LOGO
Поиск

Обсуждение

Добавить отчет

Конвертор

Контакты

О проекте



пик Семеновского
Автор: Константин Бекетов


Welcome! Welcome! Bienvenue! Welcome! Welcome! Welcome!

Все материалы, находящиеся на сервере являются собственностью их авторов.
Информация предоставляется без каких-либо гарантий, как явных, так и предполагаемых.



Site Meter

Hosted by RUNNet
Runnet


 
 

Отчет о велопоходе "Полярный Урал 2009" по маршруту пос. Полярный - Хадата - оз. Бол. Щучье - Лаборовая - Лабытнанги

Отчет о велопоходе II к.с. "Полярный урал-2009"

Общая информация о маршруте

Нитка

Посмотреть обзорную карту

Cт. пл. 110 км – р. Бол. Пайпудына – руч. Золотой – пер. - р. Лонготъёгана – пер. – р. Немуръёган – р. Сядотаяха – пер. – р. Гэна-Хадата – р. Хадата – руч. Ворга-Шор – пер. – оз. Бол. Щучье – р. Нодэяха – р. Щучья – пер. – р. Гердизшор – р. Мадъяха – р. Щучья – фактория Лаборовая – «Бованенковская трасса» – р. Харбей – ст. Обская – ст. Лабытнанги.

Общая протяженность: 386 км. Маршрут пройден 19-28 июля 2009 г, продолжительность 10 дней, в т.ч. 1 дневка. В среднем, в день 43 км.

 

Участники

Андрей Марченко
Марченко Андрей (председатель), г. Москва
Глеб Заходякин
Заходякин Глеб (логист), г. Москва

Общая характеристика маршрута

Маршрут проходил по северной части Полярного Урала севернее ж/д ветки Сейда-Лабытнанги. Единственными постоянными населенными пунктами на протяжении маршрута являются фактория Лаборовая, поселок Обская и город Лабытнанги на финише. Необходимо планировать автономное обеспечение на все время прохождения маршрута.

Полярный Урал, верховья р. Бол. ПайпудыныНачальная часть маршрута проходит в горной местности и, в целом, является пригодной для велотуризма. Здесь присутствуют дороги хорошего и приемлемого качества, по которым можно передвигаться на велосипеде большую часть времени. Дороги, как правило, проложены по долинам рек. Рельеф альпийский а местность очень необычна и живописна (тундра, лесотундра). Горы невысокие, с высотами порядка 1000 метров. Перепады высот на перевалах небольшие – в пределах 300 м, набор высоты плавный. Основными препятствиями для движения являются броды через реки и ручьи, а также заболоченные участки. Броды преодолеваются без специального снаряжения, однако течение в реках стремительное, а вода холодная. В период высокой воды, как было в нашем случае, переправа может потребовать немало времени и острых ощущений. Заболоченные участки встречаются повсеместно – в районе перевальных озер, в долинах рек, на восточных склонах и в тундре. Топких болот нет, но движение с велосипедом крайне затруднено.

Полярный Урал, р. ЩучьяВторая часть маршрута – от вдоль р. Щучья и далее до Лаборовой (р. Нодэяха – руч. Молтасё – руч. Гердизшор – руч. Мадъяха – р. Щучья – фактория Лаборовая) проходит по тундре и представляет собой болото, передвигаться по которому можно только пешком. Очень желательно здесь иметь велорюкзак с лямками, поскольку это позволит приятно разнообразить волочение груженого велосипеда по болоту. В обширных болотистых участках существуют проблемы с питьевой водой. Ее источником могут служить крупные ручьи, а в тундре - озера.

Переправа через р. Щучья близ Лаборовой имеет вероятностный характер. В период высокой воды брода мы не нашли – ни в показанном на карте месте, ни в описанном группой Бекетова-Гуревича, ниже по течению. Нам повезло с попутными вездеходами. Вездеходчики переправлялись в 500 м выше по течению от отмеченного на карте места. Однако для них имеет значение пологий берег, а не глубина или скорость течения. В отсутствие транспорта переправиться можно будет только вплавь. Лаборовая находится далеко от реки и лодок там нет, хотя могут быть вездеходы.

Полярный Урал, Бованенковская трассаЗаключительная часть маршрута (от фактории Лаборовой до ст. Обская) – укатанный щебеночно-гравийный грейдер протяженностью около 140 км. Близ Лаборовой и ст. Обской он хорошего качества, а в середине сильно разбит грузовиками. Движение на трассе практически отсутствует. По проложенной рядом однопутной железной дороге курсируют мотовозы и рабочие поезда. Со слов рабочих, раз в сутки есть пассажирский (скорее всего, тоже рабочий) поезд, который останавливается только на разъездах, расположенных через 30-40 км. На перегоне поезд не остановится. Попутного транспорта за все время движения мы не встретили, поэтому необходимо рассчитывать только на свои силы. Магазины есть в Лаборовой и вскоре за мостом через р. Щучья – в оранжевых балках слева от трассы (при движении в Обскую). Цены и ассортимент северные. Между поселком Обская и Лабытнанги проложен асфальт (11 км).

Местность открыта всем ветрам, преобладающее направление – северное и северо-западное, с океана. Это наиболее сильные ветры, средняя скорость 12-15 м/сек. Бывают ветры западного и юго-западного направления. Нам повезло, и ветер был попутным на всем протяжении Бованенковской трассы. При необходимости ехать против ветра, возникли бы серьезные трудности, поскольку скорость его очень велика, в особенности, в утренние и вечерние часы (сносит груженый велосипед).

Климат Полярного Урала суровый. В середине июля на склонах хребтов местами еще белеет снег, а в конце августа- начале сентября вершины уже покрыты снегом. В начале мая наступают белые ночи. В период с 1 июня по 11 июля продолжается полярный день и солнце вообще не заходит. Период белых ночей продолжается до начала августа, что при необходимости позволяет увеличить ходовой день. В начале августа ночи уже темнее: ежедневно день убывает на 10 минут. В середине месяца кончается лето: желтеет трава, ночи становятся длинными, темными, часты заморозки и туманы. Погода непостоянна – облачность и дождевые облака могу появиться в течение нескольких минут. Погода в течение всего похода стояла жаркая (до +37) и сухая. В безветрие ее переносить тяжело из-за высокой влажности. С заходом солнца температура резко падает и держится около нуля, возможны заморозки.

Растительность, в основном, представлена карликовой березкой, луговыми травами и цветами. Конец июля — разгар цветения растений в горах. Ягоды подходят позже, в первую неделю августа. Крупные кусты и деревья встречаются редко – в основном, в глубоких, защищенных от ветра долинах рек, либо на юге – в районе пос. Полярный, р. Харбей, в долине р. Щучья. Это ольха, ива, лиственница. Кусты по берегам рек и ручьев представляют собой серьезное препятствие для движения. В качестве топлива можно использовать сухие ветви, которых достаточно на вездеходных «трассах», плавник, остатки строений, однако гораздо практичнее использовать газ.

Животный мир разнообразен. Июль – пик активности комаров и мошки. Из крупных хищников есть волки, медведи, росомахи, рыси. На дорогах постоянно встречается мелкая живность – зайцы, ласки, птицы.

Местное население занимается оленеводством, рыболовством и охотой. Люди настроены доброжелательно. Возле переправы через р. Немуръёган есть балок с магазином. Возле оз. Бол. Хадата Юган Лор – несколько пустых балков. Возле оз. Щучье живет егерь, в течение нескольких лет работает экспедиция геофизиков. Близ озера Харампэто, у дороги в Лаборовую, расположен православный детский лагерь «Земля надежды». На дороге от Полярного к Хадате могут встретиться вездеходы или ГАЗ-66. Далее, в сторону Щучьих озер, транспорта еще меньше, поскольку здесь начинается территория заказника и необходимо разрешение, а дороги сильно разбиты. Туристов в районе немного, место популярно у водников. Встретили 2 пешие группы в районе Лонготъёгана и Хадаты.

Необходимо отметить, что весь маршрут находится в пределах погранзоны (установлена ФСБ в 2007 г), поэтому необходимо получить разрешение, связавшись с погранотрядом в г. Салехард. Значительная часть маршрута (р. Хадата – оз. Щучье – фактория Лаборовая) проходит по Горно-хадатинскому заказнику, поэтому необходимо также получить разрешение администрации заказника, расположенной в г. Салехард. Ни то ни другое разрешение мы получить не успели (надо планировать на это, как минимум, месяц). На станции Сейда стоит блок-пост, устроенный в поезде; по информации от местных жителей, проверки бывают в речном порту и аэропорту г. Салехард. Нам повезло, и никто нами не интересовался. Егерь отнесся к нашему появлению спокойно. Делу помогло наличие маршрутной книжки с печатью МКК.

Снаряжение

Велосипеды – Merida Matts Sport 700 (2004), GT Avalanche 1.0 (2008), велорюкзаки AVL75 и «Снаряжение». Палатка - Normal «Отшельник». Для приготовления пищи использовались газовые горелки – Kovea и MSR и складной алюминиевый экран для горелки Kovea, позволивший добиться существенной экономии газа. Для преодоления многочисленных водных препятствий на маршруте, а также хождения по болоту очень удобным оказался комплект из тонких неопреновых носков и сандалей для водных видов спорта. В такой обуви можно с комфортом находиться в течение ходового дня, а на биваке переобуться в сухие кроссовки или ботинки. При движении обувь испытывает серьезные нагрузки (хождение по воде, камням, грязи, кустам), поэтому должна быть качественной и крепкой. Желательно наличие защиты пальцев и передней части стопы. В середине лета обязательны накомарники и промышленные запасы репеллентов.

Для навигации использовался комплект карт ГШ (1, 2, 5 км), спутниковые снимки районов Лаборовой, р. Харбей и г. Лабытнанги, а также компьютер FSC Pocket Loox N560 с программой OziExplorer CE. Для подзарядки компьютера в походных условиях применялась Li-Pol батарея Prestigio PowerBank 301. Маршрут движения записан при помощи GPS-логгера Holux M-241. Ориентирование не представляло проблем, поскольку движение происходило либо по дороге, либо по очевидному вездеходному следу.

Технический отчет и путевые заметки

День 1. 19.07, Вс

День 1Ст. Пл. 110 км (пос. Полярный) – р. Мал. Пайпудына – р. Бол. Пайпудына

Дорога: грейдер
Протяженность: 32 км за 5:40.
Набор высоты +120 м (130 – 250)
Препятствия: брод через М. Пайпудыну, брод через Б. Пайпудыну, несколько размытых участков грейдера на пересечении ручьев.

Прибыли по расписанию (15:35 MSK – здесь и далее время московское) на станцию пл. 110 км. Выгрузились достаточно оперативно. Поезд стоял дольше положенной 1 минуты, выбросились еще 2 группы – водники на Харбей и пешеходы, которые собирались на Хадату и Щучьи озера. На станции их встречали 2 ГАЗ-66. Местные смотрели на велосипеды скептически, сказав, что приезжать надо в начале августа, когда меньше воды и комаров и больше подножного корма.

Быстро собрали велосипеды, в 16:10 стартовали. Я обнаружил, что посеял велокомпьютер. Компьютер Андрея – беспроводной, для экономии батарей отключили датчик, так что весь поход он работал как часы и термометр. Погода пасмурная и прохладная, низкая облачность. Вершины гор спрятаны в плотных облаках.

Поселок ПолярныйПоселок Полярный находится в запустении, хотя возле ж/д станции бывает техника и, похоже, есть какие-то мастерские в балках. Мы познакомились с местными транспортными средствами – народ разъезжает по тундре на ГАЗ-66 и каракатах, которые представляют собой трехколесные мотоциклы с огромными колесами. Остальная часть поселка – жуткого вида бараки. На улицах много мусора и металлолома. Пока петляли по улицам поселка, встретили группу студентов – ребята фотографировались в развалинах Полярного (поселок действительно сильно напоминает Зону из «Сталкера»). Ближе к харбейскому грейдеру повстречались две девушки из этой же группы – те рассказали, что бродили они по горам 8 дней, немало покормили комаров и поплавали в болоте. Пожелав друг другу удачи, мы двинулись на север по грейдеру. Дорога хорошего качества, можно быстро ехать, несмотря на небольшой, но постоянный набор высоты.

Брод через Малую ПайпудынуЧерез 4 км первый брод – через р. Малая Пайпудына. У брода мы были в 16:45. Переправлялись больше часа. Течение в реке стремительное и при глубине выше колена сносит. Ширина реки около 50 м. Разведали брод – он чуть выше по течению, сначала через одну из побочных проток, затем через основную протоку, на перекате. С вещами и велосипедом перебираться трудно. Для страховки использовали сначала велосипеды, а затем - шесты из плавника. Перебрались без потерь. Андрей обнаружил, что не взял лямки для рюкзака, поэтому приходится тащить груз на плече. Делаем несколько ходок через реку. Неопрен – сила.

Очередной брод - ручей РазвильныйДвижение продолжили в 18:00. За бродом дорога постепенно ухудшается, появляются размытые участки на пересечении ручьев. Велосипеды приходится перетаскивать через каменные и водяные броды. Впрочем, это получается довольно быстро, поскольку глубина их небольшая и можно не снимать рюкзак с багажника. Больше всего провозились с ручьем Развильный. Возле ручья Дьявольский – остатки буровой. Слева от дороги увидели первые чумы. Дорога грязная, на покрышки налипает глина.

Брод через Бол. ПайпудынуК 22:00 докрутили до Бол. Пайпудыны. Перед бродом влево отходит колея – решаем ехать по ней, а не основной дороге, считая, что она приведет нас к броду. В действительности, колея уходит куда-то на север, вдоль Пайпудыны. Несмотря на название, Большую Пайпудыну получилось перейти вдвое быстрее малой. Глубина меньше и течение не такое стремительное. Ширина реки около 50 м, Максимальная глубина – чуть выше колена.

Под вечер распогодилось. Сильный ветер разогнал облака и горы на востоке и юге освещены полуночным солнцем. Вообще, полярный день немало способствовал различным необычным атмосферным явлениям в течение всего похода. Неслучайно на многих фотографиях Полярного Урала так много неба. Такого в наших широтах не увидишь.

Лагерь на Бол. ПайпудынеВ 23:00 встали лагерем на левом берегу Бол. Пайпудыны, за каменным валом, защищавшем лагерь от ветра. Южнее в ~100 метрах – продолжение Харбейского грейдера. Хорошие места для стоянок есть на обоих берегах реки. Если поискать, можно разжиться сухими ветками для костра. Мы обошлись горелками. Холодно (+2), светло, комаров и мошки нет. На северо-западе – подсвеченные солнцем багровые перистые облака.

 

День 2. 20.07, Пн

День 2 Р. Бол. Пайпудына – пер. – руч. Золотой - пер. – р. Лонготъёган – пер. – слияние р. Немуръёган и р. Сядотаяха

Набор высоты: +700 м (250 – 520 – 270 – 700 – 240)
За день 40 км за 12 ходовых часов. Время движения – около 9 часов.
Дорога: грунт (на перевалах - камень, внизу - болото)
Препятствия: заболоченный участок в верховьях Б. Пайпудыны, брод через ручей Золотой, заболоченный участок в долине р. Лонготъёгана, пер. к реке Лонготъёгана – набор 270 м, брод через верховья Лонготъёгана, пер. в р. Немуръёган – крутой подъем, набор высоты >300 м., брод через р. Немуръёган.

К 03:00 день наступил окончательно. Утро солнечное, но холодное. Утром, часов в 7, слышали грохот двигателя – по-видимому, возвращалась машина, которая отвезла водников на Харбей. В 9 часов встали и начали готовить и собираться. Я осмотрел вел, поскольку беспокоился насчет появившихся из-за перетянутых спиц трещин вокруг пистонов на заднем ободе. От 30 км грейдера ничего не изменилось, можно спать спокойно.

Дорога к ручью ЗолотомуВышли в 11:45. Переменная облачность, +14. Ветер северный. Первый брод не заставил себя ждать – для разминки помочили ноги в безымянном притоке Бол. Пайпудыны в 300 метрах от лагеря. Грейдер круто поднимается на холм, мы сворачиваем на наезженную колею влево. Колея ведет в верховья Бол. Пайпудыны по склону холма, метров на 100 выше реки. Подъем достаточно крутой, но наверху можно ехать. Встречаются грязные лужи. Дорога постепенно ухудшается и местами идет по откровенному болоту. Пересекли безымянный ручей, который окрестили Нефтепродуктовым. По обеим сторонам колеи хватает техногенных образований неизвестного назначения – в основном, куски транспортных средств и обломки стройматериалов. На одном из виражей колеи обнаружили неизвестно как попавшую сюда железнодорожную рельсу. Дорога промаркирована ржавыми трубами – по-видимому, чтобы ее можно было найти зимой.

Ручей ЗолотойСпускаемся с холма вниз, к броду через Золотой ручей. Место красивое, ручей разливается на несколько рукавов общей шириной метров 50. Вода убегает под здоровый снежник голубоватого оттенка. Позади – альпийские виды. Высота небольшая, но из-за холода, мощных снежников и отсутствия растительности кажется, что находишься на высоте в пару километров. В долину Пайпудыны с запада переползают дождевые облака, но нас дождь никак не может зацепить. Поэтому мы пока наслаждаемся видом пробивающихся сквозь тучу солнечных лучей и болотом. Появляется мелкая живность – зайцы, куропатки.

Через пару километров после брода через Золотой ручей первая поломка – багажник Андрея. GT не подумали о туристах и на задних перьях просто отсутствуют отверстия для крепления багажника. Он был прикручен на сальниках, которые от тряски ослабились и, как следствие, багажник под тяжестью рюкзака просел и стал задевать покрышку. Подняли багажник, затянули сальники, отогнули пластинку, которая задевала покрышку.

Дорога по-прежнему плохая, местами тащимся через лужи или мокрые колеи от вездехода. Километров через 8 после Золотого дорога поворачивает на восток, на перевал к верховьям Лонготъёгана. Дорога становится получше. Здесь много следов и следов пребывания оленей. Обозначенной на карте дороге на Усу через верховья Бол. Пайпудыны мы не заметили.

Спуск в долину ЛонготъёганаС седловины перевала быстро слетаем к верховьям Лонготъёгана. Река уходит в каньон со снежником. Времени около 17:00. За бродом через исток Лонготъёгана – небольшой подъем на холм и длинный и экстремальный спуск в долину Лонготъёгана, к ручью Перевальному. Дорога сильно разбита и в нижней части проходит по руслу ручья, впадающего в Лонготъёган. Здесь тоже хватает ржавого металла – возле дороги валяются останки разорванного на куски вездехода. На перевале нас немного помочило дождем, но только номинально. Дождь грибной, видна радуга.

Путь в светлое будущее (к броду через Лонготъёган)Встали на обед на ручье Перевальный в 17:40. Дует ледяной западный ветер. Утепляемся и, спрятавшись за небольшим обрывом на берегу ручья, садимся кашеварить. В обратном направлении мимо нас прошла пара туристов. Впереди, возле ручья Промежуточный, стоят чумы. После обеда, в 19:10, выдвигаемся дальше. Дорога условно проезжая, в особенности на подходах к Промежуточному ручью. Встретили местного охотника с «Сайгой» и собакой, а возле чумов пришлось знакомиться с местными жителями, которые остановили нас, спустив собак. Впрочем, были довольно любезны и приветливы. От приглашения на чай мы отказались, учитывая поздний час и перевал. Лица славянские. Только одноглазый дед похож на местного. На стойбище много детей и подростков.

Суровый ЛонготъёганПеред самым бродом Лонготъёгана опять пришлось чинить багажник Андрея. Сальники его не держат. Пробуем закрутить винты сильнее. Переправились, не снимая рюкзаков. Река неглубокая, 2 рукава метров по 25. Правый берег заболочен, дорога перебирается на левый. Дорога местами проезжая, но очень грязная. Солнце скрылось за горами, стало холодно. Дважды пытались починить багажник Андрея. Я прикрепил сальники к перьям при помощи пластиковых стяжек, истратив при этом их почти все. Надо было брать больше. Некоторое время можно ехать. Во второй раз отломали металлическую пластинку в задней части багажника, добавив сантиметр запаса по расстоянию до покрышки.

Это проделанный нами путь на перевал к НемуръёгануДорога понемногу поднимается в гору. Впереди виден крутой подъем – дорога режет путь к Немуръёгану через гору. Теперь уже мой рюкзак начинает задевать за покрышку справа. Отогнул собачью ногу, перераспределил вес и закрепил рюкзак получше. Подъем на перевал очень крутой – на протяжении 1 км дорога сначала плавно, а затем резко набирает высоту. Перепад более 300 метров. Дорога в обход тоже есть – ее хорошо видно с перевала. Но о состоянии ее нам неизвестно, да и 12 лишних километров по местным условиям – это надолго. Подъем довольно тяжелый, дорога вверх идет по руслу ручья, а ближе к седловине становится практически отвесной.

Наш лагерь на берегу НемуръёганаСпуск с перевала веселый, но быстрый. Много камней и разбитые колеи, но проехать почти везде можно. У Андрея стерлись тормозные картриджи, поэтому он не может насладиться работой гравитации в полной мере. Под конец спуска ему приходится катить велосипед вручную. В 23:40 логгер отключился, подъев батарейку. Проезжаем мощные снежники и забитый снегом каньон, в котором начинается безымянный приток Немуръёгана. В долине реки болотина. Глубина реки на переправе – чуть выше колена, ширина метров 50. Течение умеренное. Форсировали Немуръёган без проблем, но к этому времени сильно устали и замерзли. У переправы, чуть ниже по течению, на правом берегу, стоит балок (как потом выяснилось, магазин), палатка и развалины геологической базы. Встали лагерем в защищенном от ветра месте – под обрывом слева от дороги. Там мох, но сухой и мягкий. До реки – метров 150. Справа от дороги тоже хорошая стоянка в зоне кустов, но там небольшое болотце и скелет вездехода, от которого сильно воняет маслом, да и ветра больше. Пришли на место около часа ночи по Москве, легли спать в 3:00.

День 3. 21.07, Вт

День 3 Слияние р. Немуръёган и р. Сядотаяха – долина р. Сядотаяха – оз. Бол. Сяда-То – руч. Ворговый - р. Гэнахадата – р. Бол. Хадата

Протяженность: 22 км, ходовых часов 9, в движении – 7.
Набор высоты: 110 м (240-330-180-200)
Дорога: грунт, болото
Препятствия: пер. в р. Гэнахадата, брод ручья Каскадного, 3 брода р. Гэна-Хадата брод р. Хадата, заболоченные участки вдоль Сядотаяхи, разбитая дорога вдоль Гэнахадаты.

Проснулись в первый раз около 7: показалось, что в рюкзаке шарится какой-то зверек. В 9 часов солнце выгнало нас из палатки. Под обрывом тишь, солнце печет. Наверху – ледяной ветер. В ветровой тени достают комары. После завтрака – небольшой велоремонт. Андрей меняет резинки в тормозных картриджах. Взял только один комплект. Наивный. Я снова осматриваю обод на заднем колесе, — изменений нет.

Вышли в 12:45. Дорога поднимается на перевал по правому берегу р. Сядотаяха. Условно проезжая, сильно разбита, через каждые 200 метров грязные лужи. Множество бродов через притоки Сядотаяхи. Встретили скептически настроенного вездеходчика на ГАЗ-71, который двигался навстречу, в сторону Полярного. Спросили про дорогу до Лаборовой. Говорит, что есть, но непроезжая. Вдоль Хадаты на восток дороги нет.

Стойбище оленеводов на берегу СядотаяхиОкрестности озера Бол. Сядато, г. Марун-кеуПеревал невысокий но довольно живописный. Слева по ходу движения – некое подобие Стоунхенджа. На левом берегу реки – стойбище оленеводов и большое стадо оленей. Пушистые твари наравне с вездеходами портят дорогу, размешивая ее копытами (берут количеством). В дорожной грязи постоянно попадаются следы нарт.

Остановились на привал на первом из озер в верховьях ручья Ворговый. Попытались обновить спиннинг, безрезультатно.

КомарикиНа перевале опять сломался багажник Андрея. На этот раз не выдержала стойка. Проволоку взять забыли. Пришлось снимать подпружиненную рамку и делать протез из нее. Вставили в трубку кусок рамки багажника и скрепили все это гидроскотчем. Конструкция оказалась на удивление прочной и может быть рекомендована к применению. Рамка достаточно толстая и жесткая и держит нагрузку лучше проволоки. Впоследствии все поломки стоек багажника устраняли именно таким способом. Надо сказать, что под конец путешествия на моем багажнике не осталось ни одной целой стойки... Место ремонта оказалось на редкость комариным.

Долина ГэнахадатыАккуратно спустились в долину Гэнахадаты. Райское место, в особенности, в районе ручья Каскадный. Долина закрыта от ветра со всех сторон горами, по склонам растет лес (кусты), тишь и благодать. Первый брод через Гэнахадату не вызвал никаких затруднений, даже не пришлось снимать рюкзаки. Решаем двигаться по основной дороге, которая идет вниз по реке, а не через перевал на западе. По левому берегу Гэнахадаты дорога идет в зоне кустов. Очень приятный запах луговых трав и очень грязная дорога. Комаров тучи. Теперь ломается мой багажник – выбило один из винтов на верхнем креплении багажника к раме. Поставил на замену винт от передней катафоты. Для надежности подтянул все остальные винты крепления.

Брод №2 через ГэнахадатуВторой брод через Гэнахадату более экстремальный, он в районе безымянного левого притока. Переходили ее минут 40, опять пришлось сделать несколько ходок. Ширина реки метров 35, но под берегом течение очень сильное. Андрей опять мучается с рюкзаком. В долине множество зверья – пухлые зайцы и куропатки. Выше брода видели медвежьи следы, которые прибавили нам скорости.

Еще через полтора километра – очередной брод через Гэнахадату. Он проще, поскольку река здесь разбивается на множество рукавов. Глубина – максимум по колено. Реку перешли, не снимая рюкзаков. Благо, вещи в герме. Некоторые протоки преодолеваются вдоль.

Лагерь на Большой Хадате. Отогреваемся после череды бродов.Около 21:00 добрались до Хадаты. Дорога резко уходит под воду. Перед самой рекой зачем-то сделана стенка из камней. Ширина реки с учетом рукавов – метров 100. Течение под берегом стремительное, на глубине сносит. В сумерках все это выглядит довольно безнадежно. Искали брод минут 40, перепробовав несколько вариантов как выше, так и ниже по течению. Слева от дороги высокий обрывистый берег со следами стоянок — с него-то и рассмотрели правильный путь в подводном лабиринте. Следы вездеходов перебираются через небольшую протоку на островок, от него идут вверх по реке до большого камня, перебираются на следующий островок, а далее идут вверх по реке, постепенно пересекая ее под острым углом.
В 21:40 отправились налегке пробовать брод. Удачно. Вернулись обратно и в 22 часа стали лагерем на правом берегу Хадаты, оставив переправу с вещами на утро. Показанной на карте дороге по правому берегу Хадаты не нашли, только звериные тропы.

Комаров хватает, однако ближе к ночи их разгоняет ночной холод. Температура -2, палатка и вещи покрываются инеем. Над рекой туман. Насобирали дров и единственный раз за весь поход развели костер. Легли в 01:00.

День 4, 22.07, Ср

День 4 р. Бол. Хадата – руч. Воргашор – р. Нгодяяха – р. Щучья – оз. Бол. Щучье

Протяженность: 35 км, время в пути – 12 часов, в движении – около 10.
Набор высоты: 180 м (200-380-185)
Дорога – грунт, болото
Препятствия: брод через р. Бол. Хадата, пер. к р. Нгодяяха, заболоченный участок на перевале Нгодяяха-Щучья, разбитая дорога, брод через р. мал. Щучья, брод через р. Сэрмалъяха

Около 6 нас разбудил странный звук, похожий на далекий шум машин. Автобанов в этих краях в ближайшие лет 500 не предвидится… Источник находился где-то на севере, за рекой. Поскольку звук не приближался к нам, а отдалялся, на выяснение причин его появления забили. Позднее разгадка все же пришла, вернее прилетела. Над здешними горами проходит оживленная авиатрасса. Я встал в 8:20. Андрей не выдержал духоты в палатке и вылез раньше. По его словам, тут даже можно загорать (в куртке и накомарнике). Погода и в самом деле отличная, небо лишь слегка затянуто дымкой, жарит солнце, +21. Прогнозы gismeteo не просто не сбылись, реальность оказалась им прямо противоположной. Мы не рассчитывали на столь теплый прием.

Большая Хадата. Не зная броду - не суйся в воду!Вышли в 10:30. Уровень воды с вечера не изменился, найденный с вечера секретный фарватер проходим уже с вещами. С учетом прошлой разведки и переноса груза по частям Хадату пришлось переходить 5 раз. На утренние водные процедуры ушло около получаса. Опыт…

Верховья Большой Хадаты - вершины вокруг озераНа другом берегу дорога идет по каменным россыпям в долине реки, по ней можно даже ехать. Лишь в районе пересечения ручьев приходится перетаскивать велосипед через завалы. После ручья Гнейсовый дорога окончательно исправилась, так что до Воргашора и поворота на Щучьи докатили быстро, к полудню. Здесь встретили группу водников – подготовленные мужички на двух катамаранах. Нас угостили копченой рыбой и посоветовали сходить в радиалку на озеро Большая Хадатаёганлор. На другом берегу мы заметили маленькую палатку – вечером пришли пешеходы, которые добрались сюда по западному маршруту, через перевал. Выше по течению, также на правом берегу, стоят чумы. Туда как раз направились пешеходы – может, в гости, а может, рассчитывали на помощь с переправой, т.к. Хадата в этом месте тоже широкая и быстрая.

Водники вскоре отчалили и их унесло течением, а мы расположились на берегу и занялись уничтожением рыбы и планированием. Время близилось к часу дня, но мы были практически в самом начале намеченного маршрута на сегодня, поэтому основной выбор был между тем, чтобы пойти на Хадату и устроить там полудневку, израсходовав резервный день, либо идти сразу на Щучьи и устроить там полноценную дневку. Радиалку делать не было смысла, т.к. от развилки до озера около 6 км, частично по болоту, поэтому выход занял бы не менее 3х часов, которых у нас не было. В итоге разум и опасения перед неопределенностью победили и мы забили на Хадату. Жаль, альпийские вершины на западе говорили о том, что озеро очень красивое.

Подъем на перевал вдоль ВоргашораВ час продолжили движение на Щучью. Дорога поднимается на перевал вдоль ручья Воргашор. Она по-прежнему отличная и очень живописная. Жарко, температура под 30 градусов, так что наличие холодного и чистого ручья рядом очень кстати. За полтора часа проехали около 9 километров. Сегодня, как никогда долго, не вставали с седла. Вскоре, правда, это было компенсировано. На перевале, там где дорога в очередной раз пересекает Воргашор и идет вдоль линии озер, начинается болотина. Дорога моментально превращается в танковый полигон – каждый проезд вездехода оставляет свою колею. Грязи и ржавой воды по колено. Передвигаемся по кочкам и тащим велосипеды. Удовольствие на 2 с небольшим километра пути и час времени. В районе левого притока Нгодяяхи дорога выходит из болота и становится посуше. Иногда можно ехать. Справа, за рекой, еще одно стойбище оленеводов и стадо. Эти живут в палатках.

На привал встали в 16:30, на предпоследнем ручье, впадающем в Нгодяяху. Минут через 40 вышли и продолжили подъем. Дорогу на генштабовской карте в этом месте рисовать постеснялись. Грунт твердый, но воды много, опять бредем вверх по ручью. Движемся в зоне кустов. Комаров тучи – кажется, их гудение заполняет всю долину Нгодяяхи. Опять ломается багажник Андрея – симптомы те же. Приходится снова затягивать гайки. Теперь это сделать трудно, мешают стяжки. На перевале часто встречается металлолом. Нам повезло – я нашел пару кусков толстой алюминиевой проволоки, так что конструкционный материал для ремонта нам обеспечен.

Перевал к Щучьей. Болото умеет быть наклонным!Дорога становится чуть лучше, но более 500 метров все равно нельзя проехать из-за грязных луж… Дорога окончательно просохла только к окончанию подъема. С перевала открывается впечатляющий вид на заснеженные вершины в районе Малого Щучьего озера. Впереди, далеко внизу, долина Щучьей и низкие, поросшие карликовой березкой холмы за ней. Я съезжаю вниз с ветерком (насколько позволяет разбитая дорога), однако периодически приходится останавливаться и ждать Андрея – у него опять стерлись тормозные колодки. Зато есть время поснимать… В один из таких отъездов заметил волка, который быстро перебежал дорогу и направился куда-то на запад, к истокам Щучьей.

Скоро финал. Гало над Большим Щучьим озеромПереход велосипедистов через Малую ЩучьюПоказалось озеро. Солнце опять радует нас необычными явлениями – на этот раз, гало. Слева и справа от светила висят два радужных фрагмента – один над Большим Щучьим, другой – над горами, на западе. В 19:40 проехали развилку Щучьи озера-Лаборовая, возле остатков геологической базы. Сейчас это груда ржавого металлолома. От этого места дорога резко сбрасывается в долину Щучьей. Я проезжаю спуск в режиме даунхилла, затормозив аккурат возле очередной железяки, отвалившейся от вездехода. После небольшой разведки, без затруднений форсируем Малую Щучью. Река распадается на два рукава, глубина чуть выше колена. Рюкзаки все же приходится снимать. Особой холодности воды в реке не заметили.

За Щучьей ехать опять получается с трудом: постоянно попадаются глубокие лужи, которые невозможно пролететь на скорости или объехать из-за мягкого грунта. Иногда велосипед приходится тащить прямо по кустам. Впрочем, к таким вещам в этом походе мы привыкли. Последние километра полтора до Сэрмалъяхи движение происходит по странному гибриду дороги и реки. Сам же брод оказался легким, хотя скрывшееся за горами солнца добавило мрачности обстановке. Вода холодная. Сил сегодня было потрачено немало, моральное состояние скверное. Велосипеды опять хрюкают. У меня покрышка задевает ногу рюкзака сбоку, а у Андрея опять просел багажник. Едем так, чиниться некогда. От брода через Сэрмалъяху до Щучьего километра полтора. Этот участок, для разнообразия, проезжаем целиком.

Белая ночь на Большом Щучьем озереВ 21:45 упираемся в табличку «Горно-хадатинский заказник. Все запрещено». Метров через 200 – три новеньких вагончика «Полярис», и несколько капитальных строений – сортир, баня, стальная бочка, балок с пристройкой. Через пару минут к нам выходит егерь. Новый, не Эдгарс. Разрешений на пребывание в заказнике у нас нет. Ссылаемся на любовь к спорту и демонстрируем маршрутную книжку. Егерь говорит о несовместимости формы печатей, но особого недовольства не демонстрирует, скорее пофигизм. Спрашиваем разрешения переночевать и для поддержания разговора – о состоянии дороги в Лаборовую. Человек озадачен и советует спросить наутро у геофизиков, они как раз собираются ехать куда-то в этом направлении. По его мнению, в этом году в Лаборовую еще никто не ездил.

Дорога нырнула под воду прямо возле балков. Большую Щучью в потемках форсировать не стали. По нашему берегу идет след вездехода, метрах в 400 отсюда расположился палаточный лагерь – экспедиция. Посередине озера болтается плавучая платформа.

Лагерь разбили неподалеку от балков, на высоком склоне. На озере ощутимо холодно (+4 на термометре), приходится утепляться. Комаров это не останавливает, однако у нас уже нет сил обращать на них внимание. За ужином любуемся полуночным солнцем и пытаемся согреться. Мы дошли! В принципе, сегодня праздник. Осталось только понять, как его продлить и на следующий день. Но это будет уже утром. Отрубаемся мгновенно.

День 5, 23.07, Чт.

Дневка на оз. Бол. Щучьем

ЕстествоиспытателиУтром встали около 8. Наша основная задача – не упустить вездеходчика. Будильник на гусеничном ходу сработал безотказно. Нас заблаговременно разбудили удары чего-то металлического по вездеходу. Двигаем в лагерь геофизиков. Егерь тоже направляется в их сторону. Геофизики оказались не слишком разговорчивыми. Бородатый мужик, заправлявший вездеход при помощи маслобензостойких перчаток и обычного ведра соляркой из бочки, посылает нас к главному. Экспедиция сворачивалась и, видимо, жизнь в этих райских местах их успела достать. Основной итог разговора с начальством и разглядывания карт – в каком состоянии дорога в Лаборовую и есть ли вообще она – х.з. Водитель вездехода рассказал, что пытался сунуться в тот район несколько дней назад, но не смог перебродить Щучью, поскольку вездеход сносило течением. Сейчас же вода сильно спала (это заметно по береговой линии самого озера). Сначала стал объяснять нам про дорогу вдоль Щучьей (есть на 5 км карте, но отсутствует на более крупных) и не советовал сворачивать на дорогу через горы. Потом передумал… Рассказывали про прошлогоднюю встречу с латышскими байкерами на Щучьем. Напоследок выпросили метра полтора алюминиевой проволоки для ремонта багажника. Вездеход с грохотом унесся в неизвестном направлении, а мы побрели в свой лагерь. Попутно выпросили у егеря разрешения остаться еще на один день для ремонта. Тот был не против… Утром выловил сетью пару рыбин и утку.

Кормление оленей железных и оленей мясныхИз тундры приехали гости: местный оленевод на нартах, запряженных четверкой скоростных оленей. Звери дотащили его по камням, болотам и бродам от поселка Полярный за один день. Живой олень в этих местах гораздо практичней алюминиевого: в отличие от последнего, он везет, и, кроме того, работает на бесплатном подножном корму. Техническое обслуживание заключается в том, что неисправный олень съедается, а вместо него выбирается новый. Стало очевидно, что оленеводы с ними особо не церемонятся. Как только олени прекратили бежать, они, как подкошенные, рухнули на землю и принялись жадно поглощать траву в четыре глотки. Звери произвели впечатление довольно жалкое. Заехал же сюда наш гость не случайно: он посеял по дороге сигареты и спички, поэтому прибыл, в надежде разжиться всем этим у людей, обитающих на озере. Подарили ему зажигалку и сфотографировали зверей на память.

Пробуем купаться...Погода снова отменная. Ясно и жарко. Комары ощутимо донимают. После завтрака иду на фотосессию на ближайший пупырь. Озеро, долина Щучьей и истоки Сэрмалъяхи выглядят впечатляюще. К часу дня стало совсем припекать. Народ в лагере геофизиков начал раздеваться. У нас это не очень получается — мгновенно становишься заслуженным донором. Озеро заманчиво блестит в солнечных лучах и манит синевой. Решаем искупаться. У берега неглубоко и вода более-менее прогревается. Будет что рассказать детям. Есть, правда, риск, что это будут чужие дети… Вода отличная. Градусов 6-7. Выдержать в ней больше пары минут тяжело. Делу немного помогают неопреновые носки и ботинки: по крайней мере, на камнях ноги ломать не приходится. Геофизики же плещутся во всю. Пользуясь вымытостью, идем смотреть брод через исток Большой Щучьей. Брод неглубокий, выше колена. Вода ледяная, синего цвета. Течение на перекате умеренное. Решаем ближе к вечеру сходить в радиалку и погулять по окрестным холмам. Андрей ушел испытывать спиннинг на Щучью, а я занялся велоремонтом и изучением литературы о пользе MRPII.

Большое Щучье озероИскусство требует жертвПосле обеда перешли Щучью и двинулись по вездеходным следам. Глубина брода - выше колена, течение умеренное, вода очень холодная. После основного брода приходится преодолевать небольшую протоку между Щучьим и маленьким торфяным озером. Вода здесь гораздо теплее. Следы уходят дальше по берегу. Мы поднимаемся по поросшему карликовой березкой склону и вываливаемся в каньон первого по счету ручья, впадающего в озеро. Решаем подняться на ближайшую вершину – 501.8 м. Южные склоны покрыты плотным кустарником. На западе просматривается проплешина, поэтому решаем подниматься прямо здесь. Перебравшись через каньон, поднимаемся по тропинке. Видны следы присутствия человека – снятый лопатой грунт. То ли закапывали что-то, то ли брали образцы почвы. Тропинка вскоре теряется в зарослях ольхи. Троп тут много, но звериных. Возвращаться к каньону очень не хочется, поэтому решаем продираться здесь, благо пояс кустов неширокий и просматривается открытый склон. Северная растительность не колючая. Со второй попытки взяли нужное направление и вскоре вышли в зону тундры. Потоптали сначала карликовую березку, а затем перешли на мхи и лишайники. Жарко, штормовку не оденешь. Несмотря на полное отсутствие воды, нас атакуют полчища комаров. Они были даже на вершине, и лишь сильные порывы ветра отгоняли кровожадных тварей ненадолго. Здесь бывают оленеводы. Я нашел олений рог. Да и следы пребывания самих животных присутствуют в избытке.

Последний вечер на ЩучьемПобродив по холмам, спускаемся вниз. На этот раз, пошли через каньон. Правильно сделали, что поднимались сразу. По дну протекает ручей, а все подходы к нему заболочены. Пришлось попрыгать по камням и несколько раз перейти ручей. В самом каньоне тоже есть следы стоянок. Минут через тридцать благополучно достигли озера и отправились в лагерь.

Что нужно человеку для счастья? Вечером приходится интенсивно прогуливаться по нашей горке, чтобы спокойно поесть. Пытаемся замерить время перестроения облака комаров и мошки.

 

День 6, 24.07, Пт

День 6 оз. Бол. Щучье-р. Щучья – р. Паётарка – руч Пэсавейяха – руч. Молтасё

Протяженность: 34 км, Ходовое время – 11 часов, в движении – 9.
Набор высоты: 265 м (185-200-100-350-300)
Дорога – грунт, болото
Препятствия: Броды через р. М. Щучья, Сэрмалъяха, Нгодяяха, р. Паётарка, бездорожье от р. Нгодяяха до р. Паётарка, в долине р. Щучья и далее, пер. к руч. Гердизшор – 250 м

Часов в шесть нас разбудил рев двух вездеходов. Вернулся знакомый водитель в сопровождении еще одной машины.

Пока еще хорошая дорога вниз по ЩучьейВышли в 10 утра. Знакомый участок до разрушенной базы и развилки в Лаборовую прошли за полтора часа. Сворачиваем на уходящую в северо-восточном направлении колею. Дорога недолго радует нас возможностью по себе проехать. Приходится обходить лужи, а через пару километров начинаются первые болотца. Полярные дороги. В назидание потомкам.Эпизодически можно проехать метров триста для разнообразия. Пробуем ехать по тундре. Несмотря на то, что на высоких участках мох сухой, кочки моментально гасят энергию движения и эффективность прилагаемых усилий близка к нулю. Перед Паётаркой километровый участок все же удается проехать.

В 13:10 встаем на привал, на одном из рукавов Паётарки. В долине реки растут высокие кусты и настоящие деревья. Мы уже успели от этого отвыкнуть. Воды в нашей протоке совсем мало, следующая вообще пересохла. Вода гораздо хуже, чем в Щучьей: много органики, приходится кипятить.

Хорошее место для лагеряВ 13:50 продолжаем движение. Около четырех километров удалось проехать – примерно до того места, где дорога подходит к Щучьей, ушло на это около получаса. Глубина реки под нашим берегом – выше пояса, течение стремительное. Начиная отсюда большую часть пути пришлось проделать пешком. К дороге вплотную подходит редкий лиственничный лес, место очень красивое. Учитывая наличие хорошей воды и топлива, здесь хорошо устраивать лагерь. Это позволит за один день пройти до озер на востоке, не останавливаясь на ночлег в болоте, как получилось у нас.

Последние километры вдоль ЩучьейДо развилки еще километров 8. Дорога ведет вдоль Щучьей, иногда забираясь на холмы. Размешана гусеницами, ехать невозможно. Пару раз останавливаемся на небольшие перекуры. Андрей лишается обуви – китайские тапочки не выдержали надругательств и один из них порвался. Запасные кроссовки тоже накрылись – один кроссовок на очередной кочке выпал из рюкзака и потерялся. Естественно, он был именно на ту ногу, которая лишилась тапочка.

Своротка в горы раньше, чем показано на карте, километра на четыре. Она четко выражена, да и судя по следам оленей и вездеходов, используется достаточно активно. Затащив велосипеды на холм, в 17:30 останавливаемся на привал на одной из проток ручья Пэсавейяха. На поле незадолго до этого пришлось форсировать пару канав. В 18:00 продолжаем движение. Через пару километров наша дорога должна соединиться с показанной на карте. Надеемся, что от этого она немного улучшится. В действительности, этого не произошло.

Наш кошмар на ближайшие два дняПосле довольно живописного каньона безымянного ручья, выходим на открытую местность. Перевал представляет собой широкий луг, изрезанный вездеходными следами. Под ногами попеременно сухой мох, мокрый мох, грязь, камни. Скорость передвижения 2-3 километра в час, приходится постоянно перетаскивать велосипед через препятствия. Режим движения – тащишь велосипед метров сто, пару минут отдыхаешь. Поднимаемся к горке 196.5. Отсюда открывается величественный вид на еще один такой же лужок - подъем, но уже до высоты 350 метров. Дорога приближается к ручью Молтасё метров на 500. Воды не видно, ручей еле слышно журчит где-то внизу. На высоких участках холма в беспорядке разбросаны камни, чуть пониже начинается болото. Впереди небольшой спуск и еще один подъем – на перевал к Гердизшору. Силы кончаются, не помогают даже перевальные конфеты. Понимаем, что очередной перевал мы сегодня не возьмем, поэтому с вершины 353.9 двигаем прямо по тундре к плановому месту лагеря. Разницы с движением по вездеходным следам практически никакой.

Мошка жрет все что шевелится. А то что не шевелится - шевелит и жрет!Ручей маленький и заболоченный. Перетаскиваем через него велосипеды и располагаемся у подножия небольшого холма, выбрав место посуше. Разбили лагерь в 21:00. Мох мягкий, внизу вода. В этом месте есть следы стоянок – нашли кусок жести, по-видимому, от полозьев, следы костра и помойную яму с кучей пустых водочных бутылок. Место неприветливое. В болоте живьем съедают комары. После захода солнца появляются тучи мошки – облепляет все светлые или теплые вещи. Ретируемся от них в палатку, стараясь не напустить насекомых внутрь. Там же приходится ужинать. Под тентом – сплошное копошащееся месиво. Комары десятками гибнут в кастрюле с кашей. Чтобы затащить кан с чаем в палатку, его предварительно приходится облить гардексом: постояв несколько минут снаружи, он покрылся сплошным слоем мошки. Устраиваем холокост во внутренней палатке. Вещи воняют болотной жижей. Настроение на нуле. Ночь теплая. Наружу лучше не высовываться. Вокруг все гудит.

День 7, 25.07, Сб.

День 7 руч. Молтасё – руч. Гердизшор - руч. Мадьяха – оз. Нявато – р. Мэтатыяха – р. Щучья (озеро)

Протяженность: 31 км, ходовое время – 14 часов, в движении – 9 часов.
Набор высоты: 200 м
Дорога – болото, вездеходные следы
Препятствия: бездорожье, болото

Утром мошки стало чуть меньше, однако рюкзак все равно облеплен. На одном месте лучше не задерживаться дольше минуты… Стартовали в 7, без завтрака, рассчитывая на привал на Гердизшоре. Вскарабкались на недовзятый накануне перевал за 50 минут. Это на два километра пути. Внизу все та же безрадостная картина. Камни, обломки скал и болото покуда видит глаз. На перевале более плотный грунт и вездеходные следы соединяются, чуть ниже – опять растекаются по всему склону, создавая для нас полосу препятствий. Идти приходится в накомарнике, в любые незащищенные или не облитые гардексом места тут же впиваются по нескольку комаров одновременно. Андрей накомарник посеял вместе с ботинками, поэтому мучается так. Жертвую ему свою кепку, голова все равно одна.

За перевалом все та же грустная картина. Спуск к Гердизшору.Медленно бредем вниз по склону. Получается не намного быстрее, чем вверх, но тащить легче. Далеко внизу видна полоска кустов – где-то там протекает Гердизшор. В районе притоков Гердизшора приходится форсировать несколько грязных канав. При переходе одной из них макнул велосипед в болотную жижу и в местном торфе навеки осталась одна из пробок от рогов на руле. Потом всю дорогу в этот рог тоскливо трубил и завывал ветер.

Около 9 встали на завтрак на Гердизшоре. Вода коричневая, с болотным привкусом, но лучше чем в Молтасё. Согласно теории, ручьи с окончаниями «–шор» и «–сор» вытекают из болота… Компенсируем энергозатраты дозой ядерной овсянки. Вышли в 10:30. Вскоре вездеходные следы пересекли Гердизшор и стали забираться на холм. Ручей чуть ниже этого места уходит в небольшой каньончик. Невозможно поверить, что столь хилый поток воды мог так сильно искромсать скалы… С перевала в дымке видны огромные озера на востоке. Наша же участь на ближайшее время очевидна – спуск к Мадьяхе и подъем на перевал после нее ничем не отличаются от того, что было утром. Возле реки, к югу от нас, я заметил какой-то яркий блестящий предмет. Возможно, кусок стекла или металла… Спуск к Мадьяхе и перевал в равнинную тундруВ 11:20 спустились к Мадьяхе. Вода, как и в Гердизшоре, болотная. Жарко, на термометре +37… Перевал взяли минут за 30. На спуске с него удалось немного прокатиться – проехали метров 500 по дороге к озеру. Дальше началась болотина – сначала приток Мадьяхи, потом ручей, вытекающий из озера. Счастье рядомВ 12:20 дотащили велосипеды до озера. Лезем купаться. На дне слой ила, сантиметров 10, но есть каменистые участки. Вода – идеальная, хорошо прогрета солнцем. Ловим неописуемый кайф. Правда, процесс переодевания экстремален – на свежее мясо моментально накидываются полчища кровожадных тварей. Сварили чай из озерной воды. Вода цветет, поэтому набрали бутылкой с глубины и профильтровали лишнюю зелень через сетку накомарника. Получилось сносно. Рядом с озером – закладка, валяется чем-то набитый полипропиленовый мешок.

В 13:30 выходим, опять нужно тащить велосипеды по тундре. Видно далеко. Грязно зеленый цвет тундры сливается с грязно-голубым цветом дымки где-то на горизонте. Горизонтальная перспектива мрачная. Дорога ведет не по южному берегу озера, как на карте, а по северному. Направление, вроде нужное, скорее всего, просто срезается крюк к озерам Нявато, показанный на карте. С водой в ближайшие километры ожидаются проблемы. Довольно садистский опыт – вокруг мокро, ботинки хлюпают, но питьевой воды нет. А жара стоит тропическая. Так и бредем по грязному месиву, свободными конечностями отгоняя насекомых. Даже морошки нет. Точнее, ее полно, но зеленой. С ягодами нам не повезло.

Земля надеждыЧерез пару километров замечаем слева по ходу какой-то голубой предмет. Очень напоминает часовню или памятный крест, но расстояние велико и разглядеть детали невозможно. В этих местах увидеть такое совершенно невероятно. Еще через пару километров сомнения рассеиваются. Слева от дороги поселение. На холме стоит нормальная русская изба, церковь. Вокруг – несколько похожих на юрты построек, а также стандартные чумы, окруженные нартами с накрытым брезентом скарбом. И тут живут люди… Дорога проходит мимо поселения, поэтому мы на время покидаем ее, затащив велосипеды на холм. Оставляем их в небольшой лиственничной роще и идем искать людей. Место зачетное – продуваемый холм, вокруг лиственницы. Два озера рядом… Но поселение кажется вымершим. На дверях замки, не слышно ни звука. По счастью, я заметил на подходе женщину, которая спускалась с холма и направлялась к чумам. Туда и пошли. Люди есть. Первым делом выпросили воды, которую тут же и уничтожили. Нам предложили подняться в поселок и выпить чаю. С радостью соглашаемся. Люди есть и тут. Среди деревянных строений стоят два чума. На солнце сушатся детские вещи. В одном из них оказалась пара взрослых ненцев и человек пять детей. Наше появление вызвало оживление. Неизвестно откуда появилось еще человек пять… Спросили дорогу до Лаборовой. Нам посоветовали двигаться через озеро Харампэто и ущелье… Во втором чуме для нас поставили чайник. Пока нагревалась вода, мы осмотрели поселок и зашли в храм. Это место – православный детский лагерь «Земля надежды». Мы читали про него в Интернете, но совершенно не ожидали увидеть его именно здесь, считая что он расположен гораздо ближе к Лаборовой…

Байкеры в храмеРасполагаемся в чуме. Внутри обстановка довольно аскетичная. По сторонам от входа два деревянных настила, на одном из них сделано некоторое подобие восточного дивана, на другом – хозяйственный скарб. Посередине – очаг, над огнем подвешен большой чайник. Дым вытягивается через отверстие в потолке. Чум сверху накрыт брезентом, стены изолированы войлоком. Есть пара закрытых тряпками вентиляционных отверстий, вход тоже завешен тряпьем. Напротив входа – некоторое подобие стола, из-под него периодически высовывался собачий нос. Рядом здоровенный котяра, отирается возле ведра с рыбой… В течение следующего часа успели залить в себя по три чашки чая с сахаром и сухарями. Беседовали о здешней жизни. В лагере будет до 30 детей, опекаемых местной православной общиной. Есть генератор, телевизор, видео (точнее были, пока не сгорели). Собираются купить компьютеры. Мы не единственные велосипедисты здесь. Христиане купили детям 25 велосипедов, чтоб те могли кататься по тундре. Пока же техника, в основном, осела в Лаборовой. Это неудивительно, учитывая качество здешних «дорог». Сильно сокрушались по-поводу активности в регионе конкурирующей конфессии – баптистов.

Это дорога. В Лаборовую.Вечером ожидается вездеход с начальством, должна приехать Анна Павловна, предводитель. У нас же есть шанс пролететь с магазином в Лаборовой, так как содержит его все та же община (в основном, это дети и подростки), и мы можем разминуться с хозяевами, которые направятся в лагерь. Пока беседовали, кот все же добрался до рыбы и выхватил из ведра здоровенный кусок. Собака немедленно подняла шум и хозяйка, поившая нас чаем, ухватила кота за шкирку. Кот выдержал экзекуцию недовольно урча, но так и не выпустив рыбу из зубов. Его так и выдворили из чума с болтающимся в зубах куском рыбы.

Гадание на PocketLooxВ 15:50 продолжаем путь. За озером, соединенным протокой с Харампэто, дорога разветвляется. Левая колея ведет в ущелье, мы после некоторых раздумий решаем двигаться как запланировали, по правой. Экономия пути сомнительная. Как и в любом заболоченном участке, «дорога» представляет собой десяток-другой колей, рассредоточенных по склону. Богатый выбор: хочешь - след с кочками, хочешь – с густыми кустами, а хочешь – и вовсе с грязью по колено. Передвигаемся с черепашьей скоростью, то и дело останавливаясь, чтобы перевести дух. В 18:30 дотащились до небольшого торфяного озерца рядом с дорогой, километрах в 8 от лагеря. Расположились прямо у воды. Под вечер разгулялся ветер, появилась возможность посидеть немного без накомарника. Добиваем с чаем остатки сладкой раскладки на сегодня. Тема дня: как эффективнее применять напалм для уничтожения гнуса – в бомбах или выливных авиационных приборах?

Прощальный взгляд на тундру. Расставание без сожаления.В 19:30 продолжаем движение. Финишная кривая. До планового места ночевки еще километров восемь. По состоянию местных дорог это часа три… Менее чем через километр слева к нашей дороге присоединилась колея из ущелья. Наверное, мы не сильно прогадали, пойдя именно здесь. Разницы никакой, все та же грязная колея… Дальнейшие события – унылое волочение велосипедов по болоту. В качестве развлечений в программу иногда включался штурм проток между озерами. Велосипед при волочении по кустам лязгает и скрежещет не хуже вездехода. Вся техника в этих местах приходит в одинаковое состояние… Привод, за ненадобностью, забит ботвой, из лапки натяжителя цепи торчит березовый веник... Впрочем, на последней протоке в качестве приза были положены мостки для трактора. Чувствуется близость цивилизации…

В 21:45 добрели до Метатыяхи. Вода в ручье – коричневая жижа с пеной. Это не слишком нас расстраивает, поскольку мы надеемся на скорую встречу с Щучьей, несущей миллионы кубометров снеговой воды... Оставшиеся пару километров до нее проходим на включившихся в предвкушении бивака скрытых резервах организма. Метров триста перед самой Щучьей даже удалось проехать. Справа, ниже по течению еще одно поселение, стоят чумы.

Дошли до Щучьей!В 22:20 свершилось. Мы на берегу. Возле группы лиственниц оставлены две надувные лодки без весел, людей нет. Берег в этом месте высокий и обрывистый, путь к воде преграждает плотный пояс кустов. Еще минут двадцать слоняемся по берегу в поисках более удачного места стоянки. Наконец, усталость побеждает привередливость. Мы бросаем велосипеды метрах в 200 выше по течению и продираемся к воде через кусты. Судя по стеклотаре на берегу, это нормальный способ в этих местах. Наконец-то можно хлебнуть нормальной воды. Надо сказать, что контакт с тундрой Щучью подпортил. Появился ил, органический привкус, да и воду лучше набирать на быстрине. Но все равно это лучшее, что мы пробовали за последние сутки.

Холодает. Комары, которых холод не очень-то смущает, загоняют Андрея в палатку. Я, как счастливый обладатель накомарника, могу понаслаждаться белой ночью снаружи. Впрочем, после ужина задерживаться здесь нет никакого желания. Я подмерзаю, тоже заползаю внутрь и вскоре отрубаюсь.

День 8, 26.07, Вс.

День 8 р. Щучья (озеро) – брод через р. Щучья – Фактория Лаборовая – оз. Мынгорманто – Бованенковский тракт – мост через р. Щучья

Протяженность: 48 км (до Лаборовой – 11), Ходовых часов – 12, из них в движении – 8. Набор высоты: ~50 м.
Дорога: до лаборовой – 11 км болота, далее щебеночно-гравийный грейдер переменного качества.
Препятствия: бездорожье до самой Лаборовой, брод через р. Щучья. По текущему состоянию можно было форсировать только вплавь. Нам повезло с попутным вездеходом.

Наше озеро в дневном светеВыдвинулись в 10:30. Логгер заглючил, трек в этот день плановый. Гугл обеспечил хорошее совпадение его с фактом. Но вот дорожного покрытия не обеспечил. За час добрели до места, где Щучья резко поворачивает к северу, а дорога вплотную подходит к реке. Километра три от лагеря. Берега здесь тоже обрывистые, однако от самой дороги вниз ведет тропинка. Спустившись по ней, напугали местного жителя, который проверял сеть. Говорит, что постреливают. Убедившись, что мы пришли с миром, он возвращается к своему занятию. А мы пополняем запасы воды. Выше по течению вода становится чуть лучше… Местный нас огорчил. Моста перед Лаборовой, про который говорили в Земле Надежды, нет. Зато там стоит трекол – колесный вездеход. Можно попытаться найти его хозяина…

Цивилизация!Вдали на высоком холме показались постройки Лаборовой. Большой поселок… К 13:00 добрались до брода. По дороге пару раз безуспешно попытались поехать. Проехать получается метров 50. Болото… Хотя и более цивилизованное, чем вчера. Особенно удобно идти по следу колесного вездехода – он меньше размешивает дорогу и из-за худшей проходимости придерживается участков посуше. Но все относительно.

Паркинг для вездеходов возле бродаНа броде нас поджидает проблема. Стоят два вездехода – гусеничный, по виду натуральный танк, и трекол. Вокруг ни души. До Лаборовой отсюда километра три. Брода нет. Дойти можно до островка на середине реки, но протока под другим берегом глубокая. Дна вообще не видно, течение быстрое. По наводке прошлых отчетов идем искать брод ниже по течению. Занятие это не из легких. Опять приходися тащить велосипеды по заболоченному лугу. Следы вездехода здесь старые, а иногда и вовсе отсутствуют. Калории сжигаются за милую душу. В поисках переправыА бродом, между тем, не пахнет. Вдалеке разлив Щучьей на несколько рукавов. Но берега высокие. Вряд ли ее можно перейти там. Что происходит под боком – не видно за полосой кустов. Через километр с небольшим бросаем велы и идем на разведку налегке. Результат удручающий. Воды – везде по шею минимум. Противоположный берег – двухметровый обрыв. А до ближайших строений – не более километра. Болота. Обратно бредем по берегу пару километров, периодически пытась сунуться в воду. Эффект нулевой. Возвращаемся к велам и волочим их обратно к вездеходам. Надо либо плыть, либо налегке переправляться в поселок и искать помощи.

Река - не преграда для подготовленного велосипедистаОднако судьба решила нас порадовать. Ветер донес грохот вездехода. И этот вездеход двигался к нам… Оказалось, что мы разминулись где-то с лаборовцами, которые ехали в лагерь. А сейчас они возвращались обратно и согласились нас подвезти. Очень кстати. В вездеход, который отстаивался возле брода, загрузили сначала металлолом, потом пустые бочки из-под солярки, потом велосипеды с рюкзаками, а потом и нас. Настал лучший момент нашего велопутешествия по тундре. Мы ЕХАЛИ по ней. Уничтожение нежного ягельного покрова стальными гусеницами из кабины вездехода кажется не таким уж и плохим делом. Машина прогремела по буеракам до переправы, которая оказалась метрах в 500 выше по течению. Я не уверен, что в этом месте реку можно было форсировать без вездехода. Глубина примерно по грудь или выше. Течение тоже недетское. Водитель – парень лет 17, из общины. Лишь на переправе его ненадолго сменил взрослый мужик. До Лаборовой доехали с комфортом. Для удобства в местах, о которые пассажиры и водитель чаще всего бьются головой, в вездеходе предусмотрены кожаные подушки. Очень удобно. Выгрузились на площадке возле гаражей. Местные, не теряя ни минуты, разгрузили вездеход и приспособили его для пермещения еще одного куска металлолома – ржавого вездехода без траков, в гараж. Жизнь на фактории бьет ключом…

Дети и бронетехникаМы, тем временем, навещаем магазин. Хозяева – все те же члены общины. Товары отпускает парнишка лет 16… Возвращаемся к вещам. Местные в недоумении – пока они оттаскивали в сторону мешающие манипуляциям с вездеходами вещи, из рюкзака Андрея вывалилась граната. Ее предполагалось применить против зверья, если бы оно вдруг решило рассмотреть нас как пищу. Граната страйковая. Хлопушка с шариками внутри, но в форме «лимонки». Хорошо хоть пластиковая. От предложения взорвать ее ради интереса прямо в поселке местные откзались.

Школа в ЛаборовойУстраиваем небольшой праздник живота с Кировским лимонадом и печеньем неизвестного происхождения. Есть сгуха – есть щастье. А сахара в магазине не оказалось. Немного офигеваем от цивилизации – обилия построек, людей, а главное – ДОРОГИ! Поселок не очень совпал с нашим представлением о нем, которое сложилось по отчетам. Металлолома много, но дома жилые. Есть даже школа со спутниковой тарелкой. Бегают дети. Заметили пару велосипедов STELS из партии для местных детишек. И это при том, что сейчас в поселке мало народа. Все в тундре…

ТундраОколо 17, толком не попрощавшись, двигаем дальше. От езды за все эти дни отвыкли. В 17:20 остановились на пару минут на холме возле оз. Мынгорманто, чтобы заснять местные красоты. Вид впечатляющий. Позади остались постройки Лаборовой и горы. К северу, на горизонте еще одни горы очень сурового вида. Все остальное пространство заполнено зеленой тундрой с вкраплениями озер и небом. Земля атлантов… Земля атлантовС дороги тундра просматривается на многие километры. Видны мосты и балки вахтовиков, мимо которых мы будем проезжать через несколько часов… До трассы от поселка 14 километров. Дорога хорошая, но ехать с убитыми переключателями по холмам тяжеловато. С океана дует мощный ветер. Сейчас он боковой, но скоро станет попутным. Оба последующих дня тундра усиленно старалась выдуть нас из себя. Мы были не против…

Ветер северныйК шести докрутили до трассы. Здесь железнодорожный переезд с десятком знаков, один из которых представляет собой валенок с красным шарфом, и указатель на Лаборовую. На трассе качество грейдера принципиально не ухудшилось. Леденящие душу рассказы вахтовиков в поезде о щебне на протяжении 160 километров не оправдались.

Остановились на чай на одном из озер неподалеку от поворота на трассу. Минут через 40 двинулись дальше. Ветер сносит нас и вещи, приходится утепляться. Но он, по счастью, сносит и комаров. Остались только самые подготовленные.

Он думал проехать по тундре...Проносимся мимо железнодорожных разъездов, забытого в тундре неизвестно когда и кем металлолома. Справа неизменно следует железнодорожное полотно, то приближаясь к грейдеру, то отдаляясь от него. Виды в закатных лучах потрясающие. Местность напоминает, скорее, степь или даже саванну. Только пронизывающий ветер напоминает о том, что мы за полярным кругом.

Лагерь у моста через ЩучьюДо моста через Щучью докрутили к десяти часам. На автомобильном мосту проложены рельсы – остатки старой совмещенной трассы. Теперь железнодорожный мост отдельный. Место для лагеря здесь не самое удачное. В леске на северном берегу Щучьей ошивались бомжеватого вида местные жители. На противоположном берегу справа – рабочий поселок. Стоят вагончики, строительная техника. Влево, к слиянию Щучьей и Халяталбея уходит наезженная грунтовка. Делать нечего, съезжаем по ней. Дорога заканчивается на глинисто-песчаном пляже на берегу Щучьей. Грунт влажный, видимо вода спала недавно. К реке не подойти, засасывает по колено. К устью Халяталбея путь преграждает пересохшая протока с глинистыми берегами. Вокруг следы пикников строителей магистрали. Несмотря на расстояние в 200 метров, сюда они приезжают на «Камазах». И сегодня как раз был выходной. Свежий мусор. По характеру его заключаем, что где-то поблизости продается пиво. Лаборовцы говорили нам про магазин в балках за мостом через Щучью. Проблему водоснабжения решили при помощи настила из ивовых ветвей. Отмылись от глины. Сели кашеварить. Погода портится, да и после всех приключений этого дня особого желания долго сидеть тоже не возникало. Прикончили купленную в Лаборовой сгуху.

День 9, 27.07, Пн

День 9 (ч1)День 9 (ч2)Мост через р. Щучья – мост через р. Лонготъёган – мост через р. Лаптаёган – р. Харбей

Протяженность: 78 км.
Дорога: щебеночно-гравийный грейдер.

Утром проснулись поздно. Два дня болот нас сильно вымотали. Строители проснулись раньше, от моста доносится гул двигателей. Погода испортилась. Снаружи все тот же северный ветер прогоняет через нашу стоянку облачную изморось. Тот же дождь, только горизонтальный. Пасмурно, мрачно. По железной дороге курсирует дрезина. На мосту издает звуки один в один как в «Сталкере» Тарковского. Это еще добавляет мрачности обстановке. Удивительно, но даже в этих условиях умудряется летать комариное люфтваффе. Хитрые насекомые используют для полетов ветровую тень, которая образуется за человеком. Ходовые вещи с вечера мокрые. Учитывая перспективу грейдера, решаю ехать в кроссовках. Андрей лишен возможности выбора и уже второй день подряд идет в мокрых берцах. Чтобы не мочить лишний раз ноги, собираю техногенное коромысло из куска толстой стальной проволоки. Конструкция удачная… После завтрака я обнаруживаю поломку стойки своего велобагажника. Ремонтирую алюминиевой проволокой и скотчем. С противоположной стороны стойка тоже треснула и дышит на ладан. Отчищаем цепи WDшкой, я пробую подстроить переключатели.

Выдвигаемся поздно, в 13:50. К этому времени распогодилось, выглянуло солнце. У рабочих возле моста спрашиваем про магазин. Он недалеко, в оранжевых балках в паре километров отсюда. А вот с возможностями эвакуации в случае поломки – облом. Движение по трассе минимальное, машины может не быть несколько дней. Поезда на железке ходят в среднем, раз в сутки и останавливаются только на разъездах. А между разъездами по 40 километров. Для пешехода с грудой металлолома и рюкзаком за плечами это много. Надо чтобы техника не подвела.
Минут через 15 трассы своротка влево. Подъезжаем к балкам. Вагончики, включая магазин «Тундровик» заперты. Признаков жизни нет. На двери объявление: «Режим работы пн-пт 10-19, сб 10-15, обед 14-16». Времени по местному уже пятый час, вокруг ни души. После нескольких минут поисков, Андрей обнаруживает живой вагончик и извлекает оттуда хромающую даму, хранительницу магазина. Ассортимент для старых вахтовиков. Цены северные. Отовариваемся сахаром, сникерсами, химическим чаем в бутылке и пивом. Сникерсы схомячили не отходя от кассы, пиво отложили на бивак.

Через 15 минут выдвинулись обратно на трассу. Возле указателя на магазин обнаружили семейство ненцев, уже несколько дней добираются куда-то на север на попутках. Совсем нет машин, однако. Эти выглядят поцивильней лаборовских, ходят в национальных костюмах. Едем небыстро. Дорога идет вверх на перевал, и, к тому же, постепенно портится. Проехали немного, километра через 4 на очередном камне ломается другая стойка моего багажника. Алюминиевая проволока в качестве протеза не годится. Так был открыт цикл велоремонтов. В этот день последовательно сломались все четыре стойки моего багажника и две стойки багажника Андрея. Одну он сломал еще в начале нашего похода. Лишь одна стойка дотянула до конца в целости. Грейдер вытрясал последнюю душу из многострадальной техники. Все поломки устраняли, используя для протезирования куски рамки от моего багажника. Андрей свою посеял где-то в тундре. Получалось неплохо, за исключением последней поломки, когда проволока ушла глубоко в алюминиевую трубку и там застряла. Пришлось использовать еще один кусок рамки и дополнительно фиксировать соединение последней пластиковой стяжкой. Соединение, тем не менее, оказалось достаточно надежным и, однажды починенные и укрепленные скотчем, стойки продержались до конца похода. С переключателями мне повезло меньше. Накануне поставил сдуру RD-M760 с обратным ходом лапки, и пружина, забитая грязью, с трудом управлялась с перебрасыванием цепи на большие звезды. Манипуляции с настройкой натяжения тросика имели переменный успех. По-видимому, от тряски разболтались регулировочные винты. Но времени на тонкую настройку уже не было. Ехать можно было либо на очень больших передачах, либо на самой маленькой. На подъемах Андрей постоянно уезжал далеко вперед. А на спусках уносился вперед уже я, потому что у него не работали тормоза и ехать быстро было стремно. Приходится все время оглядываться и ждать друг друга. Багажники имеют свойство ломаться в момент максимального удаления от веломеханика. Пару раз пришлось возвращаться к застрявшему с очередной поломкой товарищу.

ПрерииДорога идет по высокой насыпи, местами подмытой талыми водами. Воды много. Обочины отслаиваются пластами. Пейзажи вокруг космические. Сзади постепенно пропадают в дымке суровые горы. Справа, на западе, за железнодорожным полотном и полосой тундры пологие холмы, спутники уральского хребта. Справа, на востоке, бескрайняя тундра – зелень, болота, озера, холмы. Впереди виден перевал и несколько вершин, которые дорога заботливо огибает, отклоняясь от бесконечной прямой. По обочинам то и дело попадается металлолом и иные следы пребывания людей. Мы пронеслись мимо компании мужичков, бодро разбиравших на запчасти вездеход. Человеческие постройки выглядят на этом фоне игрушечными, особенно издалека. Собранные из металлолома паровозы, таскающие два-три вагончика и ремонтные поезда бесподобны. В самом деле, земля атлантов…

Запасный выходПроезжаем полуразрушенный автомобильный мост через Халатальбей. Вместо бетонных плит – рассыпавшиеся в труху шпалы, уложенные вдоль. Ограждений по бокам нет. Рухнули сами, а может, какой-нибудь незадачливый водитель сыграл с этого моста в пропасть. Слева, для желающих, съезд к броду. мост через Железнодорожный мост теперь отдельный, но на автомобильном остались со времен совмещенной дороги рельсы. Встретили первую машину на трассе – нам на встречу движется грузовик. Смотрим как будет переезжать мост. Нервы у водителя крепкие, едет все по мосту, как ни в чем не бывало.

Дорога в вечной мерзлотеК 20:00 докрутили до моста через Лонготъёган. Река поменьше Щучьей, но мост все равно длинный. Место голое, для стоянок малопригодное. Съезжаем вниз для привала. Под мостом стоят две легковушки, людей нет. Заварили чаю. Думаем, как быть дальше. Время позднее, а путь неблизкий. Решаем ехать по крайней мере до Лаптаёгана – около 20 км – и действовать по обстоятельствам. При хорошем раскладе оставаться там, при плохом – крутить еще 20 км до плановой стоянки на Харбее.

Крутим на сгухеВыехали в 21:15. Потихоньку взяли пару небольших перевальчиков – после Лонготьёгана и Яршора. На Лаптаёгане были в 23:00, со стоянкой полный облом. Крохотный пятачок между автомобильным и ж/д мостами завален камнями, вокруг – болото. С горя точим банку сгухи и крутим дальше. Впрочем, это оказалось не так трудно. За Лаптаёганом последний существенный подъем на сегодня. Дальше можно катить вниз – до самого Харбея.

Нет ветра - есть жизньЗа перевалом природа резко меняется. Горы закрывают местность от ветра и тут появляется настоящая растительность – полноразмерные кусты, лиственницы. Дорога улучшилась и пошла вниз. Хотя в сумерках за ней приходится пристально следить, чтобы не налететь на гребенку или камень и не сломать хребет багажнику окончательно. Там и без того уже четыре костыля… Андрей едет медленно, его велосипед на спуске неуправляем. Впереди, как светоч, сияет радиовышка. На юго-востоке – непонятное светотехническое сооружение, четыре башни с огнями наверху. Предполагаем, что это Лабытнанги или Салехард, но засветки от города не видно.

В 00:40 докатили до своротки к Харбею, где собирались встать на ночлег. Место точно предсказано Гуглом. Судя по фотографиям, хорошее. Непонятна только перспектива с какой-то базой или дачей в конце пути, а также карьером. Но все получилось как нельзя лучше. Дорога плавно взобралась на холм и километра через полтора уперлась в карьер. А точнее в странное сооружение – насыпь трапециевидной формы с четырьмя раскрашенными покрышками по углам. Налево и вниз идет дорога к базе, ее строения хорошо видны сверху. Прямо – наезженный спуск к реке. Мы планировали расположиться чуть севернее, но тащиться через карьер уже не хотелось.

ХарбейРазведка показала, что место во всех отношениях зачетное. Наверху несколько неплохих стоянок. По-видимому, народ сюда выезжает отдыхать на автомобилях. Местные, либо строители. Сейчас нет ни души. Спуск воде довольно крутой и долгий. Внизу стоянка для водников. Харбей в этом месте прекрасен – живописный каньон, прозрачная синяя вода. вокруг лиственницы и мох. После тундры и пустынной дороги это все кажется нереальным. Возвращаемся к велосипедам. С ними идти вниз нет смысла, ставим лагерь наверху. Место тоже красивое, хотя за водой идти минут десять. Но можно совместить приятное с полезным и отснять заодно пороги и скалы. Лагерь поставили во втором часу ночи по Москве. Здесь же вот-вот рассветет. Комары, несмотря на ветер, присутствуют. Я разрываюсь между необходимостью следить за горелкой и пойти поснимать рассвет. В итоге каким-то образом удается сделать и то и другое… Рассвет на ХарбееУжин отшлифовали привезенным с Щучьей пивом. В таком месте не грех и раздавить баночку. Чай, наконец-то, с сахаром. Обычный кончился. Пьем купленный в Лаборовой каркаде с яблоками и шиповником. Напоминает компот, но прикольно. На душе спокойно, хотя до ближайшей станции — Обской — как минимум 50 км, которые еще надо проехать… Ложимся спать, когда солнце уже довольно высоко, в три часа по Москве. Ни ночью, ни утром никто так и не появился. Вообще за предыдущие сутки, не считая разъездов, мы встретили только пару машин. Обе шли на север. Попуток же не было вообще.

День 10. 28.07, Вт

День 10
стоянка р. Харбей – пос. Обская – Лабытнанги

Протяженность: 54 км + радиалка к паромной переправе 12 км. Ходовое время – 5 часов, на радиалку – 2 ч.
Дорога – гравийно-щебеночный грейдер, от Обской до Лабытнанги – асфальт 11 км.

Лагерь на ХарбееПроснулись часов в десять, вовсю светит солнце, но духоты нет. Дует сильный ветер. Как только вылезли из палатки, ее тут же сорвало и перевернуло. Вещи приходится чем-то придавливать. Несмотря на такие меры, периодически приходится отбегать за очередным улетевшим пакетом. Спускаемся к реке еще раз – за водой и на фотосессию, кашеварим. С нашей стоянки хорошо видна встроенная прямо в скалу турбаза, а может дача кого-то из местных шишек…

Скалы на ХарбееПосадочная площадка для НЛОСобираемся неспешно, нам надо попасть в Лабытнанги часам к шести по Москве. На случай поломок в запасе есть еще ночь. После завтрака пробую еще раз настроить задний переключатель. В этот раз получается лучше. Выехали в 13:20. Возле циклопической горки произошла небольшая задержка – Андрей вернулся осмотреть место стоянки, поскольку решил, что посеял там нож. Вернулся ни с чем. В 13:50 спустились обратно на трассу. На железке ремонтный поезд что-то творит с рельсами, поднимая тучу пыли. Метрах в 300 от своротки к Харбею – разъезд. Для нас это плохо, поскольку следующий будет теперь только в Обской. В случае чего, добираться придется пешком.

Мост через ХарбейОт выезда на трассу до моста через Харбей – около 5 километров. Пролетаем за 20 минут, дорога все время вниз. Здесь тоже хорошее место для стоянок. Живописные перекаты на Харбее. По берегам растут лиственницы. Есть возможность отъехать подальше от трассы. За Харбеем дорога опять поднимается в гору. За перевалом она почти прямая, огибает только одну гору за 10 км до Обской. Горки периодически попадаются на переезде очередной реки или ручья. На полпути к Обской появляется цивилизация, представленная несколькими щебеночными карьерами. Дорога ненадолго улучшается за счет мелкого гравия, однако в районе карьеров начинается гребенка. Ехать надо осторожно, на кочках велосипеды недовольно хрюкают. Последние несколько километров до Обской преодолеваем в пыли, в компании снующих в обе стороны самосвалов с щебнем. Возят его почему-то в обе стороны.

Дошли!На въезде в Обскую – часовня и указатель. До Москвы отсюда 2413 километров по железной дороге. Здесь мы были в половине пятого. Расстояние по треку – 36 км, прошли за 3 часа. Фотографируемся на память. В Обской цивилизация наступает окончательно. Появляется асфальт, а с ним и оживленное автомобильное движение. Половину поселка занимает промзона. Жилые постройки, в основном, барачного типа. Отводим душу у магазина. На остановке нам назойливо изливает душу отставной геолог, застрявший навеки в этих краях. Выезжаем в половине шестого. За час докрутили до вокзала в Лабытнанги. Заднее колесо ощутимо восьмерит – покрышка продрана на грейдере до мяса. Обод, несмотря на трещины, цел.

Лабытнанги – город контрастов. Есть пафосные здания турецкой постройки, есть бараки, есть лачуги. Архитектура вокзала подчеркивает суровость этих мест. Вокзал расположен на другом конце города, рядом с выездом на дамбу. Нашли его без особых проблем. Спасибо гуглу за наше счастливое детство. Наш поезд стоит на запасном пути. Проводники как раз приводят в порядок вагоны. За триста рублей с носа вписываемся на ночлег в свой вагон. Такое тут, похоже, обычное дело. Желающих хватает.

Обь. Переправа в СалехардОленей на переправе не меняют!Оставляем рюкзаки в вагоне, а сами совершаем радиалку до паромной переправы в Салехард, чтобы ощутить мощь великой химической реки Обь. Вода и в самом деле, чайного цвета. Но зато какой простор. Дорога по дамбе очень напоминает какой-то приморский город. Только холодно и воздух несоленый. Местные ловят рыбу на выходе из трубы под дамбой. Распределение рыбаков очень неравномерное. Все ловят здесь. На оставшихся пяти километрах нет никого. Способ ловли необычный – без наживки, ловят в отвес, дергая удилище без остановки. Похоже, цель состоит в том, чтобы просто подцепить рыбу. Иногда это получается сделать – вытаскивают рыбешек за жабры, плавники, хвост… Площадка возле трубы засыпана битым бутылочным стеклом. Север. Холодно.

Затариваемся в местном супермаркете продуктами на поезд. Цены на ходовую продукцию близки к московским. Только на даты производства надо пристально смотреть. Пока ждали друг друга возле магазина, к нам привязались по очереди два хмыря. Один – бичеватого вида оптимист из Коми. Другой скользкий тип с честными глазами. Пользуясь техническим превосходством, ретировались к вокзалу. Разобрали велосипеды и погрузили в вагон. В процессе упаковки велосипеда в чехол нашелся мой компьютер. Поезд отправился в 07:05 на следующее утро. В Москву прибыли без происшествий и жертв, в 4:55 31 июля.

Обские чайкиТак закончился наш первый заполярный велопоход. По-видимому, второй состоится не очень скоро, полученных впечатлений хватит надолго. Это один из тех случаев, которые вырабатывают правильное отношение к приключениям. Север требует крепости духа, грамотного планирования и подготовки. Но все равно он непредсказуем. Но нам в этот раз, можно сказать, повезло. Только морошки не попробовали. Вернее, попробовали, но уже в Котласе. Там она к этому времени уже сходила…

Обзорная карта маршрута


Просмотреть Полярный Урал 2009 на карте большего размера
Комментарии: Ваш комментарий:
2009-10-01 00:13:53 | plaksivaya_tryapka | E-Mail
Молодцы ребята! Я аж заскучал по Полярному уралу) Отдельное спасибо за хорошие фотки и подробный отчёт!



 
В тексте комментария возможно использование псевдо-тэгов [b], [i], [u].





   Главный редактор: Константин Бекетов; Программист: Andrew Jelly; Дизайн: Анна Годес;