходной подготовки, то настоятельно рекомендую в начале похода провести с группой практическое занятие.

А.А.Лебедев, 18.04.1998

Комментарии: Ваш комментарий:


 
В тексте комментария возможно использование псевдо-тэгов [b], [i], [u].





   Главный редактор: Константин Бекетов; Программист: Andrew Jelly; Дизайн: Анна Годес;